Книга: 100 великих русских путешественников

Г.Я. Седов: одержимый Северным полюсом

<<< Назад
Вперед >>>

Г.Я. Седов: одержимый Северным полюсом

Георгий Яковлевич Седов отдал всю свою жизнь и все свои силы изучению и завоеванию Арктики. Это был человек большой научной страсти, исключительной выносливости и смелости. Преодолевая неимоверные трудности, на скудные средства, собранные частным порядком, он провел важные исследования на Новой Земле и трагически погиб на пути к Северному полюсу.

Георгий Седов родился 20 февраля 1877 г. на берегу Азовского моря, на хуторе Кривая Коса, в семье рыбака. В детстве Г.Я. Седов помогал отцу в промысле и рано узнал море и опасности, связанные с ним. Только четырнадцати лет Г.Я. Седову удалось поступить в начальную трехклассную школу, которую он окончил в два года, обнаружив большие способности к учению.

Восемнадцати лет от роду ему удалось поступить в Ростове-на-Дону в мореходное училище и через три года успешно окончить его (в 1898 г.). Потом Г.Я. Седов плавал капитаном на небольших судах по Черному и Средиземному морям. В 1901 г. он блестяще сдал экстерном экзамен за курс Морского корпуса. В следующем году Г.Я. Седов был «определен в службу с зачислением по адмиралтейству». С тех пор он до самой смерти занимался исследованием и нанесением на карту различных вод, морей, островов на севере, северо-востоке, Дальнем Востоке, на юге.

В апреле 1902 г. Г.Я. Седов был назначен помощником начальника гидрографической экспедиции на судно «Пахтусов», снаряженное в Архангельске для исследования северных морей. На этом судне Седов плавал в 1902 и 1903 гг., производя съемку и описания берегов Новой Земли. В 1904 г. он был назначен в Амурскую речную флотилию и охранял вход в Амур от японцев. По окончании войны с Японией Г.Я. Седов два года служил во флоте на Тихом океане. В 1909 г. он произвел большие научные исследования в районе устья Колымы: проделал промеры, составил карты, исследовал первый (морской) и второй (речной) бары (наносные мели в устье реки). Оказалось, что река выдвигает песчаную насыпь морского бара все дальше в океан, в среднем на 100 метров в год. Г.Я. Седов выяснил возможность плавания морских судов в этой части Ледовитого океана.



Г.Я. Седов. Фото начала XX в.

В 1910 г. возник русский промышленный поселок в Крестовом заливе на Новой Земле. В связи с этим появилась необходимость гидрографического изучения залива, чтобы организовать возможность заходить в него почтовым пароходам и другим судам. Для производства описи и промера Крестового залива был командирован Г.Я. Седов. Он дал общее географическое описание Крестовой губы (залива), на северном берегу ее был измерен базис. Съемка всего берега губы на протяжении свыше 30 км производилась мензулой, в масштабе 1: 42 000. Беспрерывно производились метеорологические и гидрологические наблюдения. Была доказана пригодность Новой Земли для заселения.

Обе экспедиции – на Колыму и губу Крестовую – дали ряд новых географических данных, по которым были значительно изменены и уточнены географические карты исследованных Седовым районов.

Кроме проведения этих экспедиций Г.Я. Седов занимался также картированием побережья Каспия. Он стал профессионалом-гидрографом и накопил большой личный опыт исследования морей, преимущественно арктических.

Уже в 1903 г., во время плавания на судне «Пахтусов», у Г.Я. Седова возникла мысль о путешествии к Северному полюсу. В последующие годы эта мысль превратилась во всепоглощающую страсть. В то время американцы, норвежцы и представители других стран состязались в достижении Северного полюса. Г.Я. Седов всеми доступными способами доказывал, что в исследованиях Арктики должны принять деятельное участие и русские.

Однако Совет министров в деньгах отказал, а план Седова осудил.

Вопреки решению правительства, несмотря на враждебность сослуживцев, Г.Я. Седов принялся за снаряжение экспедиции.

Наконец, экспедиция в августе 1912 г. на судне «Святой великомученик Фока» вышла из Архангельска к полюсу. Седов предполагал еще в этом же году попасть на Землю Франца-Иосифа. Но опоздание с выходом и особенно тяжелые ледовые условия в Баренцевом море заставили экспедицию зимовать на Новой Земле.

Зимовка значительно истощила материальные ресурсы и утомила людей. Но это время Седов использовал для важнейших научных исследований. В бухте Фоки, где зимовала экспедиция, производились регулярные научные наблюдения. Были совершены поездки на ближайшие острова, мыс Литке, описан северо-восточный берег Новой Земли. Седов сам прошел в 63 дня с места зимовки «Фоки» около Панкратьева полуострова, вдоль берега до мыса Желания и далее до мыса Виссингер (Флиссингер) – Гофт, в оба конца, около 700 км.

Карта, составленная Г.Я. Седовым, обнаружила значительные неточности прежних карт, достигающие в некоторых пунктах 15 км. Он впервые обогнул на санях северную оконечность северного острова Новая Земля, а его спутники Визе и Павлов первыми пересекли остров по 76° с. ш. Исследования проводились согласно подробной письменной инструкции Г.Я. Седова, в которой была четко определена цель экспедиции и указаны способы достижения этой цели.

Участники экспедиции геолог Павлов и Визе блестяще выполнили задание Седова. Они выяснили географию внутренней части Новой Земли в области сплошного оледенения. От бухты Св. Фоки до Карской стороны они прошли вместе, а обратный путь – раздельно. Об итогах зимовки на Новой Земле Седов в своем дневнике отметил, что экспедиция сделала большую научную работу по многим отраслям науки.

Лишь в сентябре 1913 г. «Фока» освободился от сковывающих его льдов. На судне почти не было топлива. Ледяные поля могли затереть судно, разбить его или унести. Седов решил идти к Земле Франца-Иосифа. У берегов Земли Франца-Иосифа «Фоку» опять затерло льдом. Для зимовки была выбрана бухта, которую Седов назвал Тихой.

Вторая зимовка экспедиции Г.Я. Седова проходила в очень трудных условиях. Среди участников экспедиции появилась цинга. Седов из жизнерадостного и блестящего остроумием человека превратился в молчаливого и сосредоточенного. Он стал часто болеть. Но сохранились его упорство и упрямая мечта достигнуть полюса.

15 февраля 1914 г. Седов из бухты Тихой отправился в поход к Северному полюсу. Его добровольно сопровождали два матроса: двадцатилетний Александр Иванович Пустошный и двадцатишестилетний Григорий Григорьевич Линник. Начальник был болен. Он задыхался от кашля, часто терял сознание. Этот поход был вызван отчаянием. Из Петербурга ничего не прислали, хотя письма Г.Я. Седова с Новой Земли были получены. Все надежды рушились. Г.Я. Седов прошел пешком к полюсу около 2000 км. В последние дни он уже не мог идти, а сидел привязанным на нартах, чтобы не упасть. Хотя Георгий Яковлевич уже видел безвыходность своего положения и в забытьи иногда говорил: «все пропало», однако возвращаться назад не хотел.

Георгий Яковлевич Седов скончался 5 марта 1914 г., немного не дойдя до острова Рудольфа – самого северного из островов архипелага Франца-Иосифа. Тело Г.Я. Седова похоронено на острове Рудольфа. Здесь теперь построена российская полярная станция-база. Отсюда стартовали на Северный полюс папанинцы.

Похоронив начальника, Линник и Пустотный, преодолевая большие трудности, прибыли на «Фоку». Члены экспедиции совершили научные поездки по островам Земли Франца-Иосифа. В конце июля «Фока» покинул бухту Тихую, а через месяц пришел в Архангельск.

Во время экспедиции Г.Я. Седова в Петербурге и за границей много писали и говорили о необходимости оказать помощь русским полярным экспедициям – Седова, Брусилова и Русанова. Решительно об этом высказалась руководитель Русского географического общества П.П. Семенов-Тян-Шанский, известный полярник Фритьоф Нансен и др.

Но вернувшиеся на родину участники экспедиции Седова были встречены неприветливо и даже враждебно. После долгих мытарств матросы подали на имя царя телеграмму, в которой писали: «Много лишений и невзгод нам пришлось перенести вследствие недостаточного оборудования экспедиции. Чаша испытаний переполнилась, когда наш дорогой начальник, настойчиво преследуя свою заветную мечту водрузить русский флаг на Северном полюсе, погиб смертью идейного мученика. Вместо отдыха на родине нас ждало горькое разочарование: нас бросили на произвол судьбы на полуразрушенном экспедиционном судне без гроша денег…»

Такое же отношение царское правительство проявило и по отношению к семье трагически погибшего героя-полярника.

В Гидрографическом управлении Морского министерства не предприняли реальных шагов к обработке и опубликованию собранных экспедицией Седова научных материалов.

Г.Я. Седов составил две карты Новой Земли. По своему качеству они стоят несравненно выше всех предыдущих и сильно изменили представление об очертаниях исследованных берегов.

Метеорологические станции экспедиции Седова в бухте Фоки на Новой Земле и в бухте Тихой на Земле Франца-Иосифа доставили весьма ценные материалы по изучению атмосферного режима столь редко посещаемых областей. Ежечасно в бухтах Фоки и Тихой производились наблюдения над приливами и отливами. Эти данные дали возможность осветить вопрос о распространении приливных волн у берегов Новой Земли и Земли Франца-Иосифа, а также определить элементы приливно-отливной волны. Во все время плавания производились наблюдения над температурой моря на разных глубинах, над прозрачностью и делались промеры. Велись систематические наблюдения над северными сияниями. Многие из сияний зарисовал участник экспедиции Седова Н.В. Пинегин.

Одновременно с экспедицией Седова отправились на север еще две русские экспедиции – Русанова и Брусилова. Участники обеих этих экспедиций погибли. Экспедиция Седова – единственная, давшая значительные научные результаты.

Только после 1917 г. были опубликованы научные результаты экспедиции Г.Я. Седова. Имя его получило широкую известность. Советские полярники успешно продолжали работы, начатые мужественным сыном азовского рыбака, по исследованию Арктики.

В 1929 г. ледокол «Седов» доставил на Землю Франца-Иосифа зимовщиков, полярников, поселившихся в бухте Тихой, в которой зимовало судно Г.Я. Седова «Фока».

В 1990 г. в поселке Седово был открыт музей Г.Я. Седова, в котором представлены материалы о подготовке и проведении экспедиции к Северному полюсу под руководством Седова в 1912–1914 гг., а также об экспедициях Седова на Колыму в 1909 г. и Каспий в 1911 г.

В музее хранятся оригинальные экспонаты со «Святого Фоки» – части обшивки корабля, совковая лопата, найденная на месте гибели Г.Я. Седова на острове Рудольфа, части фотоаппарата и бритва, принадлежавшие участнику экспедиции художнику Н.В. Пинегину.

В 1929 г. экспедиция Отто Юльевича Шмидта поставила на острове Рудольфа памятную доску. На месте предполагаемого захоронения Седова экипаж дизель-электрохода «Обь» установил столб, на котором в верхней части написано «Седов», а ниже по окружности идет надпись «Экспедиция на «Седове». На мысе Бророк (юго-запад острова Рудольфа) на толстом деревянном брусе закреплена памятная доска с надписью: «Expedition Leut. Sedov 1912–1914 гг.». В 1934 г. советская гидрографическая экспедиция на ледоколе «Малыгин» установила на острове Рудольфа знак в память об экспедиции Г.Я. Седова.

В 1938 г. зимовщики полярной станции на острове Рудольфа нашли на мысе Аук флагшток и флаг, которые Георгий Яковлевич мечтал установить на Северном полюсе. На медном кольце древка была надпись латиницей «Sedov Pol. Exped. 1914». Это древко в 1977 г. было установлено на Северном полюсе участниками похода атомного ледокола «Арктика».

В 1977 г. на скалистом островке около мыса Столбовой был установлен памятный знак в честь гидрографической экспедиции Г.Я. Седова, который представляет собой металлическое сооружение высотой около 3 м. Седову установлены памятники в Ростове-на-Дону и Седове. Памятник в Ростове-на-Дону представляет собой бронзовый бюст на высоком постаменте из белого мрамора. Седов изображен во время полярной экспедиции, из овального башлыка выглядывает мужественное изнуренное лицо со строгими глазами, излучающими веру в свое дело.

(По материалам NPLit.Ru: Библиотека юного исследователя)

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.544. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз