Книга: 100 великих русских путешественников

Н.А. Бегичев: полярный землепроходец

<<< Назад
Вперед >>>

Н.А. Бегичев: полярный землепроходец

Полярный путешественник, дважды награжденный Большой золотой медалью Российской академии наук, бывший боцман знаменитой яхты «Заря» Русской полярной экспедиции Академии наук, Н. Бегичев родился в городе Царёве Астраханской губернии и был родом из волжских рыбаков.

В 1895 г. Никифор Бегичев был призван на военную службу на флот. В 1897–1900 гг. плавал на учебном парусно-паровом судне матросом и боцманом в Атлантическом океане, трижды ходил из Кронштадта к Антильским островам.

В должности боцмана участвовал в высокоширотной экспедиции Э.В. Толля на парусно-моторной шхуне «Заря» (1900–1902) по изучению Новосибирских островов. Экспедиция закончилась гибелью барона Толля и трех его спутников по санно-байдарочной партии, но Бегичев и основная часть экспедиции уцелели и вернулись на материк.

В 1903 г. Бегичев участвовал в поисках Толля. Санно-шлюпочная экспедиция под руководством лейтенанта А.В. Колчака, впоследствии адмирала, на десяти нартах и вельботе достигла острова Беннетта (один из островов Де-Лонга).

В 1904 г. участвовал в обороне Порт-Артура на миноносце «Бесшумный», был со всей командой интернирован в Циндао, куда в августе 1904 г. миноносец прорвался из японской блокады. За боевые действия был награжден Георгиевским крестом.

После войны вернулся в Царев, женился, но летом 1906 г. снова уехал жить на север, в район нижнего течения Енисея, занимался пушным промыслом, исследовал полуостров Таймыр. В 1908 г. в устье рек Хатанги и Анабара, впадающих в море Лаптевых, открыл два острова.

В апреле 1908 г. Бегичев, проверяя сведения местных жителей об острове Сизой на севере Хатангского залива, установил, что показываемый на имевшейся у него карте полуостров к северу от залива Нордвик в действительности является островом.

Заслуга Бегичева в том, что он довел до сведения научных кругов свое открытие, чем разрешил сомнение Х. Лаптева, подписавшего на своей карте «изведать надлежит» у мнимого перешейка, соединившего полуостров с берегом, и опроверг ошибочный вывод И.П. Толмачева, что показанный Лаптевым полуостров соответствует выявленному в 1905 г. полуострову Урюнг-Тумус, а остров Сизой – острову Преображения.

В 1915 г. Бегичев возглавил доставку почты и эвакуацию на оленях части моряков с барка «Эклипс», отправленного на поиски пропавших экспедиций Брусилова и Русанова, а затем с застрявших во льдах у северо-западных берегов Таймыра ледокольных пароходов гидрографической экспедиции «Таймыр» и «Вайгач».

В марте 1915 г. Бегичев выехал из села Дудинки в район селений Авар и Волочанка, где закупил 500 оленей. 27 мая он начал поход на север, проложив курс к бухте Эклипс.

10 июня, оставив лагерь в дневном переходе от реки Гусиной, Бегичев «легкой санкой» направился один к морю, чтобы точнее определить свое место. Справа он увидел большую реку (ныне река Ленивая) и спустился вдоль нее к морю.

В устье реки Ленивой взял сухого плавника и вернулся в лагерь. 12 июня весь караван направился к узкому месту реки ближе к морю, а сам Бегичев поплыл вниз по ней на каяке. Выбрал место для переправы в 10 верстах выше устья. Но Бегичев еще не был уверен, что ему надо переправляться через реку, так как неточно знал свое место.

Поэтому 14 июня он один переправился через реку Ленивую и ходил к бухте Воскресенского, где «разнесло туман, видны острова, определился, что нахожусь у мыса Прощания».

16 июня он начал переправу через реку Ленивую всех своих оленей. При этом унесло каяк, Бегичев прыгнул за ним в воду, вплавь догнал и прибуксировал к берегу. «Я дал этой реке название Лидия». После переправы караван двинулся на северо-восток вдоль берега в 10 км от моря.

21 июня, увидев мачты «Эклипса», Бетичев оставил лагерь и пошел налегке к судну. В бухте Слюдянка он увидел палатку и русских матросов – это была партия лейтенанта А. Транзе, которая вела здесь съемку берега. С ними он пришел к поисковому судну «Эклипс» и сдал почту. Через несколько дней к судну пригнали оленей. Погрузив на нарты имущество моряков и продовольствие, 2 (15) июля караван пошел на юг.

Бегичев, не доходя одного дня пути до Тареи, получил почту и предписание возвратиться к мысу Вильда. По-видимому, прежним путем Бегичев пришел 2 августа к мысу Вильда. Здесь перешел в бухту Воскресенского делать нарты для вывоза команды «Таймыра», если корабль не сойдет с мели у острова Малый. Вернувшись 17 августа к мысу Вильда, нашел письмо, оставленное Б. Вилькицким, о том, что его суда благополучно прошли на юг, а Бегичев может возвратиться в Дудинку.

В 1916 г. он поселился в Дудинке.

С 1921 г. участвовал в советско-норвежской экспедиции по поискам двух пропавших на Таймыре членов экспедиции Руаля Амундсена 1918–1920 гг. на шхуне «Мод» и обнаружил останки одного из них.

В 1921 г. по поручению Сибревкома Бегичев должен был отправиться на Диксон и, взяв там капитана зимовавшего норвежского судна «Хеймен» и переводчика, идти вдоль берега Таймыра на северо-восток для поисков следов двух норвежцев, посланных Р. Амундсеном в 1919 г., от мыса Челюскин к острову Диксон. В апреле 1921 г. Бегичев выехал из Дудинки в район Тагенаракого волока – на «Авам», где нанял у нганасан около 500 оленей.

В начале июня, остановив караван несколько восточнее мыса Полынья, Бегичев на нескольких нартах прибыл на радиостанцию Диксон. Взяв там капитана Л. Якобсена и переводчика А. Ларсена, 8 июня Бегичев вышел на восток в лагерь своего каравана. Интересно, что он проехал при этом в нескольких сотнях или даже десятках метров от занесенных снегом останков П. Тессема, где год спустя они были найдены. 12 дней (с 8 по 20 июня) караван Бегичева шел к Пясине по нынешнему берегу Петра Чичагова. В дневнике упоминаются речки Убойная и Зеледеева. 21 июня пересекли по льду Пясину в 50 км ниже впадения в нее реки Пуры. (Русские названия речкам, вероятно, дал сам Бегичев.)

Через три дня вышли к нынешней реке Гранатовой, вдоль которой спустились к морю. Прошли мимо нарт, оставленных Бегичевым в устье реки Гранатовой в 1915 г. Здесь караван стал лагерем, а Бегичев с норвежцами поехал к мысу Вильда. Там нашли записку, оставленную в ноябре 1919 г. П. Тессемом и П. Кнутсеном; 30 июня вышли всем караваном по их следам на запад вдоль берега, следуя в 5—10 км от побережья. Бегичев с норвежцами на «легкой санке» осматривал берег.

8 августа караван стал лагерем в трех километрах к юго-западу от сопки Приметной. Бегичев с норвежцами пошли к берегу моря, но не смогли перейти реку Гусиную и вернулись обратно в лагерь. Записи Бегичева за этот день подтверждают, что мысом Приметным он называл весь нынешний полуостров Михайлова. Так, он указывает его протяженность 35–40 км к западу, наличие на его северном берегу обнесенной косой лагуны (лагуна Заливная) и приметной сопки (сопка Заозерная), а также двух островков. За них он принял увиденные издали острова Скотт-Гансена, из которых два были наиболее приметными. От устья реки Гусиной они кажутся лежащими близ оконечности мыса Приметного.

9 августа караван переправился через реку Гусиную и, пройдя на юго-запад 14 км, стал лагерем. На следующий день норвежцы пошли осматривать берег мыса Приметного, т. е. южный берег полуострова Михайлова, а Бегичев один пошел на юг.

Обойдя глубокую бухту, он вышел на мыс «земляной, высокий». Под этим мысом Бегичев подразумевал узкий полуостров, отгораживающий лагуну в восточной вершине бухты Михайлова.

На галечной косе, которой заканчивался узкий полуостров, он нашел остатки большого костра и следы стоянки людей. На следующий день он привел на косу норвежцев, с которыми похоронили останки, как они думали, Тессема или Кнутсена, и поставили крест с надписью на цинковой пластине, рядом с которым Бегичев укрепил столб со своей надписью. В 1974 г. этот столб с надписью «Н.Б. 1921» нашли здесь участники спортивной экспедиции известного полярника Д. Шпаро газеты «Комсомольская правда». Место столба указал географ А.В. Шумилов, изучивший дневники Бегичева за 1921 г.



Н.А. Бегичев

Летом 1922 г. Бегичев принял участие в экспедиции геолога Н.Н. Урванцева, которая на шлюпке спустилась с геологической съемкой по реке Пясине с верховьев до устья и совершила морской поход вдоль берега от устья Пясины до устья Енисея. Участвуя в этой экспедиции, Бегичев обнаружил брошенные П. Тессемом почту и предметы снаряжения в 2 км восточнее устья речки Зедедеева; нашел доску с надписью штурмана Ф.А. Минина, установленную в 1740 г. на нынешнем мысе Полынья, а также останки П. Тессема на восточном берегу гавани Диксон.

Весной 1926 г. Бегичев во главе артели охотников ушел в тундру. Долго от группы не было никаких известий, и только летом 1927 г. вернувшиеся охотники рассказали, что он умер от цинги на зимовке у реки Пясины.

В 1964 г. в поселке Диксон сооружен памятник Бегичеву, под которым перезахоронили его останки. Именем Бегичева названы острова Большой и Малый Бегичев в юго-западной части моря Лаптевых, гряда Бегичева, пролегающая от устья реки Пясина на северо-восток до верховьев реки Тарея, улицы в Москве, Астрахани, Волгограде, Новосибирске, Норильске, Дудинке и на его родине, в г. Царёве.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 7.605. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз