Книга: 100 великих русских путешественников

В.М. Головнин: патриот Дальнего Востока

<<< Назад
Вперед >>>

В.М. Головнин: патриот Дальнего Востока

Имя Василия Михайловича Головнина, отважного мореплавателя, талантливого ученого, одаренного писателя, крупного военно-морского теоретика, занимает почетное место в ряду прогрессивных деятелей России первой половины XIX в. Его кругосветные экспедиции, многочисленные научные труды умножили славу русского народа. Головнин много сделал для различных областей отечественной науки. Особенно велики его заслуги в деле изучения и освоения Дальнего Востока.

Василий Михайлович Головнин родился 8 апреля 1776 г. в небогатой дворянской семье, в Рязанской губернии. Предки его прославились в многочисленных войнах, отражая нашествия татар, литовцев, поляков, немецких псов-рыцарей на русскую землю. Желая, чтобы и сын служил в армии, родители зачислили его в Преображенский полк. Девяти лет он остался круглым сиротой, а спустя три года близкие родственники определили его в Морской кадетский корпус.

Учился он хорошо. Все свободное время посвящал он чтению; книги о путешествиях знаменитых мореплавателей, о великих географических открытиях, о диковинных заморских землях стали лучшими друзьями юного Головнина, и в душе его разгоралось влечение к дальним плаваниям в океанских просторах.

Четырнадцати лет Головнина произвели в гардемарины. На корабле «Не тронь меня» он в 1790 г. участвовал в трех морских сражениях против шведов и вернулся в корпус с боевой наградой – Золотой медалью за отвагу.

Через три года Головнин окончил Морской кадетский корпус и был произведен в мичманы. С первых же дней службы он постоянно находился в плаваниях.

В 1802 г. двенадцать наиболее способных и подготовленных офицеров флота отправились в Англию для ознакомления с постановкой морского дела за границей; в числе их был и лейтенант Головнин. Три года он плавал на английских военных кораблях, побывал в Вест-Индии, участвовал в блокаде Тулона и Кадиса.

На родину он возвратился в 1806 г. и привез составленные им «Сравнительные замечания о состоянии английского и русского флотов» и «Свод военных морских сигналов для ночного и дневного времени», которыми в русском флоте пользовались в течение двадцати пяти лет.

Вскоре его назначили в кругосветное плавание; предстояло провести гидрографические исследования в северной части Тихого океана, побывать у берегов Русской Америки.

Из обыкновенного транспорта умелые русские судостроители построили военный корабль – шлюп «Диана», военный трехмачтовый корабль. 25 июля 1807 г. «Диана» под командованием В.М. Головнина снялась с якоря.

Экипаж шлюпа, подобранный самим командиром, состоял из пятидесяти пяти матросов, семи офицеров, трех гардемаринов и одного штурманского ученика. Помощником капитана был назначен капитан-лейтенант П.И. Рикорд, с которым Василия Михайловича связывала искренняя дружба.

Утром 7 августа «Диана» бросила якорь на рейде Копенгагена. 6 сентября «Диана» вошла в Портсмут, где предстояло закупить свежий провиант, водку, ром и свинец.

После двухмесячной стоянки в Портсмуте «Диана» покинула порт и взяла курс к восточному берегу Южной Америки. На корабле установился образцовый порядок, чистота. Офицеры внимательно следили за состоянием здоровья матросов, их питанием, соблюдением режима дня. Благодаря этому на «Диане» в течение всего плавания почти не было больных. На заботу Головнина матросы отвечали добросовестной службой, командира уважали и любили.

9 января 1808 г. «Диана» бросила якорь в обширной гавани острова Св. Екатерины, у берегов Бразилии. Пока на корабле производился небольшой ремонт, Головнин определил координаты острова, сделал подробное описание гавани и укреплений крепости, находившихся в крайне запущенном состоянии, измерил глубины рейда.

От острова Св. Екатерины «Диана» направилась к южной оконечности Южной Америки и, обогнув мыс Горн, 12 февраля вошла в воды Тихого океана. Тихий океан встретил русских моряков неприветливо. В течение двух недель бушевал шторм.

Головнин решил держаться вблизи мыса Горн в ожидании благоприятного ветра. Штормы свирепствовали с прежней силой, и шлюп нисколько не продвигался вперед.

Лекарь доложил Головнину, что у многих матросов появились признаки цинги. Жестокая борьба со стихией и болезнь матросов побудили Головнина изменить курс и пойти более длинным, но не столь опасным путем – к мысу Доброй Надежды.

18 апреля 1808 г. русские моряки увидели берега Южной Африки, а 21 апреля «Диана» вошла в бухту Симонстаун в Капской колонии, которая находилась во власти англичан.

Не считаясь с тем, что «Диана» имела разрешение английского правительства на проведение научных исследований, командующий английской эскадрой задержал русский корабль.

Но вот 19 мая 1809 г. подул сильный северо-западный ветер. Как только наступили сумерки, на «Диане» поставили штормовые паруса, и судно снялось с якоря. «Диана» взяла курс на Камчатку. Пятьдесят один день шла она по бурному океану, борясь со штормами и встречными ветрами. Наконец на рассвете 25 июля мореплаватели увидели землю. Это был остров Тана – один из островов Новогебридского архипелага.

Утром следующего дня Головнин решил войти в порт Резолюшн, чтобы пополнить запасы пресной воды и продовольствия. Подойдя к острову, мореплаватели заметили толпы местных жителей, собравшихся на берегу. Некоторые из жителей острова держали в руках зеленые ветки – знак мира и дружбы. Русские моряки жестами приглашали их к себе на корабль, но островитяне, испытавшие жестокость французских колонизаторов, не рисковали приблизиться к белым людям.

С небольшой группой моряков командир «Дианы» отправился на берег. Островитяне охотно отдавали плоды в обмен на гвозди, топоры и всевозможные украшения, вроде бисера, помогали русским переносить дрова и бочонки с водой к берегу.

31 июля приготовления к дальнейшему плаванию были закончены и «Диана» снялась с якоря.

Плавание «Дианы» продолжалось. Головнин записывал все, что наблюдал, в журнал. Его журнал содержит множество сведений, представляющих интерес для различных областей науки.

В полдень 23 сентября 1809 г. русские моряки, к великой своей радости, увидели на горизонте берега Камчатки. Спустя два дня «Диана» вошла в Петропавловскую гавань. В.М. Головнин узнал о награждении его двумя орденами: боевым орденом Св. Георгия – «за осьмнадцать морских кампаний» и орденом Св. Владимира – «за благополучное совершение многотрудного путешествия».

Вскоре он получил новое задание – произвести исследования Камчатского полуострова.

Два года провел Василий Михайлович на далекой окраине России. С присущей ему энергией и увлечением Головнин отдался изучению Камчатки. Он собирал обильный материал о флоре и фауне края, о населяющих его народностях, их быте и нравах. В отличие от многих западноевропейских путешественников, презиравших «туземцев», Василий Михайлович с симпатией относился к местному населению.

Весной 1810 г. Головнин отправился с экспедицией к русским владениям, находившимся на северо-западе Американского материка. Годом позже он получил новое поручение: описать Алеутские, Шантарские, Курильские острова и Татарский берег (Приморье).

В течение нескольких месяцев Головнин исследовал острова Курильской гряды, отделяющей Охотское море от Тихого океана.

Головнин отметил здесь исключительно важное влияние русской культуры. Курильцы (или айны) восприняли у русских бытовые навыки, многие знали русский язык.

Курильцы, считавшие себя подданными России, восторженно встречали отважных русских мореплавателей. Жители острова Расшуа имели об этом особую грамоту, полученную в конце XVIII в. Наши моряки делились с курильцами порохом, в котором нуждались охотники, табаком, чаем, кожей.

Постоянные ветры и густые туманы помешали «Диане» войти в пролив. Более двух недель шлюп лавировал у островов Итуруп, Кунашир и Шикотан, которые то показывались на горизонте, то вновь заволакивались туманом. Лишь вечером 4 июля «Диана» подошла к острову Кунашир, на котором жили японцы.

Семь моряков во главе с В.М. Головниным отправились на берег. Японцы встретили их с притворной вежливостью, любезно пригласили в крепость и здесь внезапно напали на невооруженных русских. Василий Михайлович, мичман Мур, штурман Хлебников, четыре матроса и курилец Алексей оказались в плену. Под усиленным конвоем их отправили в г. Хакодате на острове Хоккайдо и заключили в тюрьму. Русские моряки стойко переносили одиночество, голод, истязания.



В.М. Головнин. С портрета XIX в.

Тем временем капитан-лейтенант Рикорд, принявший командование «Дианой», делал все возможное, чтобы вызволить товарищей из плена. Намереваясь повести переговоры об их освобождении, он направился к японскому берегу. Но как только «Диана» приблизилась на расстояние пушечного выстрела, японцы открыли огонь по кораблю из береговых батарей. Метким ответным огнем с «Дианы» одна японская батарея была подавлена.

Попытка начать переговоры и узнать о судьбе товарищей не удалась. С тяжелым сердцем Рикорд принял решение итти в Охотск. Весь экипаж глубоко переживал участь друзей и своего командира.

Моряки «Дианы» строго выполняли правила, введенные Головниным на корабле. В конце июля шлюп прибыл в Охотск, а в сентябре того же 1811 г. Рикорд выехал в Иркутск, намереваясь оттуда добраться до Петербурга. Иркутский губернатор сообщил ему, что в Петербурге решается вопрос об организации экспедиции для освобождения моряков из японского плена.

Вернувшись весною 1812 г. в Охотск, Рикорд начал спешно готовиться к плаванию. Kpoмe того, экспедиции были приданы бриг «Зотик» и транспорт «Павел»; этими судами командовали офицеры с «Дианы».

22 июля 1812 г. «Диана» и «Зотик» двинулись к Кунаширу. На подходе к нему русские моряки встретили торговое судно японского купца. Он рассказал, что русские пленники живы и находятся в городе Матсмае.

Попытки Рикорда начать переговоры с властями Матсмая успеха не имели. Зная о вторжении армии Наполеона в Россию, японцы держали себя нагло и резко отвергли предложение о переговорах.

Ничего не добившись, Рикорд возвратился на Камчатку. Проходя проливом между островами Райкоке и Матуа, который еще не был обозначен на картах, Рикорд назвал его именем Головнина.

Миновал еще год. Рикорд снова подошел к Кунаширу. На этот раз японцы оказались куда более сговорчивыми и предупредительными. Лишь позднее стала понятна причина этой внезапной перемены отношения: весть о победе русских войск и разгроме полчищ Наполеона долетела и до Страны восходящего солнца.

1 октября 1813 г. Головнин и его товарищи, более двух лет томившиеся в тяжелой неволе, были наконец вызволены из плена.

Записки В.М. Головнина «В японском плену», опубликованные в 1819 г., были переведены почти на все европейские языки. За время плена Головнин сумел собрать и обобщить богатейшие материалы по истории Японии, ее социальному и политическому строю. Он рассказал о нравах и обычаях японцев, их своеобразной культуре. Это был первый обстоятельный труд по истории Японии.

В июле 1814 г. Василий Михайлович вернулся в Петербург. Спустя два года он был назначен начальником кругосветной экспедиции на шлюпе «Камчатка», в задачи которой входило: обследование русских владений в Северной Америке; определение географического положения островов, координаты которых еще не были определены астрономически.

Головнин придавал этому дальнему плаванию особое значение и начал деятельно к нему готовиться.

26 августа 1817 г. Головнин на шлюпе «Камчатка» вышел в кругосветное плавание. Шлюп в три раза превышал водоизмещение шлюпа «Диана». Экипаж состоял из 130 человек. В числе молодых офицеров находились будущие славные исследователи Ф.П. Врангель, Ф.П. Литке, Ф.Ф. Матюшкин.

Для более глубокого и всестороннего изучения стран, которые предстояло посетить русским морякам, Головнин решил взять в дальнее плавание художника Тихонова.

23 октября корабль достиг экватора. На семьдесят первый день плавания «Камчатка» прибыла в Рио-де-Жанейро. Головнин собрал много ценных сведений по истории Бразилии, страны, ограбленной английскими колонизаторами.

В мае 1818 г. экспедиция прибыла на Камчатку. Начальником Камчатской области был в то время давнишний друг В.М. Головнина – П.И. Рикорд, много сделавший для освоения далекой окраины русской земли.

Головнин занялся определением географических координат некоторых островов Алеутской гряды и прошел вдоль нее курсом, которым еще не плавал ни один из его предшественников.

В июне «Камчатка» вошла в Павловскую гавань на остров Кадьяк. За девять дней пребывания на этом острове исследователь составил обстоятельную карту Чиниатского залива. Имея поручение обследовать деятельность Российско-американской компании, Головнин вскрыл злоупотребления местных администраторов. В его «Записке о состоянии Российско-американской компании» содержится большой материал о местном населении, его занятиях, быте, нравах.

Во второй половине августа «Камчатка» отправилась к берегам Калифорнии. Головнин посетил поселок и крепость Росс, над которой реял флаг Российско-американской компании.

Исследователь обстоятельно описал Калифорнию, ее природные богатства, климатические условия, социальный строй. Он отмечал изобретательность и исключительное трудолюбие индейцев. В одной миссии русские моряки встретили много индейских музыкантов и певчих.

В октябре «Камчатка» направилась к Гавайским островам. Встречаясь с гавайцами, Головнин был прост и внимателен и пользовался у них расположением.

В 1821 г. капитан-командор Головнин был назначен помощником директора Морского корпуса. На новом посту он проявил исключительную заботу о подготовке высококвалифицированных морских офицеров.

В 1823 г. В.М. Головнин стал генерал-интендантом флота; в его ведении находились все верфи и береговые здания Адмиралтейства. И на этом поприще он также отдавал все свои силы и огромный опыт строительству флота на Балтийском и Белом морях. Обладая глубокими познаниями в различных областях военно-морского дела, он лично наблюдал за постройкой и вооружением кораблей.

В 1827 г. в подчинение Головнина были переданы Кораблестроительный, Комиссариатский и Артиллерийский департаменты. Все свои силы Василий Михайлович отдавал укреплению отечественного флота; в течение семи лет на балтийских и архангельских верфях было построено двадцать шесть линейных кораблей, двадцать шесть фрегатов и множество мелких судов. Многие из этих кораблей покрыли себя неувядаемой славой в Наваринском и Синопском сражениях.

В.М. Головнин умер в чине вице-адмирала летом 1831 г. Всю свою жизнь Василий Михайлович посвятил служению своему народу, возвышению и укреплению военно-морских сил России.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 7.362. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз