Книга: 100 великих русских путешественников

Н.П. Шалауров: пропавший галеот географа-самоучки

<<< Назад
Вперед >>>

Н.П. Шалауров: пропавший галеот географа-самоучки

В истории освоения Чукотки имя Шалаурова встречается первый раз в 1748 г., когда он решил совершить отчаянное плавание на Камчатку на самодельном судне, сделанном из нестроевого леса, который островками растет на реке Анадырь.

Купец Шалауров искал тогда новые охотничьи и торговые угодья, понимая богатейшие возможности невыбитых котиковых лежбищ, торговли с неоткрытыми племенами. Он задолго до срока чувствовал богатейшие возможности, которые позднее золотым потоком залили Российско-американскую компанию, пайщиками которой состояли люди царской фамилии и острого ума, купцы и поэт Державин.



Мыс Шелаурова Изба

Уже тогда вместе с ним был Иван Бахов. О Бахове известно мало. Одни историки называют его купцом, другие – моряком, а третьи – ссыльным морским офицером, в юности участвовавшим в заговоре Меншикова.

Злая звезда Шалаурова сказалась уже в этой экспедиции. Их самодельное судно вынесло на Командорские острова и разбило у острова Беринга. После этого имя Шалаурова исчезло до 1755 г., пока не вышел указ Сената: «Ивану Бахову и Никите Шалаурову для своего промысла ко изысканию от устья Лены реки, по Северному морю, до Колымы и Чукотского носа отпуск им учинить». Снова купец Шалауров затевал экспедицию «для собственного промыслу». Но странным здесь было то, что он обязался «собственным коштом» составить карты к востоку от Лены и практически открыть морской путь на этом участке. Ни одна государственная даже, а не за «собственный кошт», экспедиция не имела перед собой таких обширных задач, исключая задуманную Петром I Великую Северную экспедицию, которая, как известно, распалась на ряд отдельных.

В первый год они добрались только до устья Яны. Ледовая обстановка была очень тяжелой. Шалауров спешил так, что проскочил даже мимо замеченного им нового острова, хотя и нанес его на карту. Это был один из Ляховских островов, которые тогда еще не назывались Ляховскими, потому что сам Ляхов доберется до них лишь через десять лет, в 1770 г.

Построенный «на собственном коште» галиот, видно, не был отличным судном, команда же Шалаурова состояла из ссыльных и беглых, точь-в-точь как у Христофора Колумба, который в свое время набирал экипаж по тюрьмам. Они зазимовали у мыса Сексурдах. В 1823 г. их зимовку видел штурман Ильин, участник известной экспедиции Анжу.

В следующем, 1761 г. Шалауров упрямо двинулся на восток и снова застрял, на сей раз у Медвежьих островов. С трудом ему удалось ввести судно в устье Колымы. Неподалеку был Нижне-Колымский острог, где находились казаки-поселенцы, начальство местных уездов и продовольственный склад. В припасах и провианте купцу Шалаурову было отказано, и зимовка получилась очень тяжелой. Умерли три человека из команды. И умер Иван Бахов, которому «ведома была наука мореплавания».

Пришло лето 1762 г. После вскрытия льда Шалауров снова пошел на восток. Он дошел с гидрографической съемкой до Чаунской губы, описал ее, открыл и исследовал крупный остров Айон. Дальше за Шелагский мыс хода не было. Были льды. На берегах Чаунской губы не растет лес, нет плавника. Скрепя сердце Шалауров вернулся в низовья Колымы на прежнюю зимовку. Снова колымское начальство отказало ему в провианте. И команда сочла за лучшее разбежаться, бросить купца, который почему-то вовсе не занимается торговлей.

Оставив судно, Шалауров через всю Сибирь помчался в Москву и Петербург. И добился своего упрямый купец. Указом Сената от 22 ноября 1763 г. экспедиция была признана государственной. И купец превратился в географа, руководителя экспедиции. И не теряя ни дня времени, через всю Азию вернулся на Колыму.

Летом 1764 г. галиот Шалаурова снова отправился на восток. И исчез без вести. Различные слухи о его судьбе ходили в Сибири. Первая информация о месте его гибели была сообщена И. Биллингсом, который в 1791–1792 гг. путешествовал по Чукотке. В дневнике Биллингса указано, что один чукотский старшина рассказал ему о существовании на побережье восточнее Шелагского мыса остатков хижины, построенной, по словам его отца, русским, спасшимся с большого корабля. Много лет тому назад чукчи вошли в хижину и нашли в ней несколько обглоданных волками и песцами скелетов, немного провианта, табака и большие белые паруса, которыми хижина была обита.

Многие годы спустя это место и развалины хижины разыскал Ф.Ф. Матюшкин. Прочность ее и способ кладки говорили о том, что это сооружение было делом рук коренных сибиряков-русских. Явных доказательств не оказалось, но все обстоятельства, место и время гибели позволили ему предположить, что здесь нашла свой конец экспедиция Шалаурова. Он был единственным мореплавателем, посетившим в те годы эту часть побережья Северного Ледовитого океана. По-видимому, обогнув наконец-то Шелагский мыс, Шалауров потерпел кораблекрушение возле этих пустынных берегов и умер от цинги со всеми своими спутниками.

(По материалам О. Куваева)

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 4.715. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз