Книга: 100 великих русских путешественников

Г.И. Невельской: и путешественник, и военный

<<< Назад
Вперед >>>

Г.И. Невельской: и путешественник, и военный

Известный исследователь Дальнего Востока родился 23 ноября 1813 г. в селе Дракино Солигаличского уезда Костромской губернии, в дворянской многодетной семье.

Геннадий был вторым ребенком. До поступления в Морской корпус, скорее всего, он получил, как и большинство недорослей, домашнее образование. Рассказы о морской службе, конечно, преобладали в этом воспитательном процессе. В 1823 г., когда мальчику было всего десять лет, ушли из жизни отец и дед Тимофей. Все заботы о воспитании Геннадия взял на себя дядя, Петр Тимофеевич Полозов. Большое влияние на юношу Невельского имела также и семья Купреяновых, куда он получил полный доступ после того, как его родная сестра Мария вышла замуж за П.А. Купреянова, брат которого, Иван Антонович, уже в те годы был известным моряком. Все это определило судьбу юного Геннадия.

Его отвезли в далекий Петербург, и 8 апреля 1829 г. он был зачислен кадетом Морского корпуса. Обладая отличными способностями, Геннадий Невельской обратил уже тогда на себя внимание преподавателей, среди которых было много передовых людей того времени, таких, как, например, Александр Пантелеймонович Баласогло, ставший потом близким другом Невельского.

7 января 1831 г. Невельской был произведен в гардемарины, а 21 декабря 1832 г. – в первый офицерский чин мичмана. В классах корпуса товарищами Геннадия были такие известные впоследствии моряки, как адмирал Н.К. Краббе – будущий морской министр; адмирал В.М. Гильденбрант – известный мореплаватель, командовавший Тихоокеанской эскадрой; адмирал Алексей Иванович Бутаков, исследователь Аральского моря, ученый-географ; адмирал Нил Ильич Зеленой и др.

Плавания молодого Невельского начались в «кадетской» эскадре по Финскому заливу, а с получением офицерского чина Невельской назначается вахтенным офицером на линейный корабль «Прохор», уже в составе эскадры Балтийского флота.

В 1836 г. судьба сводит Невельского с сыном Николая I, великим князем Константином Николаевичем, тоже избравшим для себя морскую службу, и эта связь между ними не прерывается до самой смерти Геннадия Ивановича. Молодой Невельской становится учителем и наставником Константина, и в течение 10 лет они вместе ходят на судах Балтийского флота.

Среди многочисленных плаваний Невельского в это десятилетие следует отметить плавание 1844 г. из Кронштадта в Архангельск и обратно на корабле «Ингерманланд», под общим командованием известного адмирала Ф.П. Литке, а в следующем, 1845 г., он в длительном плавании в Средиземном море на фрегате «Аврора», на котором Г.И. Невельской занимал уже должность старшего офицера. В этом плавании, и вновь под флагом адмирала Литке, Невельскому довелось побывать в Плимуте, Палермо, Сиракузах, на Мальте, в Мессине, Ливорно, Неаполе, Тулоне, Алжире, Гибралтаре, Лиссабоне. В 1847 г. Невельской снова в плавании, на этот раз в Северном море, вновь на корабле «Ингерманланд», в эскадре адмирала Епанчина.

Знакомство с Федором Петровичем Литке (1797–1882), знаменитым мореплавателем, основателем Русского географического общества (1845) и его вице-президентом, а впоследствии президентом Академии наук, тесное с ним общение не прошли бесследно для Невельского. Ф.П. Литке ввел Г.И. Невельского в Географическое общество. Именно благодаря общению с этим выдающимся деятелем русской науки и посещению заседаний Географического общества у Невельского возникла мысль об исследовании дальневосточных окраин России, тогда мало кому известных. Особенно же Невельского интересовали река Амур и остров Сахалин.

Был составлен проект инструкции для плавания Невельского на военном транспорте «Байкал», после сдачи груза в Петропавловске предусматривающий новое исследование устья реки Амур. Невельской вышел в трудное плавание, имея у себя на руках только письмо графа Муравьева, в котором лишь в самых общих чертах Невельскому разрешалось исследовать берега Охотского и Японского морей.

21 августа 1848 г. «Байкал» вышел в свой далекий путь – через Атлантику, вокруг мыса Горн и Тихий океан. Через 9 месяцев, сдав в Петропавловске-на-Камчатке свой груз, Невельской смог приступить к выполнению своего плана, и 30 мая 1849 г. «Байкал» вышел в плавание к югу, в направлении Сахалина.

11 июля Невельской вошел в устье Амура и убедился в том, насколько были неверны представления об этих местах. 22 июля Невельской достиг того места, где, по мнению всех, находился перешеек, соединявший якобы Сахалин с материком. На самом деле в этом месте находилась самая узкая часть Татарского пролива, однако с глубиной не менее 5 сажен (свыше 15 м), что достаточно для судов с любой осадкой. Отсюда «Байкал» повернул на север, так как к 15 сентября ему нужно было быть в Охотске, где его должен был встретить граф Муравьев.



Г.И. Невельский. Скульптор С.Л. Островская

Встреча Невельского с Муравьевым произошла в городе Аяне; затем он, получив предписание от Муравьева поехать в Петербург и доложить там о результатах своей экспедиции, направился в Охотск, передал там свой «Байкал» другому офицеру и сухим путем направился в столицу.

Он прибыл в Петербург 28 января 1850 г. и сдал свои рапорты о произведенных открытиях.

По представлению графа Муравьева, еще до приезда Невельского в Петербург, а именно 6 декабря 1849 г., подготовили приказ о производстве капитан-лейтенанта Г.И. Невельского за решение вопроса об Амуре и за доказательство того, что Сахалин есть остров, а не полуостров, в чин капитана 2-го ранга. А по прибытии в Петербург, уже 8 февраля 1850 г., Невельской производится в следующий чин, капитана 1-го ранга, и назначается начальником особой, секретной экспедиции по дальнейшему исследованию дальневосточных берегов.

Отправляясь снова на Дальний Восток, уже в качестве признанного руководителя новой экспедиции, Невельской, не теряя ни одного часа, начал свои новые плавания и изыскания. Из залива Счастья он поднялся на гребных судах по Амуру вверх миль на сто и тут, на мысе Куегда, 1 августа 1850 г., в присутствии около 200 человек из племен местных аборигенов, под звуки салюта из ружей, торжественно поднял русский флаг, объявив собравшимся, что с этого момента весь край объявляется присоединенным к России и русский царь берет на себя заботу о своих новых подданных, в подтверждение чего выдал собравшимся написанную им бумагу, которую велел предъявлять при возможном появлении в этих местах каких-либо представителей Китая или иных стран.

После этого Г.И. Невельской снова отправился в Петербург с докладом о сделанных им новых приобретениях для России. Члены комитета по Дальнему Востоку пришли в страшное негодование по поводу того, что Невельской, вопреки их запрету, не только вновь совершил плавание в устье Амура, но и основал там русский пост. Решение комитета было таково: «Пост Николаевский уничтожить, а капитана 1-го ранга Невельского, за неслыханную дерзость и противление Высочайшей воле, разжаловать в матросы». Граф Нессельроде в личной аудиенции доложил царю об этом «неслыханном» деле. Николай оставил у себя проект приказа о разжаловании и постановление комитета и приказал Невельскому явиться во дворец. Что произошло дальше, описывает в своей книге об адмирале Невельском его личный друг, хорошо знавший Невельского с самого начала его службы, адмирал Сиденснер.

– Ты кто, Невельской? – начал император суровым голосом. – Ты организуешь экспедиции по своему усмотрению, нарушаешь инструкции, данные тебе твоим государем.

Невельской не отвечал. Император стал медленно водить по карте пальцем, по пути, пройденному Невельским на «Байкале».

– Да, тут ты матрос. Но вот тут ты уже мичман, там лейтенант, тут капитан-лейтенант, тут капитан 2-го ранга, тут капитан 1-го ранга, тут контр-ад… (палец государя стоял на месте поста Николаевского), но нет, подождем, надо еще тебя примерно наказать.

Тут император взял со стола заранее приготовленный крест Владимира и, поцеловав Невельского, вдел его в петлицу Невельскому, и при нем же разорвал на мелкие клочки проект указа о разжаловании и постановление особого комитета, сказав: «Спасибо, Невельской, за твой патриотический поступок, но впредь будь осторожнее и не нарушай инструкций, данных тебе твоим государем».

После этого император подробно расспросил Невельского о его плаваниях и открытиях и назвал его поступок с поднятием русского флага и объявлением о присоединении этого края к России «молодецким, благородным и патриотическим». Затем он приказал вновь собраться особому комитету и, сам присутствуя на его заседании, произнес следующие слова: «Где однажды поднят русский флаг, там он более не спускается».

В новом постановлении комитета указывалось об утверждении новопостроенного поста Николаевского как фактории Российско-американской компании для торговли с местным населением. Для наблюдения за этим пунктом и для дальнейших работ назначили миссию, которую назвали «Амурской экспедицией», поручив начальствование над ней Невельскому. Это постановление было утверждено 12 февраля 1851 г.

На обратном пути из Петербурга на Дальний Восток Невельской остановился в Иркутске, где познакомился с племянницей иркутского гражданского губернатора Зорина, Екатериной Ивановной Ельчаниновой, и в самом непродолжительном времени вступил с ней в брак. Там же, на Дальнем Востоке, у Невельских родились и первые дети, причем старшая дочь умерла от недостатка питания, ибо порой Невельским приходилось переживать трудные времена и быть на грани голодной смерти. Всего Амурская экспедиция под начальствованием Г.И. Невельского проработала 5 лет в невероятно тяжелых условиях.

В 1854 г. Г.И. Невельскому, назначенному начальником штаба морских и сухопутных сил для отражения нападения англо-французского флота на наши дальневосточные владения, пришлось принять участие и в военных операциях. Именно по его предложению был спасен наш дальневосточный флот. Базировавшиеся в Петропавловске-Камчатском суда были скрытно переведены в залив Де-Кастри, а при появлении у этого залива сильной вражеской эскадры Невельской перевел корабли в устье Амура, которое англичане и французы считали недоступным, так как открытия Невельского сумели сохранить в полной тайне. Противнику не пришло в голову искать исчезнувшие русские корабли в Амурском лимане, ибо они полагали, что Сахалин – это полуостров и прохода в устье Амура не существует.

Последнее свое плавание Невельской совершил в 1856 г. по реке Амур до впадения в него реки Уссури и затем на транспорте «Иртыш» возвратился в Аян, откуда, сдав все дела по экспедиции, отправился со всей своей семьей – женой и двумя маленькими дочерьми – в Петербург.

Г.И. Невельской присоединил к нашей родине огромный и богатейший край, создал форпост русской силы на Дальнем Востоке.

По возвращении в Петербург Г.И. Невельской получил почетное назначение быть членом ученого отделения Морского технического комитета. Новый царь, Александр II, принимая Невельского после его возвращения с Дальнего Востока, сказал ему: «Россия тебя не забудет». И действительно, несмотря на службу в таком месте, как Морской технический комитет, Невельской получает в 1858 г. орден Св. Анны 1-й степени. В 1864 г. он производится в вице-адмиралы, а в 1874 г. – в полные адмиралы.

С 1860 по 1876 г. семья Невельских проводила летнее время в усадьбе Рогозиниха в Кинешемском уезде. В Рогозинихе Геннадий Иванович писал свой замечательный труд – «Подвиги русских морских офицеров на Крайнем Востоке России».

Геннадий Иванович Невельской скончался 17 апреля 1876 г. в Петербурге и был похоронен на кладбище Воскресенского женского монастыря.

В 1891 г. во Владивостоке был сооружен памятник адмиралу Невельскому, а к столетию со дня его рождения, в 1913 г., памятник исследователю Дальнего Востока был открыт в Николаевске-на-Амуре.

(По материалами Костромского фонда культуры, 1993)

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 5.342. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз