Книга: Юг! История последней экспедиции Шеклтона 1914-1917 годов

МЕТЕОРОЛОГИЯ

<<< Назад
Вперед >>>

МЕТЕОРОЛОГИЯ

Л.Д.А. ХАССИ (Лондон), капитан артиллерии

Результаты метеонаблюдений экспедиции, когда они велись должным образом, в сочетании с полученными от других станций в южном полушарии, будут очень полезны для метеорологии в целом и её практических и экономических приложений.

Южная Америка, пожалуй, заинтересована в них более чем любые другие страны, хотя и Австралия, и Новая Зеландия и Южная Африка зависят от погодных условий в Антарктике. Продолжающиеся сейчас исследования показывают, что метеорология двух полушарий более взаимозависима, нежели считалось до этого, и что метеорологические возмущения в одной части мира ощущаются в более или менее удалённых местах, а может быть и во всём мире.

Очевидно, поэтому, что полное знание погодных условий в любой части мира, под которым подразумевается способность делать правильные прогнозы, никогда не сможет быть получено без знания погодных условий в любой части мира. Именно это делает необходимость чисто научных полярных экспедиций столь обязательным, так как наши сегодняшние знания метеорологии Арктики и Антарктики очень скудны, и в определённой степени, бессистемны. Нужна сеть метеостанций, хорошо оборудованных приборами и обученным персоналом, охватывающая весь антарктический континент. Исследовательские суда могут дополнять эти наблюдения другими, сделанными во время плавания в антарктических водах. Это будет оплачиваться, поскольку несёт выгоду фермерам, морякам и многим другим, тем, кто так зависим от знания погоды.

В качестве примера ценности знаний об антарктических погодных условиях можно привести результаты наблюдений и исследований, проведённых на Южных Оркнейских островах – группе субантарктических островов на входе в море Уэдделла, в результате которых было выяснено, что холодная зима в этом море предшествует засухе на значительной площади Аргентины тремя с половиной годами позже. Для фермеров, значение этих знаний заранее огромно, и поскольку Англия инвестирует в Аргентину почти триста миллионов фунтов стерлингов, Антарктические экспедиции доказали, и ещё раз докажут свою ценность даже с чисто коммерческой точки зрения.

Я привёл лишь один пример, дабы убедить тех, у кого ещё есть вопросы о необходимости полярных экспедиций, а таких примеров можно привести ещё немало.

Как только стало ясно, что высадка на землю не может быть осуществлена и что придётся провести зиму на корабле, дрейфуя вместе с паком, на нём были установлены приборы и наблюдения велись также, как если бы мы находились на берегу.

На платформе над кормой вдали от жилых помещений был построен метеорологический экран, в котором были размещены максимальный и минимальный термометры, пишущий барограф и термограф – приборы, которые записывают каждое изменение температуры и давления на лист бумаги на вращающемся барабане, эталонный термометр, очень тщательно изготовленный и откалиброванный термометр. Остальные термометры были откалиброваны от этого одного. В верхней части экрана был закреплён анемометр Робинсона. Он состоял из вертикального стержня, на вершине которого были четыре поворотных лопасти, вращающихся к нему под прямым углом. К концам этих лопастей были прикручены полусферические чашки. Они улавливали ветер и вращались со скоростью, меняющейся в зависимости от силы ветра. Скорость ветра можно было считать на циферблате под лопастями.

Кроме того, там был прибор, называемый анемометром Дайнса (Dines), который позволял одновременно следить за силой, продолжительностью и направлением ветра. В нём было то преимущество, что барабан, на котором фиксировались результаты измерений, был размещён внизу, так что можно было сидеть в сравнительно тёплой комнате и следить за различными стадиями бури, бушующей снаружи. Используемым барометром был обычный барометр Кью. Когда корабль был раздавлен, все месячные отчёты были спасены, но подробные кальки, которые были упакованы в трюме, были потеряны. Впрочем, они были и не так уж важны. Непрерывные наблюдения велись и во время долгого дрейфа на льдине, и даже на острове Элефант температура ежедневно измерялась в полдень, пока позволяли термометры. Неисправности этих приборов, особенно тех, что имели подвижные части, были очень часты.

Несколько выдержек из наблюдений, сделанных в течение 1915-го – серии наблюдений, которые практически полны – могут быть довольно интересны. Январь был унылым и пасмурным, только 7 % времени ясное голубое небо, 71 процент времени небо полностью затянуто тучами.

Процент ясного неба неуклонно возрастал вплоть до июня и июля, эти месяцы показывают, соответственно, 42 % и 45,7 %. В августе 40 % наблюдений – чистое небо, в то время как сентябрь показал резкое падение до 27 процентов. Октябрьская погода была такой же, а в ноябре было пасмурно практически всё время, ясное небо показывалось только в 8-ми процентах наблюдений. В декабре небо было полностью затянуто тучами почти 90 процентов времени.

Температура в целом была достаточно высокой, хотя внезапное её неожиданное падение в феврале, после серии сильных северо-восточных штормов, стало причиной замерзания судна и положило конец надеждам на высадку в тот год. Самая низкая температура была зарегистрирована в июле —35 градусов, т. е. 67 градусов ниже нуля (-37C). К счастью, поскольку море представляло собой массу консолидированного пака, воздух был сухим и выпало много ясных солнечных дней. Позже, по мере относа пака к северу и его взламыванию, образовывались широкие полосы воды, вызывающие туман, изморозь и вообще унылую пасмурную погоду. Короче говоря, можно сказать, что в море Уэдделла лучшая погода зимой. К сожалению, в течение этого времени года также исчезает солнце, поэтому нельзя насладиться ей так, как бы хотелось.

Южные ветра, как правило, приносили ясную погоду, со значительным падением температуры, северные же сопровождались туманом, пеленой и пасмурной погодой со сравнительно высокой температурой. В Антарктике температура в 30 градусов, т. е.ниже замерзания, считается невыносимо жаркой (-1 °C).

Наибольшей трудностью, с которой мы столкнулись, было накопление инея на инструментах. При низких температурах всё вокруг покрывалось ледяными кристаллами инея, которые со временем превращались в огромные глыбы. Иногда глыбы инея падали, делая опасными прогулки вдоль палубы. Иней намерзал на термометрах, стеклянном шаре солнечного самописца и подшипниках анемометра, вызывая необходимость частого пользования щёткой для его удаления, а иногда полностью парализовал работу приборов.

Одна худших пережитых нами бурь началась 1 августа 1915 года и стала для корабля началом конца. Она продолжалась в течение четырёх дней при облачной и пасмурной погоде и, начиная с этого времени, мы редко наблюдали солнце.

Погода, с которой мы столкнулись на острове Элефант, может быть описана только как ужасная. Поскольку мы располагались в устье ложа, вниз по которому медленно двигается огромный ледник, с открытым морем впереди и слева, и высокими, покрытыми снегом горами справа от нас, воздух почти никогда не был свободен от снежной крупы, а ветра усиливались до устрашающей мощи, проходя над ледником и сквозь узкое жерло лощины. Огромные глыбы льда швыряло словно гальку, тюки с одеждой и кухонной утварью были вырваны из наших рук и унесены в море. В первые две недели после высадки дул штормовой ветер, временами со скоростью свыше ста миль в час. К счастью, он никогда больше не достиг такой мощи, но несколько случайных жестоких шквалов заставили нас очень попереживать за безопасность нашей хижины. Остров почти постоянно покрывала пелена тумана и снега, ясная погода наблюдалась лишь время от времени, когда нас окружал паковый лёд. К счастью, череда юго-западных штормов отнесла лёд на северо-восток за два дня до прибытия спасательного судна, предоставив последнему сравнительно чистое море, чтобы приблизится к острову.

Будучи одинокой дрейфующей метеостанцией посреди широких просторов моря Уэдделла, не зная, что происходит где-либо вокруг нас, делать прогноз погоды было очень сложно, а порой невозможно.

Большую помощь в этом направлении науки оказали копии исследований и статей по антарктической метеорологии, любезно предоставленные нам господином Р.К. Моссманном.

Я попытался дать этот очень краткий отчёт о метеорологической части экспедиции наиболее «популярным языком», нежели научный, публикация же полного отчёта и его научное обсуждение будет проводиться в другом месте, но если описываемые трудности, с которыми мы столкнулись в работе, увеличивают значение антарктических экспедиций и необходимость дальнейших непрерывных исследований в непосредственной близости к полюсу с чисто утилитарной точки зрения, то эта цель, в итоге, будет достигнута.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.918. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз