Книга: Юг! История последней экспедиции Шеклтона 1914-1917 годов

КИТЫ ЮЖНОЙ АТЛАНТИКИ И КИТОБОЙНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

<<< Назад
Вперед >>>

КИТЫ ЮЖНОЙ АТЛАНТИКИ И КИТОБОЙНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

РОБЕРТ СЕЛБИ КЛАРК

Предложение начать китобойный промысел в субантарктике прозвучало в 1904, и уже в следующем году в Южной Джорджии начали работать первые предприятия. Начинание было столь успешным, что в промысел включились несколько компаний, а промысловый район был расширен до Южных Шетландских и Южных Оркнейских островов, и вплоть до 67 параллели вдоль западного побережья Земли Грехама. Этот район находится под юрисдикцией Фолклендских островов, и, соответственно, под контролем Британского Правительства, его географическое положение даёт исключительные возможности для успешного ведения бизнеса, так как в нём достаточное количество безопасных гаваней и отстоящих друг от друга островов, где и были построены береговые станции. Юрисдикция Фолклендских островов распространяется приблизительно с 50-го по 65-й градус южной широты и 25-й – 70-й градус западной долготы и включает в себя Фолклендские острова, Южную Джорджию, Южные Сандвичевы, Южные Оркнейские, Южные Шетландские острова и часть Земли Грэхама.

Отрасль процветает, и её продукция всегда находит рынки сбыта. Этим уникальна субантарктика, и в результате более чем вдвое увеличился мировой спрос на её продукцию. Общая экономическая ценность юрисдикции Фолклендских островов в 1913 году составила L1252432, в 1914-м L1300978, в 1915-м L1333401 и в 1916-м L1774570. Эти доходы, главным образом, получены от продажи китового жира и побочных продуктов промысла, например, гуано, и связаны с выловом в каждом сезоне нескольких тысяч китов. В 1916 году число китов, выловленных в этом районе, составило 11860, из которых 6000 пришлось лишь на одну Южную Джорджию. Китовый жир, продукт, имеющий теперь наиболее значительное экономическое значение в китобойном промысле, выпускается четырёх классов (некоторые компании добавляют пятый). Это № 0, I, II, III, IV, которые в 1913-м продавись по L24, L22, L20 и L18 за тонну. В 1919 г. цены выросли до L72, L68, L65 и L63 соответственно.

Китовый жир может легко быть преобразован в глицерин, он используется в производстве мыла, а совсем недавно и у нас, и в Норвегии, из него, путём простого процесса переработки, стали получать очень вкусный и питательный маргарин. В условиях военного времени значение китового жира было лишь подчёркнуто и, к счастью, его поставки были достаточно постоянными для производства огромного количества глицерина, требуемого стране для производства взрывчатки. Как продукт питания он был не менее важен в спасении страны от «отёчного» голода, когда она столкнулась с дефицитом овощных и других животных жиров. Уже одно производство гуано, костной муки и мясных продуктов компенсирует расходы китобойной станции, а ценность этих продуктов заключается в их свойствах. Мясные продукты добавляются в кормовой жмых, который является отличной пищей для откорма крупного рогатого скота, в тоже время костная мука и гуано являются очень эффективными удобрениями. Гуано, по сути, это, как правило, остатки переработки после процесса сушки и дезинтеграции, смешиваемые с измельчённой костью в пропорции две к одному. Оно изготавливается, главным образом, на береговых станциях и, в меньшей степени, на плавучих заводах, хотя на последних это оказалось не очень выгодно. Китовое мясо, возможно, слегка жирное и сильно пахнет, но вполне съедобно, в Южной Джорджии оно было добавлено в нашу продуктовую раскладку, это было мясо с хребта горбачей. Большое количество китового мяса мы «загрузили» в качестве пищи для собак для путешествия на юг, и последние ели его с жадностью. Интересно отметить также успешное разведение свиней в Южной Джорджии, в основном, если не полностью, они питаются китовой продукцией. Китовый ус, который в своё время являлся наиболее прибыльной статьёй Арктического китового промысла, здесь рассматривается как второстепенный. Китовый ус южных гладких китов достигает длины лишь около 7 футов и котируются по L750 за тонну, но количество этих выловленных китов очень невелико. Размеры китового уса других китов намного меньше и он более низкого качества, кроме, быть может, сейвалов, и приносит около L85 за тонну, кашалотов добывают в Южной Джорджии и на Южных Шетландских островах, но их количество непостоянно, они более многочисленны в тёплых районах. Другая продукция и её стоимость слишком хорошо известны, чтобы повторяться.

«Эндьюранс» достиг Южной Джорджии 5 ноября 1914 года и встал на якорь в бухте Короля Эдуарда, залив Камберленд, у Грютвикена, береговой станции Аргентинской Промысловой Компании (Argentina Pesca Company). В течение месяца, проведённого на острове, в свободное от общей рутинной экспедиционной работы, значительная часть времени была посвящена изучению китов и китобойного промысла и, одновременно, другим исследованиям животного мира этого интересного субантарктического острова. Были посещены шесть из семи существующих китобойных станций, и было получено общее представление обо всей производственной отрасли.

От Южной Джорджии путь «Эндьюранс» лежал по прямой к группе Южных Сандвичевых островов между островами Saunders и Candlemas. Затем юго-восточным и южным курсами мы вышли к барьеру Земли Котса, вдоль которого прошли несколько сотен миль, пока не были вынуждены взять к западу, где мы 19 января 1915 года, к сожалению, были зажаты на 76?34’ ЮШ и 37?30’ ЗД огромными массами тяжёлого пакового льда. К 19 марта 1915 года корабль продрейфовал до 76?59’ ЮШ и 37?47’ ЗД, а затем его понесло на запад и север до тех пор, пока он не был разрушен на 69?5’ ЮШ 51? 30’ ЗД 26 октября 1915 года. Мы продолжали постепенно дрейфовать на север, плывя на льдинах, пройдя Землю Грэхама и остров Жуанвиля и, наконец, 9 апреля 1916 года взяли лодки и 15 апреля достигли острова Элефант. Таким образом, зона юрисдикции Фолклендских островов была практически полностью обогнута и может быть интересным сравнить упоминания о китах, увиденных за пределами зоны к югу от неё с данными о каждом виде, выловленными в ходе интенсивного промысла в этой области.

Наиболее продуктивная часть Южной Атлантики лежит к югу от 50-го градуса южной широты, где активный промысел ведётся вплоть и даже за полярным кругом. Считается общепринятым фактом, что численность китов в антарктических водах зависит от ледовой обстановки и, кажется вполне резонным предположить, что именно этим может быть объяснено сравнительно небольшое число китов, замеченных экспедицией более севернее и в более открытом море, китобои утверждали, что их неудачные промысловые сезоны почти всегда совпадали с недостатком льда. Все без исключения экспедиции, которые проникали далеко на юг и сталкивались с «хорошим» паковым льдом, сообщали о большом количестве встреченных там китов, даже на самых дальних южных широтах, так что своими знаниями о встречаемости китов в Антарктике мы во многом обязаны этим экспедициям, хотя основной их целью было либо открытие новых земель или же сам полюс. Наибольшее число антарктических Экспедиций было проведено в двух районах – в Южной Атлантике и в море Росса, и отчёты о наличие китов, как результат, повествуют об этих двух областях. Экспедиции в промежуточные области, в частности, Бельджики в западную и Гаусса в восточную части Антарктиды, сообщают об умеренно большом количестве китов, так что они обитают отнюдь не только в двух районах, упомянутых выше.

Эффективная промысловая область, как можно предположить, расположена в радиусе ста миль от каждой береговой станции или плавучего завода, и приблизительная оценка промыслового района всех Фолклендских станций составляет примерно 160 000 квадратных миль. В общей же сложности площадь всей Фолклендской зоны составляет около 2-х миллионов квадратных миль, что грубо менее одной шестой части всего Антарктического бассейна. Возникает резонный вопрос, насколько «процент вылова» в течение короткого промыслового сезона влияет на общее поголовье китов, но об этом пока можно только гадать, поскольку достоверные результаты сравнения этих цифр могут дать, главным образом, только научные и другие экспедиции в районы за пределами области интенсивного промысла. С другой стороны достаточно очевидно, однако, что один из видов – горбатый кит (горбач) в опасности полного уничтожения, а синие и финвалы, две другие разновидности полосатиков, которые составляют основную часть добычи, встречаются пока так же часто, как и раньше.

Китов, добываемых различными китобойными станциями Фолклендской зоны можно разделить на три основных вида – синий кит (Balaenoptera musculus), финвал (Balaenoptera physalis) и горбач (Megaptera панартериит), кашалотов (Physeter catodon) и гладких китов (Eubalaena glacialis) ловят случайно и редко, а сейвалов (Balaenoptera borealis) стали ловить в Южной Джорджии лишь в 1913 году, и в настоящее время они составляют весомый процент улова на Фолклендских островах. На ранней стадии китобойного промысла в Южной Джорджии и до сезона 1910-11 практически весь улов составляли горбатые киты. В 1912-13 вылов полосатиков в Южной Джорджии и Южных Шетландских островах были следующим:

горбач – 38 %, финвал – 36 %, синий кит 20 %. В последние годы процент изменился значительно, преобладают синие киты и финвалы, вылов горбачей быстро снижается. В 1915 году Китобойная компания Южной Джорджии (Messrs. Salvesen, Leith) выловила 1085 китов, из них 15 % горбачей, 25 % финвалов, 58 % синих китов и 2 % гладких китов. В том же году улов трёх компаний Южных Шетландских островов составил 1512 китов и данные по ним следующие: 12 % горбачей, 42 % финвалов и 45 % синих китов. В 1919 году Южная китобойная и тюленебойная компания (Стрёмнесс, Южная Джорджия) выловила 529 китов, из них 2 % горбачи, 51 % финвалы и 45 % синие киты. Эти данные не показывают общего вылова китов, но являются достаточно надёжными, чтобы показать, как воздействует на численность видов промысел. Очень заметно сокращение числа горбачей, и даже помимо разрешения на возможное увеличение вылова более крупных и прибыльных синих китов и финвалов, есть достаточно доказательств, что горбачи находится под угрозой исчезновения.

Данные о выловах китов в северных районах, регионах от 50-го градуса широты на север к экватору, которые рассматриваются как следующие по важности после субантарктики, хотя и не столь продуктивны, полезны для сравнительного анализа. В Saldanha Bay, Капской Колонии, в 1912 году выловили 131 кита и распределение было следующим: 35 % горбачи, 13 % финвалы, 4 % синие киты, 46 % сейвалы, а ближе к экватору, в Порт-Александре, общий улов составил 322 кита, в процентах 98 горбачи и всего только 2 % финвалы и сейвалы. В 1914 году в Южной Африке (главным образом в Saldanha Bay и в Дурбане) в общей сложности выловили 839 китов, 60 % из которых составили горбачи, 25 % финвалы и 13 % синие киты. В 1916 году выловили 853 кита – 10 % горбачи, 13 % финвалы, 6 % синие киты, 68 % кашалоты и 1 % сейвалы. В чилийских водах в 1916 году всего добыли 327 китов – 31 % горбачи, 24 % финвалы, 26 % синие киты, 12 % кашалоты и 5 % гладкие киты. Кажется, что существует определённая взаимосвязь между двумя районами. Вылов составил те же виды китов и периоды вылова дополняются с завидной точностью, промысловый сезон длится с конца ноября по апрель в субантарктике и с мая по ноябрь в субтропиках. Несколько компаний, однако, ведут ограниченный промысел в Южной Джорджии и на Фолклендских островах в течение зимы, но он не очень выгоден, хотя и подтверждается присутствие китов в этом районе в зимние месяцы.

Миграции китов вызваны двумя причинами:

(1) перераспределением пищи;

(2) местом для размножения.

В течение летних месяцев в море в Антарктике в изобилии растительная и животная жизнь, и киты, которые питаются небольшим планктоном, соответственно, многочисленны, но зимой такое положение вещей меняется и китов мало или они отсутствуют, по крайней мере, в более высоких широтах. В течение дрейфа «Эндьюранс» почти ежедневно брались образцы планктона во время Антарктического лета и зимы. С декабря по март было достаточно несколько минут поводить сачком по поверхности моря, чтобы наполнить сеть образцами растительной и животной жизни, но это изобилие у поверхности внезапно заканчивалось в апреле, и до возвращения дневного света и вскрытия пакового льда последующие выборки содержали лишь очень маленькие организмы. Нижние слои воды, вниз приблизительно со ста саженей были не намного продуктивны и Euphausiae (Антарктический криль) хоть и попадался в заборе, но крайне редко. В течение зимы, проведённой на острове Элефант, наш общий вылов папуанских пингвинов за период с 15 апреля по 30августа 1916 составил 1436 птицы. Все эти птицы были разделаны, печень и сердца шли в пищу, а шкуры использовались в качестве топлива. В то же время желудки неизменно исследовались и их содержимое описывалось. В большей части желудков находились небольшие ракообразные Euphausia. Иногда, однако, встречаются записи о небольших рыбках. Количество Euphausiae, содержащегося в большинстве желудков было огромным относительно размера птиц. Эти пингвины были мигрирующими и выходили на берег только когда заливы были свободны ото льда, а поскольку было несколько периодов из четырнадцати дней подряд, когда заливы и окружающее море было покрыто густой плотной массой льда, то в оставшееся время пингвины полностью отсутствовали. Euphausiae присутствовал в достаточном количестве в некоторых, если не во всех субантарктических водах во время Южной зимы. Мы можем предположить таким образом, что миграция к югу антарктическим летом связана, безусловно, с поисками пищи. Наблюдения показали существование северной миграции, и, кажется очень маловероятным, что она тоже в поисках пищи, скорее всего для целей размножения, видимо киты выбирают более умеренные регионы для рождения детёнышей. Эта точка зрения подкрепляется статистическими отчётами, которые показывают, что спаривание происходит в северных районах, вынашивание плода осуществляется матерью во время южной миграции в Антарктику, а детёныши рождаются в более благоприятных водах к северу от субантарктической зоны. Мы ещё должны доказать, однако, возможность приполярной миграции, мы в неведении о количестве китов, которые остаются в субантарктических районах во время Южной зимы.

Ниже приведена грубая классификации китов, с особым упоминанием тех, которые встречаются в Южной Атлантике:

1. УСАТЫЕ КИТЫ (Mystacoceti)

Гладкие Киты (Balaenidae) —

Южный гладкий кит (Eubalaena glacialis)

Полосатиковые (Balaenopteridae) —

Горбатый кит (Megaptera nodosa)

Финвалы —

Синий Кит (B. musculus),

Финвал (B. physalis),

Сейвал (B. borealis),

Карликовый полосатик (B. Acutorostrata),

Полосатик Брайда (B. brydei)

2. ЗУБАТЫЕ КИТЫ (Odontocetes)

Кашалот (Physeter catodon),

Бутылконос (Hyperoodon rostratus)

Дельфины —

Косатка (Orcinus orca)

Гринда (Globicephalus melas)

Короткоголовые дельфины (Lagenorhynchus sp.)

Разделение усатых китов определяется размером китового уса. Эти киты имеют огромные мускулистые языки, которыми проталкивают воду сквозь пластинки китового уса и таким образом отфильтровывают небольшие съедобные организмы. Еда усатых китов главным образом состоит из мелких ракообразных, которые встречаются в планктоне, хотя некоторые киты (горбач, финвал и сейвал) кормятся также рыбой. В желудках всех исследованных в Южной Джорджии в декабре 1914 года китов, принадлежавшим трём видам – горбачам, финвалам и голубым китам, содержались небольшие ракообразные Euphausiae (криль) со смесью амфиподов. Зубатые киты – кашалоты и бутылконосы, как известно, живут на кальмарах, и что изобилие этого типа пищи в море Уэдделла было доказано исследованием желудков пингвинов и тюленей. В желудках императорских пингвинов (были исследованы сотни) неизменно содержались Головоногие, а большие, частично переваренные кальмары, часто встречались в желудках у тюленей Уэдделла. Спинной плавник есть у полосатиков, но отсутствует у гладких китов. Вместе с другими чертами, в частности размерами животного, он является их характерным отличительным признаком, но не всегда.

На начальном этапе плавания, за исключением нескольких косяков дельфинов, киты практически не встречались. По мере приближения к Фолклендской зоне они стали появляться во множестве. Четыре небольших косяка финвалов и несколько горбачей были замечены 28 и 29 октября 1914 года на 38?01’ ЮШ и 55?03’ ЗД и на 40?35’ЮШ 53?11’ ЗД соответственно, 31 октября 1914 на 45?17’ ЮШ и 48?58’ ЗД заметили гринду. В Южной Джорджии на различных станциях выловленные в декабре 1914 года киты были представлены синими китами, финвалами и горбачами (перечислены соответственно по количеству выловленных). За время промыслового сезона 1914-15 (с декабря по март) в секторе от Южной Джорджии к Южным Сандвичевым островам и вдоль Земли Котса к изголовью моря Уэдделла записи о китах не столь многочисленны. Два упоминания несомненно связаны с горбачами, они встретились непосредственно у Южных Сандвичевых островов. Паковый лёд начался на 59?55’ ЮШ и 18?28’ ЗД и синие киты встречались ежедневно примерно вплоть до 65-го градуса. C 27 декабря 1914 г. по 3 января 1915 г. между 65?43’ ЮШ 17?30’ ЗД и 69?59’ ЮШ 17?31’ ЗД китов не было видно. 4 января, однако, на 69?59’ ЮШ и 17?36’ ЗД рядом с судном в достаточно открытой воде появились два больших кашалота и уплыли на запад. Они оставались достаточно долго на поверхности воды, чтобы их можно было легко идентифицировать. Ещё дальше на юг синие киты попадались только изредка, а финвалов мы смогли идентифицировать только в одном или двух случаях. Косатки, однако, были многочисленны, как и карликовый полосатик. Сомнений не было в определении последнего вида, поскольку он часто подходил близко к борту судна. С апреля по сентябрь (включительно) море было покрыто льдом (за исключением локальных «каналов») и киты отсутствовали. В октябре киты снова появились и с этого времени встречались ежедневно. Идентификация видов, однако, была затруднена, «Эндьюранс» был раздавлен и затонул, и наблюдения за ними были возможны только с льдин, или позже с лодок. Часто было видно высокий фонтан вырывающихся брызг, выдававший присутствие синих китов или финвалов. Карликовые полосатики вновь появились в «каналах» рядом с нашей «лагерной» льдиной и легко распознавались. Исключительная возможность представилась нам 6 декабря 1915 года, когда косяк из восьми бутылконосов (Hyperoodon rostratus) появился в небольшой полынье рядом с «Океанским лагерем» на 67?47’ ЮШ и 52?18’ ЗД. Они были от 20 до чуть более 30 футов в длину и однотонного тёмного серо-коричневого цвета, крупные особи имели тускло-жёлтый окрас. Они все были без белых пятен. На краю пакового льда в первой половине апреля 1916 года примерно на 62? ЮШ и 54? ЗД (вход в пролив Брансфилд) киты были весьма многочисленны, это были, главным образом, финвалы, и несколько сейвалов. Интересно отметить, что промысловый сезон 1915–1916 был чрезвычайно продуктивен – не менее чем 11860 китов были выловлены в одной только Фолклендской зоне.

Южно Атлантический китобойный промысел позже достиг критической стадии развития. Сейчас он зависит от вылова больших финвалов и синих китов, число горбачей быстро снижалось, так что общей их численности, как представляется, был нанесён значительный урон. Что касается других видов, то южных гладких китов и так никогда не было в изобилии, кашалоты и сейвалы демонстрировали сильные сезонные колебания численности, хотя их также и так не много, за бутылконосом и карликовым полосатиком так далеко не охотились, за исключением, в последнее время, случаев ради мяса. Массовый забой китов и в субантарктике и в субтропиках, областях, связанных между собой, требует принятия всеобщего законодательства, направленного на защиту китов от скорого коммерческого уничтожения, а от индустрии, которая имеет всемирное экономическое значение, следует отказаться. Британское правительство, контролирующее лучшие в мире промыслы, полностью осознаёт ситуацию и межведомственный Комитет под руководством Министерства по делам колоний в настоящее время разрабатывает работоспособный план и по защите китов и на благо отрасли.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.849. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз