Книга: 100 великих русских путешественников

Д.Л. Овцын: участник Великой Северной экспедиции

<<< Назад
Вперед >>>

Д.Л. Овцын: участник Великой Северной экспедиции

Исследователь побережья Северного Ледовитого океана Дмитрий Леонтьевич Овцын учился в Морской академии в Петербурге и окончил ее в 1726 г. Одним из учителей и воспитателей Овцына был А.И. Чириков.

14 мая 1725 г. «школьник Морской академии» Дмитрий Овцын вместе с группой соучеников пошел в свой первый дальний морской поход – к берегам Испании. 13 октября 1729 г. Овцына назначили адъютантом при Кронштадтском порте.

В январе 1733 г. Овцын был «написан в лейтенанты майорского ранга с назначением в Тобольскую экспедицию».

Зиму 1733/34 г. весь основной состав Великой Северной экспедиции провел в Тобольске, готовясь к продолжению трудного пути.

Овцын был назначен начальником отряда, которому поручалось произвести съемку побережья между устьями Оби и Енисея. Работы должны были выполняться на дубель-шлюпке «Тобол», построенной в Тобольске, на берегу Иртыша. Это было небольшое двухмачтовое судно.

В состав отряда Овцына входили двадцать два моряка, двадцать шесть конвойных солдат Тобольского и Енисейского полков под командой капрала, геодезист, рудознатец и иеромонах.

На Крайнем Севере, близ устья Оби, находились два небольших поселения – Березов и Обдорск. 2 июня «Тобол» бросил якорь против Березова, а уже 3 июня десять березовских казаков были посланы на большой казачьей лодке вниз по реке. Им было приказано достигнуть моря и там, у устья Обской губы, построить маяки для отряда Муравьева и Павлова, которые на двух кочах шли в устье Оби из Архангельска.

Сухим путем он послал другую партию казаков во главе с атаманом Лихачевым, чтобы они «следовали натуральною землею до устья губы, где оная в Северное море впала, и осмотреть вышеупомянутых архангелогородских судов».

7 июня 1734 г. «Тобол» снялся с якоря и «пошел в путь свой». Проводниками отряда были семь березовских казаков. Они хорошо знали путь по Оби до Обдорска, но дальше начинались извилистые, никем не изученные фарватеры огромной Обской губы. Никто не знал, как далеко простирается этот огромный залив.

Овцын продолжал пробиваться к северу, исследуя и нанося на карту оба берега Обской губы. Туманы, штормы, мели делали плавание тяжелым и опасным. Люди, не привыкшие к суровому приполярному климату, начали болеть. Овцын решил повернуть назад.

4 сентября, когда по Оби уже несло шугу, изрядно потрепанный непогодами «Тобол» подошел к Обдорску и стал на зимовку. Команда разместилась в четырех специально построенных избах, а Овцын с офицерами отправился в Березов.

В Березове, где Овцын провел зиму 1734/35 г., находилась семья князя Алексея Долгорукого. В свое время князья Долгорукие играли видную роль в Верховном тайном совете. В 1730 г., после смерти царя Петра II, семья Алексея Долгорукого была сослана в Сибирь – в Березов.

В конце марта Овцын вернулся в Обдорск. Ко времени вскрытия реки все было готово к плаванию, и 29 мая 1735 г. «Тобол» снялся с якоря.

Ледовые условия в Обской губе в этом году были крайне неблагоприятны. 10 июня «Тобол» оставил позади урочище Семиозерное в Обской губе, где еще в прошлом году был построен склад для хранения дополнительных запасов продовольствия, и стал пробираться среди льдов дальше на север. С большим трудом к 10 июля «Тобол» дошел до 68°40? северной широты. Здесь, у Тылова промысла, путь судну преградили сплошные льды.

Число больных с каждым днем увеличивалось и состояние их все более ухудшалось. Управлять судном было некому, так как сам Овцын был также болен и не мог подняться с постели

Созванный Овцыным консилиум решил повернуть назад.

Когда «Тобол» пришел к Семиозерному урочищу, распространение цинги прекратилось, и больные почувствовали себя лучше. Целебным оказалось новое средство, которое применил Овцын, – «питье топленой ели» (по-видимому, настой еловой хвои).

Благополучно приведя дубель-шлюпку в устье Оби, Овцын высадил на берег прапорщика Переводчикова с девятью солдатами и двумя ненцами-проводниками. Эта группа направлялась по берегу навстречу архангельским судам для постановки маяков. Встреченных на берегу ненцев со стадами оленей Овцын обязал сопровождать Переводчикова.

К 1 сентября 1735 г. «Тобол» бросил якорь у Березова. По инструкции Овцын должен был явиться в Петербург с отчетом о результатах своего двухлетнего плавания.



Плавания от устья Оби к устью Енисея и сухопутные маршруты отряда Д.Л. Овцына 1734–1737 гг.

7 октября Овцын прибыл в Тобольск. Отправив Берингу рапорт и ведомости, устроив на зимовку людей и поставив судно так, чтобы льды во время ледохода не могли повредить его, Овцын выехал в Петербург.

Много проектов вез он в Петербург, рассчитывая получить поддержку в Адмиралтейств-коллегии. Надежды Овцына оправдались. Коллегия, которой руководил в то время талантливый и образованный адмирал Н.Ф. Головин, одобрила его проекты.

Большое внимание Овцын уделял обеспечению успешных действий отряда в 1736 г. Ссылаясь на огромные размеры Обской губы, известные ему по исследованиям, проведенным его отрядом, он указывал на необходимость иметь второе мореходное судно.

Все предложения Овцына были приняты. Адмиралтейств-коллегия постановила построить в Тобольске бот восемнадцати метров длиной.

В конце января 1736 г. Овцын в сопровождении вновь принятых в отряд Василия Паренаго и штурмана Федора Минина выехал из Петербурга через Москву в Тобольск.

Овцын не хотел упускать навигационный период и, оставив старшего штурмана Кошелева и ботового мастера Дм. Скобельцына наблюдать за достройкой и спуском нового бота, 23 мая 1736 г. вышел в плавание на дубель-шлюпке «Тобол».

Придя в Березов, Овцын снова разослал береговые партии с проводниками-ненцами. На «Тобол» и сопровождавшие его дощаники Овцын взял целый отряд березовских казаков. Часть их была высажена 3 июля на левый берег Обской губы с заданием устроить и содержать на северной оконечности полуострова Ямал маяк для судов западного отряда и еще два маяка: в 200 и 300 верстах к западу от первого. Казаки получили легкие лодки, на которых они должны были исследовать остров Белый, лежащий против Ямала, и пролив, отделяющий этот остров от материка.

По левому же берегу Обской губы еще зимой была послана одна группа во главе с казачьим десятником Петром Лапотниковым. Эта группа, снабженная чумами и всем необходимым снаряжением, должна была в случае крушения «Тобола» или вынужденной зимовки оказать помощь Овцыну. По правому берегу в наиболее опасных местах Овцын также устроил три маяка, оставив при каждом из них по шести казаков.

Сам Овцын 8 июля пошел от Семиозерного магазина на север. За «Тоболом» следовал дощаник с продовольствием. Овцын хотел провести его как можно дальше на север и основать еще один запасной склад.

К 15 августа, когда «Тобол» находился в 650–700 км от Семиозерного магазина, льды окончательно преградили путь кораблю. На консилиуме было решено повернуть назад.

Обратный путь также был связан с немалым риском. 25 сентября 1736 г. «Тобол» пришел в Обдорск и стал на зимовку. Нового бота в Обдорске все еще не было.

В ноябре Овцын приехал в Березов. В эту зиму он также послал две сухопутные партии казаков по правому берегу Оби.

Овцын вернулся в Обдорск, где встретился с начальником западного отряда С.Г. Малыгиным и его людьми, приехавшими сюда на оленях с места зимней стоянки судов на реке Каре. В Обдорске не хватало запасов продовольствия и помещений, и Овцын со своим отрядом зазимовал в Березове.

Весной 1737 г. Овцын снова начал собираться в путь. 5 июня пришел наконец новый бот «Обь-Почтальон» под командой Ивана Кошелева, и вскоре оба судна покинули Березов.

Плавание 1737 г. было удачнее всех прежних. Льдов в Обской губе было меньше. Встречные ветры мало мешали продвижению судов. «Тобол» сильно отставал от более быстроходного нового бота. Пройдя Семиозерный магазин, Овцын 12 июля перешел на бот, передав командование «Тоболом» Кошелеву.

Льды больше не мешали походу, и 31 августа 1737 г. отряд, сделав обстоятельную опись морского побережья, благополучно вошел в устье Енисея.

Дело, порученное Овцыну, было успешно завершено. С чистой совестью он мог считать свою задачу выполненной. Но Овцын только сейчас почувствовал себя по-настоящему готовым к серьезной исследовательской работе на Севере.

Овцын надеялся, что Н.Ф. Головин поддержит его. Ему очень хотелось самому пойти в это плавание, но 20 мая 1738 г. он получил предписание явиться в Петербург с журналами и картами для отчета.

Овцын тщательно готовился к докладу в Адмиралтейств-коллегии, уверенный, что ему разрешат довести до конца исследования, начатые им по собственной инициативе.

13 сентября 1738 г. Овцын и его спутники добрались до почтового двора в Тобольске. Здесь Овцын предъявил свою подорожную, а через несколько минут в горницу вошел офицер с солдатами и объявил Овцыну, что он арестован по указу Тайной канцелярии.

Тобольск был переполнен арестованными по делу князей Долгоруких. Овцына обвиняли в дружбе с Долгорукими, в том, что он бывал у них на дому, встречался в церкви. Долгорукие обвинялись в «злых и вредительных словах» против Анны Иоанновны.

Между тем в политической обстановке России за время плавания «Св. Петра» произошли большие изменения. В 1740 г. умерла Анна Иоанновна. В 1741 г. в результате дворцового переворота на престол взошла дочь Петра I Елизавета Петровна. Многие лица, бывшие в опале при прежних правителях, получили прощение. В числе их был и Овцын. Он был восстановлен в офицерском чине и послан в распоряжение Шпанберга, командовавшего южным отрядом тихоокеанской группы кораблей.

Но применить свои незаурядные способности и энергию Овцыну больше не пришлось. Царским указом работы экспедиции Беринга – Чирикова были прекращены.

По возвращении в Петербург в 1742 г. Д.Л. Овцын вышел в отставку, но затем вернулся во флот и в 1745 г. был назначен командиром яхты «Транспорт Анна» в том же чине лейтенанта, в котором он начинал свою деятельность в Великой Северной экспедиции двенадцать лет назад. В следующем году Овцын командовал пакетботом «Меркуриус», совершавшим почтовые рейсы между Кронштадтом и Любеком, а затем плавал в Копенгаген.

Только в ноябре 1749 г. Дмитрий Леонтьевич Овцын был наконец отмечен за участие в Великой Северной экспедиции и произведен в капитаны 2-го ранга. В 1751 г. Овцын командовал кораблем «Исаакий», а в 1752 г. – кораблем «Москва». В 1757 г., находясь на корабле «Полтава», во время боевых операций флота он исполнял должность оберштеркригскомиссара. В этом же году, 25 июля, Дмитрий Леонтьевич был по болезни переведен на госпитальное судно и в августе 1757 г. умер.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 4.848. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз