Книга: 100 великих русских путешественников

А.Ф. Кашеваров: креол – патриот Аляски

<<< Назад
Вперед >>>

А.Ф. Кашеваров: креол – патриот Аляски

Александр Филиппович Кашеваров родился 28 января 1809 г. на острове Кадьяк в семье учителя местной школы. Его отец, Ф.А. Кашеваров, был по национальности русским, мать – алеуткой (по другим данным – креолкой). Спустя некоторое время семья переехала в столицу Русской Америки г. Ново-Архангельск (ныне Ситка).

Мальчик обнаружил незаурядные способности, и в возрасте 12 лет Российско-американская компания направила его на учебу в Кронштадское штурманское училище.

В 1828 г., после окончания училища, прапорщик корпуса флотских штурманов Александр Кашеваров отправился в свое первое кругосветное путешествие на корабле Российско-американской компании «Елена» под командованием лейтенанта Хромченко. Два года плавания многому научили молодого штурмана. Он побывал на мысе Доброй Надежды и на Тасмании, у чилийских берегов и в проливе Дрейка, став за время плавания бывалым мореходом.

После окончания училища, с 1828 по 1830 г., А.Ф. Кашеваров принял участие в кругосветном плавании на корабле «Елена» в должности старшего штурмана. И уже в первом плавании открыл и нанес на карту несколько неизвестных маленьких островов из группы Маршалловых. В 1831 г. был зачислен в Корпус флотских штурманов и на военном корабле «Америка» вернулся в Ново-Архангельск – на службу в Российско-американскую компанию. В 1833 г. он женился на Серафиме Соколовой, дочери местного священника.

В этот период своей жизни Александр Филиппович совершил множество трудных походов, по большей части морских, но иногда и сухопутных – например, летом 1834 г. он предпринял поход из Михайловского редута к реке Квихпак (так русские называли Юкон) и истокам ее притока – Пастоли. Михайловский редут, удаленный от основных мест поселений русских на Аляске, считался чем-то вроде «края Ойкумены», а окружающие его территории были к тому времени еще совершенно не исследованы.

К началу 1838 г. единственной не изученной европейцами областью северо-американского побережья была территория между мысом Барроу и устьем реки Маккензи. Из-за очень тяжелой ледовой обстановки и сложных погодных условий эта область была практически недоступна для больших судов, и поэтому И.Ф. Крузенштерн и Ф.П. Врангель предложили провести байдарочную экспедицию. Руководителем экспедиции был назначен Александр Кашеваров.

23 июня 1838 г. из Михайловского редута вышел «Полифем», бриг компании. В начале июля он подошел к мысу Лисбурн. Дальше корабль идти не мог – вдоль берега тянулись льды.

5 июля одна двенадцативесельная байдара, 5 байдарок и 28 человек исследователей – «отважнейших креолов и алеутов», по определению Л.А. Загоскина – покинули борт «Полифема».

7 июля погода несколько изменилась к лучшему, и путешественники решили тронуться в путь. Экспедиция двигалась вдоль берега среди воды со льдом, тщательно описывая берег, но ветер внезапно переменил направление на противоположное, стал быстро усиливаться и осыпал путешественников дождем и мокрым снегом.

В том месте, где застала их перемена погоды, высадиться на берег оказалось невозможным; пришлось отступать. Отступление длилось вплоть до мыса Лисбурн; труды целого дня оказались перечеркнуты. Мало того, возле мыса Лисбурн исследователей ждал бурун, делавший приближение к берегу весьма опасным. К счастью, им помогли туземцы.

На следующий день исследователи починили байдару. В пять часов вечера экспедиция отправилась в дальнейшее плавание.

За мысом Барроу берег резко уклонялся на восток. Экспедиция двигалась медленно, тщательно изучая и описывая побережье, которое Кашеваров назвал именем Меньшикова – тогдашнего морского министра. Экспедиция прошла около 1500 км вдоль побережья, собрала уникальный географический, метеорологический и этнографический материал, но буквально в нескольких шагах от цели – устья реки Маккензи – была вынуждена остановиться.

Незадолго до описываемых событий в английских владениях началась эпидемия оспы; подобно лесному пожару, страшная болезнь распространялась по Америке.

Исследователи отправились в обратный путь. 15 сентября они вновь вступили на борт брига «Полифем».

Несмотря досадную неудачу в конце пути, экспедиция выполнила свое предназначение – она практически завершила описание американского побережья и эпоху гидрографических исследований русских в Американской Арктике. А этнографический материал экспедиции Кашеварова представляют научный интерес и по сей день.

Руководитель экспедиции был награжден орденом Св. Станислава. Еще в течение пяти последующих лет Александр Филиппович добросовестно служил компании, командуя кораблями компании на Тихом океане. А в 1843 г. поступил на службу в Гидрографический департамент Морского министерства, где составил первый русский атлас морей, омывающих Восточную Сибирь и Аляску – так называемый «Атлас Восточного Океана». В него входила в том числе и карта открытого составителем берега Меньшикова.

В 1850 г. Кашеваров оставил службу в Гидрографическом департаменте и стал начальником Аяна, в то время – фактории РАК и главного русского порта на Охотском море. В этот период своей жизни он оказал существенную поддержку другому великому путешественнику – Геннадию Ивановичу Невельскому.

Александр Кашеваров оказался в сложном положении: как патриот и исследователь он сочувствовал Невельскому, но как служащий Российско-американской компании был обязан выполнять предписания своего руководства; он старался помогать команде Невельского, но не вредить при этом компании. Помогая Невельскому, Кашеваров отрывал провиант и оборудование от себя и своей фактории, проявлял неповиновение начальству, рискуя карьерой.

А затем была Крымская война. Не обошла она стороной и Тихий океан. В августе 1854 г. шесть английских и французских кораблей, несших на своих бортах 236 орудий, подошли к Петропавловску-Камчатскому. Население города составляло в то время всего около тысячи человек, артиллерия – 40 пушек; по счастью, на рейде Петропавловска находились два русских судна – «Аврора» и «Диана». Шесть дней англичане и французы обстреливали город, неоднократно пытались высадить десант; местное население сопротивлялось. Итог операции был таков: англо-французская эскадра потерпела позорное поражение и бежала.

После петропавловского разгрома англичане вместе с французами решили восстановить свою воинскую честь путем разграбления практически беззащитного Аяна. В конце июня 1855 г. вражеская флотилия, предводительствуемая пароходом-фрегатом «Барракуда», нагрянула в Аян, но… город был пуст. Жители города во главе со своим начальником Кашеваровым не стали ждать, пока их обстреляют и ограбят, а заблаговременно отступили в глубь страны, прихватив с собой общечеловеческие ценности (деньги, меха, оружие, личное и компанейское имущество) и оставив на берегу только совершенно нетранспортабельные предметы – дома и недостроенный пароход. Цивилизованные мореплаватели отвели душу, распотрошив несчастный пароход, и убыли. Население Аяна было спасено, экономические потери – незначительны; Кашеваров получил орден Св. Владимира 4-й степени.



Ново-Архангельск. 1858 г.

После окончания Крымской войны, в 1856 г., Александр Филиппович вернулся в Петербург и вновь поступил на службу в Гидрографический департамент. Примечательно, что свои статьи этого периода он подписывает «креол А.Ф. Кашеваров», подчеркивая тем самым свое происхождение и свою кровную связь с Аляской. Говоря о статьях Кашеварова, следует отметить, что их отличает несомненная литературная одаренность автора.

В декабре 1865 г. Александр Филиппович Кашеваров ушел в отставку в чине генерал-майора. Он скончался 25 сентября 1866 г. в Санкт-Петербурге. Судьба была милосердна к патриоту Аляски: А.Ф. Кашеваров не увидел, как продают его родину.

(По материалам М. Синяковой)

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 5.283. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз