Книга: 100 великих русских путешественников

Г.И. Лангсдорф: энциклопедист, объехавший полмира

<<< Назад
Вперед >>>

Г.И. Лангсдорф: энциклопедист, объехавший полмира

Академик Григорий Иванович Лангсдорф родился 18 апреля 1774 г. Высшее образование он получил в Геттингенском университете.

Лангсдорф говорит о себе, что еще в молодости его привлекали естественно-научные предметы. В 1797 г., т. е. в возрасте 23 лет, Лангсдорф получил степень доктора медицины. В том же году он переезжает в Португалию. Интересы Лангсдорфа далеко не ограничивались его специальностью и ботаникой. За два с небольшим года пребывания в Португалии Лангсдорф хорошо овладел языком.

В 1801 г. он принял участие в походе английских войск против испанцев. После Амьенского мира Лангсдорф вернулся к научной работе. Лангсдорф был утвержден членом-корреспондентом Академии наук (как доктор медицины).

Услышав о готовящемся первом русском кругосветном плавании, Лангсдорф счел себя вправе в качестве корреспондента Академии обратиться к ней с просьбой оказать поддержку его кандидатуре в натуралисты экспедиции. 18 августа 1803 г. он получил ответ, что опоздал со своим предложением.

Однако Лангсдорф остался верным своему намерению. В тот же день он поспешно выехал в Копенгаген. Его приняли в состав экспедиции в качестве ботаника.

С какой серьезностью отнесся Лангсдорф к своей задаче исследователя и насколько широки были его горизонты, – об этом свидетельствует его двухтомная «Bemerkungen auf einer Reise um die Welt in den Jahren 1803 bis 1807», появившаяся в иллюстрированном издании во Франкфурте-на-Майне в 1812 г., а в следующем году выпущенное там же дешевым изданием.

Одновременно с последним появилось английское «Voyages and Travels in various parts of the World during the years 1803, 1804, 1805, 1806 and 1807», 2 vol., London 1813. Уже в 1816 г. в Вене напечатано сокращение этого сочинения в обработке для юношества Гутманна: «J. W. Langsdorff's Reise um die Welt. Wien 1816».

После непродолжительных остановок в Фалмуте и на Канарских островах «Надежда» и «Нева» простояли у берега острова Св. Екатерины в Бразилии. Это дало возможность Лангсдорфу усердно заняться ловлей бабочек и частыми экскурсиями в прибрежные леса.

4 февраля экспедиция оставила Бразилию. 6 мая «Надежда», на которой плыл Лангсдорф, миновала остров Пасхи, прибыла на Маркизские острова и на десять дней остановилась в одной из бухт острова Нукугива. Лангсдорф за это короткое время успел узнать поразительно много о жизни и нравах обитателей острова, – его данные навсегда останутся богатым источником сведений о них, необычайно ценным ввиду почти совершенной в то время незатронутости туземцев цивилизацией.

Лангсдорф составил словарь языка нукугивян, в котором около 400 слов и выражений.

7 июня 1804 г. «Надежда» и «Нева» достигли Сандвичевых островов, уже начавших играть значительную роль в мореплавании Великого океана. Однако на берег здесь не спускались, и приобретением для науки является лишь рисунок одной из лодок туземцев, которые окружали корабли.

«Надежда» продолжила путь одна и в половине июля достигла Петропавловска-на-Камчатке. Здесь начались приготовления к путешествию в Японию, и Лангсдорф жалуется, что за массой дел ему не давали проводников для экскурсий внутрь страны. В Петербург он послал академику Крафту письмо с краткими сведениями о своих работах; оно было напечатано в Технологическом журнале, издававшемся Академией, под заглавием: «Выписка из письма Г. Лангсдорфа к академику Крафту о Камчатке». Сообщив о новой породе раков, добытой у Маркизских островов, о своих работах над свечением моря и барометрических наблюдениях в тропиках, он с восхищением говорит о природе Камчатки и предсказывает ей богатую будущность при условии внесения благоустройства в быт ее населения.

7 сентября 1804 г. «Надежда» опять вышла в море, направляясь в Японию с посольством Резанова. В океане мореплавателям пришлось перенести ряд бурь и сильный ураган. 8 октября корабль пришел в Нагасаки. Только 17 декабря разрешено было послу и спутникам, среди которых был и Лангсдорф, спуститься на берег и поселиться в особом изолированном домике.

Всякие сношения с японцами были строго запрещены, не позволялось ни покупать, ни дарить или получать в подарок решительно ничего. Тем не менее Лангсдорфом привезена была целая серия японских рисунков местных животных и их анатомических препаратов. Эта коллекция находится среди его материалов в архиве Зоологического музея.

Льды Охотского моря заставили свернуть к востоку, к Курильским островам, и отправиться в Петропавловск, чтобы высадить посольство, для которого исследования берегов Сахалина не представляли интереса. К книге Лангсдорфом в этом месте приложен составленный для него Клапротом словарик наречий языка айнов.

4 июня «Надежда» пришла в Петропавловск. Здесь Лангсдорфу пришлось выбирать между двумя дальнейшими маршрутами – или продолжать плавание на «Надежде», или воспользоваться предложением Резанова, хотевшего взять его с собою в качестве врача во владения Российско-американской компании на Алеутские острова и северо-западный берег Северной Америки.



Г.И. Лангсдорф

«Мой выбор, – говорит Лангсдорф, – был наконец решен в пользу Америки, так как я считал своим долгом перед наукою не пропустить столь необычное и редкое путешествие, да еще в столь благоприятных, казалось, условиях».

Конечным пунктом путешествия предполагался сначала остров Кадьяк, где была расположена главная станция Компании. Утром 14 июня 1805 г. галлиота «Мария» с Резановым, Лангсдорфом и несколькими офицерами вышла в море. Лангсдорфу был дан охотник-чучельник в качестве помощника. По дороге на остров Кадьяк «Мария» посетила острова Уналашка и Св. Павла. На последнем путешественники присутствовали при охоте на котиков.

Тяжелое положение зимующих вынудило Резанова совершить новое путешествие – за провиантом в Новый Альбион, или Новую Калифорнию, именно в гавань Сан-Франциско.

После безуспешных попыток войти в устье реки Колумбии корабль «Юнона» вошел в конце марта 1806 г. в бухту Сан-Франциско. Экспедиция выдала себя за часть экспедиции Крузенштерна, о которой было предупреждено еще за три года перед тем испанское правительство, и встретила самый радушный прием.

14 мая того же года «Ростислав» опять был в пути, а 15 июня путешественники достигли Охотска.

Во время плавания вниз по течению реки Алдана Лангсдорфу пришлось ближе познакомиться с якутами и наблюдать их быт. Его поразило разнообразное применение бересты у этого народа.

От Якутска до Иркутска поднимаются Леною. Из Иркутска Лангсдорф съездил на китайскую границу в Кяхту, а затем продолжал свой путь.

По прибытии в Тобольск он был так ласково принят генерал-губернатором Пестелем, что прожил у него гостем с 11 декабря до 22 февраля 1808 г.

16 марта Лангсдорф приехал через Казань и Москву в С.-Петербург.

24 июля он назначается высочайшим рескриптом адъюнктом Академии наук по ботанике. Неутомимое стремление путешествовать не покинуло Лангсдорфа. Едва вернувшись из кругосветного путешествия, он уже готовился в качестве медика и хирурга участвовать в караване, отправляемом из Оренбурга в Самарканд и Бухару.

Лангсдорф вернулся из-за границы 21 июня 1809 г. и с этого времени постоянно присутствует на заседаниях Академии и выступает с научными мемуарами по зоологии и ботанике.

В Петербурге он закончил 12 июня 1811 г. и свое главное двухтомное сочинение о кругосветном путешествии. В следующем году оно появилось в печати в роскошном, объявленном по подписке, издании.

1 апреля 1812 года Лангсдорф назначен экстраординарным академиком по зоологии, а 17 июня 1812 г. назначен экстраординарным академиком по ботанике. В сентябре того же года Лангсдорф назначен российским генеральным консулом в Рио-де-Жанейро в Бразилии с сохранением звания академика.

Выехав в декабре 1812 г., Лангсдорф 5 апреля 1813 г. прибыл в Рио-де-Жанейро, переплыв океан за 67 дней. В письме, датированном 7 мая 1813 г., он сообщает несколько заглавий ботанических работ, напечатанных в Рио-де-Жанейро, и, наконец, дает описание индейца племени ботокудо. В этом описании он указывает на замечательное сходство, которое, по его мнению, имеется между этим племенем и жителями северо-западного побережья Северной Америки, известными ему по кругосветному путешествию.

В конце августа 1813 г. приехал в Рио посланный ему из Санкт-Петербурга помощник и препаратор Фрейрейс, и сборы энтомологических коллекций и шкурок стали расти, хотя и раньше Лангсдорф уже успел послать с оказией несколько предметов.

Неустанные заботы Лангсдорфа в течение этих последующих лет о пополнении объектами музея Академии наук способствовали росту этого музея. В те времена предметы из Южной Америки были далеко не частым явлением в музеях.

В начале весны 1821 г. Лангсдорф в Петербурге. В феврале он получает «статского советника» и орден Св. Владимира и «действительного» члена Академии. 28 марта он в заседании Конференции Академии представляет вышеупомянутый мемуар на французском языке и образец бразильского евклаза для минералогического кабинета Академии.

Прежде чем вернуться к своему посту в Рио-де-Жанейро, Лангсдорф получает поручение, как нельзя более соответствующее направлению интересов всей его жизни, – совершить путешествие во внутренние области Южной Америки.

Следующие три года проходят в коротких экскурсиях. В августе 1825 г. Академия получает 6 ящиков с коллекциями, собранными в 1824 г. во время поездки в провинции Минас-Жерайс, и коллекцию рисунков млекопитающих Южной Америки (работы художника Ругендаса – эти великолепные рисунки хранятся в Архиве Академии наук). В феврале 1826 г. Лангсдорф предложен в ординарные академики по зоологии. В этом же году получены материалы его фаунистических наблюдений в провинции Сан-Пауло.

Наконец в июне 1828 г., после годового перерыва, получено письмо из столицы провинции Мату-Гросу города Куяба, расположенного в самом сердце Южной Америки, куда Г.И. Лангсдорф прибыл во главе хорошо снаряженной экспедиции. К письму приложены были каталоги предметов в ящиках, отправленных еще в 1826 г. и не пришедших тогда еще по назначению, тетрадь астрономических, метеорологических и географических наблюдений участника экспедиции Н. Рубцова. Написана она по-русски и озаглавлена «Астрономические обсервации». Наконец, рисунки, сделанные во время путешествия с июня 1826 г. по январь 1827 г., изображавшие птиц, шкурки которых вошли в коллекцию. Конференция постановила благодарить Г.И. Лангсдорфа и напечатать выдержки из письма его в академичзской газете, как «достойные привлечь внимание публики».

Письмо из Куяба было последним письмом Г.И. Лангсдорфа. Из сообщений спутника его Флоранса нам известно, что по отъезде из Куяба, во время пушествия по Рио-Тапажос, неутомимый исследователь, которому было в это время 54 года, заболел острой формой малярии, отразившейся на нервной системе потерей памяти – это случилось в июне 1828 г. Дальнейшее выполнение плана путешествия, охватывавшего Гвиану, разумеется, оказалось невозможным до выздоровления главы экспедиции, и она вернулась в 1829 г. в Рио-де-Жанейро.

Ящики с коллекциями были доставлены в Петербург, сюда же прибыли рисунки художников и тетрадки вычислений Рубцова, но рукописи самого Г.И. Лангсдорфа, которые как записи языков индейцев и заметки об их обычаях представили бы теперь чрезвычайно важный материал, пропали. Вероятно, больной не захотел расстаться с ними. По советам врачей он поехал в 1830 г. в Европу на излечение. Физически он скоро совсем поправился и поселился во Фрейбурге, но душевные силы уже никогда не возвращались к нему.

В 1831 г. Г.И. Лангсдорф был уволен в отставку. Умер он в том же Фрейбурге (Брейсгау) 29 июня 1852 г. в возрасте 78 лет.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 7.278. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз