Книга: 100 великих русских путешественников

П.И. Козлов: наследник и преемник Пржевальского

<<< Назад
Вперед >>>

П.И. Козлов: наследник и преемник Пржевальского

19-летний Петр Козлов сидел на крыльце избы, смотрел на далекие звезды и думал… Он думал о своей бедности, которая заставила его уехать от родной семьи сюда, в местечко Слободу Смоленской губернии, ради куска хлеба. Он жалел о том, что по окончании четырех классов начальной школы ему не удалось учиться дальше. А к учебе его постоянно тянуло: книги были его лучшими друзьями. Особенно он увлекался рассказами о путешествиях.

В то время (в восьмидесятых годах XIX в.) русский путешественник Пржевальский уже имел мировую славу. Газеты и журналы были полны статьями о нем. Козлов жадно перечитывал их, всматривался в портреты Пржевальского, и образ великого путешественника казался ему как будто давно знакомым.



Е.П. Ковалевский. Фото XIX в.

Случайно оглянувшись, Козлов застыл от удивления: перед ним стоял сам Пржевальский. Он сразу узнал его по могучей фигуре и знакомым по портретам чертам. Пржевальский, уроженец той же Смоленской губернии, приехал в Слободу покупать облюбованный им тихий уголок, чтобы спокойно писать здесь свои книги. В это время он совершал вечернюю прогулку.

– О чем вы так глубоко задумались, что даже не слышали, как я подошел к вам? – спросил Пржевальский.

– Я думал о том, что в далеком Тибете эти звезды должны казаться еще ярче, чем здесь, а мне никогда не придется любоваться ими с тех далеких пустынных высот…

Пржевальский помолчал немного и тихо сказал:

– Так вот о чем вы думаете, юноша. Зайдите ко мне. Я хочу поговорить с вами.

Эта встреча решила будущую сульбу Козлова.

«Тот день я никогда не забуду, – вспоминал Козлов, – тот день стал для меня из знаменательных знаменательный».

Пржевальский сразу почувствовал в Козлове задатки путешественника. Он принял в нем большое участие и взял его к себе.

Еще до встречи с Пржевальским Козлов в свободное от работы время учился. Он совершенно самостоятельно проходил курс средней школы. Это было нелегко. Под руководством Пржевальского занятия пошли много успешнее.

Через несколько месяцев Козлов уже сдал экзамен за полный курс реального училища. После этого поступил на военную службу только для того, чтобы иметь возможность отправиться в путешествие, так как Пржевальский не военных в экспедиции не брал.

В 1883 г. Козлов был зачислен в члены четвертой экспедиции Пржевальского и отправился с ним впервые в Центральную Азию. Было тогда Козлову двадцать лет.

Сильное, на всю жизнь незабываемое впечатление произвели на Козлова красоты величественной природы Азии.

Путешествуя с Пржевальским, Козлов проходил суровую школу борьбы. Двадцати одного года он участвовал в сражении с тангутским племенем нголоков, напавшим на экспедицию Пржевальского.

Видя преданность делу и храбрость своего воспитанника, Пржевальский привязывался к нему все сильнее. А Козлов любил Пржевальского как родного отца. Можно понять, каким горем была для него смерть Пржевальского. «Мне казалось, что такое горе пережить нельзя… Да оно и теперь еще не пережито», – писал Козлов спустя 25 лет.

Второе свое путешествие по Центральной Азии Козлов совершил под начальством ученого и путешественника Певцова. С ним он посетил северную часть Тибетского нагорья, Восточный Туркестан и Джунгарию.

Козлов проводил научные наблюдения, пополняя зоологические коллекции, забота о которых в экспедиции лежала на нем.

Возвратившись из путешествия с Певцовым в 1896 г., Козлов выпустил свои первые печатные работы о местностях, им лично исследованных: «Вверх по реке Кончэ-Дарье» и «По берегу озера Баграш-куль».

В третьем путешествии, во главе с Роборовским, Козлову была также предоставлена значительная самостоятельность.

Для того, чтобы охватить исследованиями более обширное пространство, Роборовский и Козлов в большинстве случаев шли различными путями, назначая места встреч.

Поездка Козлова к озеру Лобнор и оттуда к оазису Сачжоу, продолжавшаяся два с половиной месяца, дала богатый материал. Из пройденных 1900 км было заснято глазомерной съемкой 1650, собраны зоологические, ботанические и даже геологические коллекции.

По свидетельству Роборовского, почти все коллекции птиц и зверей в его экспедиции составлены Козловым. Об экспедиции Роборовского Козлов написал книгу «Отчет помощника начальника экспедиции П.И. Козлова».

Четвертое путешествие Козлова было его первым самостоятельным. Проходило оно с 1899 по 1901 г.

Перейдя вблизи почтовой станции Алтайской монгольскую границу, путешественники двинулись на юго-восток по Монгольскому Алтаю.

Трудным, но зато очень ценным для науки был переход экспедиции через пустыню Гоби.

Избранный Козловым маршрут во внутренней Гоби проходил по суровым, бесплодным местам.

В Цайдаме путешественники сменили верблюдов на яков и хайныков. В конце мая 1900 года снаряжение было закончено. Наступил самый главный этап путешествия.

Путешествие П.И. Козлова в Восточном Тибете (Каме) ознаменовалось значительными новыми открытиями. Своей экспедицией Козлов продолжил дело, начатое великим Пржевальским.

Пржевальский познакомил науку с высоким холодным плато Северного Тибета. Козлов пересек северную часть Тибетского нагорья и, проникнув к верховьям Меконга, одной из самых больших рек Южной Азии, достиг восточной его части.

Приобретение зоологических экспонатов являлось одним из главных дел экспедиции. Среди собранных Козловым коллекций одних только птиц оказалось 8 новых видов и даже новый род.

Путешествие по Восточному Тибету продолжалось больше года. Козлов надеялся проникнуть в Лхасу – главный город Тибета. Но надежда не осуществилась. Исследовав Кам, экспедиция вернулась на родину.

Во время своего четвертого путешествия П.И. Козлов открыл ряд величайших гор, мощных хребтов и значительных рек. Один из самых величественных хребтов Восточного Тибета, открытый Козловым, был назван именем Русского географического общества. «Имя его, – говорил Козлов, – справедливо напомнит каждому европейцу о деятельности нашего родного учреждения».

Козлов дал подробное описание многочисленных физико-географических объектов маршрута – озер, истоков величайшей реки Индокитая – Меконга, реки Ялун-цзян – притока самой значительной реки Китая Янцзы-цзяна и многих других.

Он описал не только природу, но и жизнь населения Восточного Тибета: быт кочевников, обычаи тибетцев, памятники тибетской культуры… Обо всем этом и о многом другом было подробно рассказано в написанной им книге «Монголия и Нам».



П.И. Козлов в Монголии

Не только как отважный путешественник – продолжатель маршрутов Пржевальского, но и как замечательный многогранный научный исследователь, Козлов оказался достойным преемником своего великого учителя.

Четвертое путешествие принесло Козлову мировую славу. Русским Географическим обществом ему была присуждена Константиновская золотая медаль.

Пятая экспедиция Козлова (1907–1909) в Монголию и область Амдо (северо-восточный Тибет) знаменита археологическим открытием: в пустыне Гоби Петр Кузьмич обнаружил развалины мертвого города Хара-хото.

Город этот 700 лет тому назад в результате войны был разрушен. Развалины города находились почти совсем под песком.

Впервые за много столетий была нарушена вечная тишина мертвого города. Застучали лопаты, кирки, топоры. Из-под развалин люди осторожно вытаскивали обломки посуды и другой домашней утвари, украшения, статуи, буддийские иконы, писанные на шелку, холсте и бумаге, и многие другие предметы.

Самым ценным из добытого Козловым была огромная библиотека в две тысячи книг. Книги эти были на многих восточных языках. Один из них – совершенно неизвестный. Неожиданно Козлов здесь же нашел словарь, с помощью которого эти книги удалось прочесть. Язык оказался древнетангутским.

После открытия Хара-хото экспедиция прошла большой путь через пустыню Ала-шань, хребет Нань-шань и долину реки Тэтунг, красотами которой когда-то любовался Козлов вместе с Пржевальским. Оттуда Козлов прошел к озеру Куку-нор на мало известную территорию Амдо в излучине среднего течения Хуанхэ. Был собран ценный географический материал и приобретены экспонаты растений и животных, среди которых оказалось немало новых видов и даже родов.

В 1920 г. вышла его книга «Тибет и далай-лама», в 1923-м впервые был опубликован классический труд Козлова – описание его путешествия 1907–1909 гг.

Советское правительство пошло навстречу желанию путешественника, утвердив представленный им через Географическое общество план новой экспедиции. План этой шестой экспедиции был не менее обширен, чем предыдущие. Конечной целью путешествия являлось посещение заветной Лхасы. Но из-за протеста Англии экспедиция в Тибет не попала. Тогда Козлов отправился на северо-запад от столицы Монголии Улан-Батора (бывшей Урги) и примерно километрах в 130 к северу от нее в горах Ноин-ула нашел древние могильники. Их было 212. Оказалось, что это погребения гуннов более чем двухтысячелетней давности.

В шестой экспедиции, через 18 лет после первого посещения, Козлов вторично побывал в Хара-хото. Шестая экспедиция продолжалась с 1923 по 1926 г. Научные результаты ее были столь же велики, как и результаты предыдущих экспедиций Козлова.

Помимо замечательного открытия и исследования древних курганов в горах Ноин-ула и ценных дополнительных раскопок в Хара-хото, экспедиция произвела значительные географические исследования Монголии.

Были составлены коллекции растений, птиц, млекопитающих, горных пород и другие. Производились метеорологические наблюдения. Велись этнографические исследования. Было сделано много новых открытий. В имени одного из них увековечена память о шестой экспедиции. Могучему водопаду в верховьях реки Орхона было присвоено название «Водопад экспедиции Козлова».

По окончании Монгольской экспедиции Козлов получил персональную пенсию, но о жизни на покое и не думал. Бодрый, подвижный старик, он до самых последних дней лелеял мысль о новом путешествии.

Он был почетным членом Русского, Лондонского, Нидерландского и Венгерского географических обществ. От Итальянского и Лондонского обществ Козлов получил золотые медали, от Русского – медаль имени Н.М. Пржевальского, а от Парижской академии – премию имени Чихачева. Монгольский ученый комитет в 1924 г. избрал Козлова своим почетным членом, а Украинская академия наук в 1928 г. – действительным членом.

Коллекции Козлова украшают в Ленинграде залы Зоологического музея Академии наук. В Эрмитаже хранятся величайшие археологические ценности Ноин-ула и Хара-хото.

Когда Козлов заболел склерозом сердца, он был помещен в прекрасный санаторий под Ленинградом, где его лечили лучшие врачи. Но сердце человека, осилившего 40 000 км пути по Центральной Азии, наконец сдало. 26 сентября 1935 г. Козлов после вечерней прогулки уснул и больше не проснулся.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 5.359. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз