Книга: Акулы: Мифы и реальность

Промысел акул

<<< Назад
Вперед >>>

Промысел акул

В разных уголках мира промысел акул существует очень давно; древнегреческие и древнеримские кулинарные рецепты указывают на тот факт, что акулы и скаты входили в меню патрициев еще за несколько веков до нашей эры. Материалы первых исследователей Америки, появившиеся в XVI–XVII вв., указывают на то, что акулообразных ловили индейцы, живущие по берегам океана.

Да и в Европе промысел акул был развит весьма широко; в средние века их ловили в Средиземном и Северном морях, в XVIII–XIX вв. русские поморы вели активный промысел полярной акулы в водах у Кольского полуострова. Любопытно, что живописцы Фландрии XVI–XVIII вв., очень любившие натюрморты, часто изображали акулообразных, прежде всего ромбовых скатов, в качестве пищевой рыбы, обычной на столах европейцев. Для, любознательных могу сказать, что мои поиски в выставочных залах и запасниках музеев только нашей страны, позволили выявить 18 таких натюрмортов, а если учесть альбомы зарубежных собраний, то такая коллекция составит около полусотни зарисовок и картин.

К сожалению, сложность рыбохозяйственной статистики и большие «допуски», существующие в ней как за рубежом, так и у нас в стране, не позволяют разделить достаточно корректно уловы акулообразных на акул и скатов (за редким исключением). Поэтому в данном разделе рассматриваются перспективы промысла вообще акулообразных.

Современные акулы и скаты добываются практически повсеместно. В 1950–1960 гг. мировой ежегодный вылов акулообразных составлял величину приблизительно 200 тыс. т, а к середине 70-х годов, по данным ФАО[29], он достиг примерно 0,5 млн т. Начиная с 1970 г., несмотря на научно-технический прогресс в рыболовстве, мировая добыча рыбы практически не увеличилась. Ежегодный улов колебался от 65 до 70 млн т, в том числе 55 млн т приходилось на морскую рыбу. Прогноз многих ученых, прежде всего советских (работы П. А. Моисеева и др.), что мировой улов может превышать 100 млн т ежегодно, не оправдался. Известный американский биолог Дж. Куллини в книге, вышедшей в середине 70-х годов в США, пишет: «Теперь ихтиологи повсеместно придерживаются мнения, что за исключением одного сомнительного случая промысловый лов в настоящее время ведется на максимальном уровне, который допускается возможностями естественного воспроизводства. На некоторых участках интенсивное траление и, возможно, непрерывное уничтожение важных хищников неизбежно приводит, с одной стороны, к постоянному перелову, а с другой — к почти полному разрушению самих экосистем»[30]. Это заключение касается и акул как объекта интенсивного рыболовства и как «важного хищника», занимающего определенное место практически во всех океанических экосистемах.

В 80-е годы мировой вылов акулообразных стабилизировался на уровне 0,6 млн т (от 569 тыс. т в 1983 г. до 623 тыс. т в 1982 г.), что составляет примерно 1 % от вылова всех морепродуктов. Правда, в эту цифру не входят приловы акул при лове других гидробионтов; не вошли в нее и результаты спортивного рыболовства. Явно занижены объемы местного прибрежного рыболовства, постоянно имеющего место в водах тропических широт, где морепродукты обычно являются чуть ли ни единственным источником животного белка. Можно, с учетом последнего, достаточно уверенно оценить объем ежегодного изъятия акулообразных примерно в 0,7 млн т.

Основная масса акулообразных сегодня добывается в Тихом и Атлантическом океанах (примерно по 37–40 %) и вдвое меньше в Индийском океане.

Наряду с развитыми рыбодобывающими странами, такими, как Япония, Великобритания, Франция и Норвегия, в которых издавна развит промысел акул и скатов, большая доля добычи акулообразых сегодня приходится на развивающиеся страны, расположенные в теплых широтах. В последних случаях основу промысла составляют прибрежные донные и придонные, а также неритические акулы и скаты разных видов. Например, на Кубе основу уловов прибрежного промысла, выполняемого со специальных малотоннажных судов, составляют акулы-няньки, скаты-орляки и некоторые серые акулы.

В последние годы уловы акулообразных развивающимися странами заметно возросли. Первенство здесь держит Индонезия; за несколько лет уловы акул и скатов в этой стране выросли в 8 раз, с 29,5 тыс. т в 1977 г. до 240 тыс. т в 1985. Возможно, здесь имеет место и небольшая накладка — заметное улучшение статистического обеспечения рыболовства развивающихся стран и как следствие — поступление от них в ФАО более полной информации. Но сегодня на рыбных рынках Индонезии (о-в Ява) акулообразные составляют не менее 1/5 ежедневного улова.

Заметно упали уловы акулообразных в Японии и в развитых европейских странах; с 1977 по 1988 г. уловы акулообразных в Японии упали в 2 раза, в Норвегии — в 6 раз и во Франции — в 3,5 раза. Снижение уловов японскими рыбаками произошло за счет перепрофилирования промысла на другие объекты — тунцов, лососевых, искусственно разводимые виды, а норвежского и французского (как и других стран Европы) — за счет значительного перелова и снижения запасов ряда видов акул. Так, к середине 70-х годов численность североморского стада катрана сократилась почти на 70 %, стада катрана Северо-Западной Атлантики — практически вдвое, а численность гигантской и сельдевой акул упала на одну треть. Катран Северного моря около 20 лет интенсивно эксплуатировался промыслом (без контроля за динамикой численности) и составлял до 2/3 уловов акулообразных таких стран, как Великобритания, Норвегия, Польша и Германия. Так, например, если в 1977 г. норвежские рыбаки выловили 13,23 тыс. т катрана (приблизительно 69 % национального вылова акулообразных) и 80 т атлантической сельдевой акулы, то уже через пять лет, в 1983 г., эти величины составили соответственно только 4,3 тыс. т и 40 т. Явно сказалось падение численности этих видов акул, тем более что рыбохозяйственная статистика указывает на сохранение в этот период промысловых усилий в норвежском промысле акулообразных примерно на одном уровне.

Мировой улов акул представлен в основном 30 видами, прежде всего катранообразными, добываемыми повсеместно донными тралами и реже донными ярусами и сетями; серыми, молотоголовыми и ламноидными акулами, вылавливаемыми пелагическими ярусами при ведении специализированного лова акул или при промысле тунцов (как прилов) и жаберными сетями; а также различными донными видами, добываемыми в прибрежных водах различными орудиями лова. Часто для промысла последних, особенно на островах тропиков, применяются примитивные орудия и приспособления, которыми местные жители ловили акул десятки и даже сотни лет назад.

На долю собственно акул сегодня приходится 55–60 % от общего улова акулообразных, остальная часть улова представлена различными скатами, прежде всего ромбовыми (до 25 % от общего улова акул и скатов). В незначительном количестве в отдельных районах (например, в водах Новой Зеландии) добываются ближайшие родственники акулообразных — химеры.

Добыча акулообразных в СССР велась и ведется лишь эпизодически. Вели промысел катранов в Черном море и на Дальнем Востоке, опытный (кстати, весьма удачный) лов полярной акулы в Баренцевом море (1983–1984 гг.); в начале 60-х годов предпринимались попытки организации фирмы «Югакула» для лова пелагических акул в Индийском океане для последующей продажи на экспорт. Но все эти попытки остались лишь благими начинаниями. До настоящего времени акулообразные у нас в стране добываются лишь как прилов; уровень добычи весьма стабилен — около 10 тыс. т в год.

Оценки существующей сырьевой базы современных акулообразных в целом и по отдельным таксонам и стадам массовых видов позволяют предположить перспективное увеличение мирового вылова акулообразных до 800 тыс. т. Такое изъятие с учетом требований регулирования рыболовства и охраны промысловых угодий позволит вести промысел акул и скатов рационально, на пределе допустимых возможностей. Одновременно такое изъятие хищников разных (!) экологических группировок[31] позволит сохранять для океана или промысла ежегодно до 1,5–2 млн т ценных промысловых рыб и беспозвоночных. которые бы выедались невыловленными акулами и скатами.

Ориентировочные расчеты показывают, что в настоящее время вылов акул достигает 6 % от их общих запасов, т. е. величины, близкой к максимальной для животных со столь малой плодовитостью и большим жизненным циклом (включая позднее половое созревание многих видов). Причем пресс промысла на различные группы акул отнюдь не равнозначен. В ряде случаев интенсивный бесконтрольный промысел, в том числе и местный (например, стада североморского и черноморского катранов, австралийской и американской суповых акул), резко подорвали численность ряда видов и популяций. При организации рационального промысла акул и скатов необходимо проведение детального исследования их распределения и экологии, без чего немыслима правильная оценка их численности и сырьевой базы. Необходимо учитывать и низкую воспроизводительную способность акул, их позднее половое созревание (у многих промысловых видов на 6—8-м году жизни) и роль в экосистемах, так как их изъятие в больших объемах наверняка приведет к нежелательным последствиям, разрушению сложившихся трофических связей и как следствие — к разрушению собственно экосистем. Мне, к глубочайшему сожалению, довелось наблюдать такую ситуацию в 1989 г. на Кубе. Еще 40 лет назад воды, прилежащие к столичным пляжам, изобиловали акулами самых разных видов; здесь велся любительский и специализированный промысел, случались и трагедии — нападения акул на пловцов. За последние три десятилетия бесконтрольный промысел, загрязнение вод бытовыми и промышленными стоками привели к тому, что, по словам крупнейшего специалиста по кубинским акулам, директора Национального аквариума в Гаване, Д. Гитара, последние гаванские акулы — это несколько акул-нянек, живущих в аквариуме. Сегодня кубинские рыбаки уходят на лов акул за 200–300 км от Гаваны, в районы, где еще есть акулы, где живы экосистемы. Аналогичная ситуация начинает складываться и в других районах, например, в водах Индонезии.

Наиболее перспективными в промысловом отношении из ныне живущих акул являются сравнительно многочисленные и легко доступные для существующих орудий промысла ламнообразные и пелагические виды кархаринообразных (пелагический ярус, жаберные сети), придонные и донные кархаринообразные (донный трал, сети, ловушки разного типа), катранообразные акулы (донный трал, глубоководный ярус). На долю этих акул приходится более 3/4 запасов современных акул, которые можно в первом приближении оценить в 12–13 млн т.

Морское спортивное рыболовство получило широкое распространение в мире после второй мировой войны. Среди почетных трофеев определенное место занимают и акулы. Из последних наиболее спортивной считается акула-мако. Известный писатель Э. Хемингуэй, установивший рекорд поимки крупной мако на спиннинг, так писал об этой акуле: «Мако не уступает в прыжках никакой другой рыбе, „ход“ у нее быстрее, чем у большинства из рыб. Это грозный противник. Она может напасть на сидящего в лодке человека, который подцепил ее на крючок». Кроме мако, приманку часто берут тигровая, большая белая, некоторые серые, а вдали от берега — голубая и длиннорукая акулы; часто спиннингисты вытаскивают на берег из морских глубин причудливых, но не менее опасных акул-молотов. Особенно широко развито морское спортивное рыболовство в США, Австралии, Южной Африке и в странах Южной Европы. В ряде стран существуют клубы рыболовов-спортсменов и любительские ассоциации, в том числе и «акульи».

Для лова акул обычно используют спиннинг с леской, способной выдержать многокилограммовую нагрузку; но, как показала практика, чаще всего вес акулы во много раз превышает теоретические возможности лески, которые компенсирует умение рыболова. Улов же может быть самым непредсказуемым.

Так, по данным австралийского ихтиолога Д. Стивенсона, крупного знатока акул региона, только с 1979 по 1982 г. (за 3,5 года) у побережья штата Новый Южный Уэльс зарегистрированными рыболовами-любителями было выловлено более полутысячи акул, в том числе две большие белые длиной 1,5 и 4,5 м, сто тридцать акул-мако длиной 0,8–3,4. м, около полусотни голубых акул длиной более 2 м, 89 тигровых длиной до 3,8 м и шестьдесят молотоголовых акул разной длины.

Регулярно в водах Австралии и Калифорнии (а раньше и Кубы) проводятся соревнования по поимке акул и регистрируются рекорды. Наибольшее число последних приходится на долю большой белой акулы.

Австралийский рыболов-любитель Альф Дин установил свой первый рекорд в 1955 г. В прибрежных водах Южной Австралии он поймал белую акулу длиной чуть менее 5 м и массой 1150 кг, впервые перешагнув рубеж в тонну веса добычи. При этом хищница была поймана легким спиннингом с леской, усилие на разрыв которой составляло всего 54 кг.

Рекорд Дина продержался довольно долго, более 20 лет, и лишь зимой 1976 г. он был побит. Это произошло вновь в водах Австралии. Житель Перта К. Грин после 5-часовой борьбы добыл 5-метровую белую акулу весом 1550 кг. Такой же гигант был пойман в австралийских водах и в апреле 1990 г.

И рекорду Грина не суждено было стать последним, он не дотянул даже до десятилетнего юбилея. В 1984 г. снова в австралийских водах местный рыболов-спортсмен В. Хильсон выловил с борта своего катера большую белую акулу длиной около 5,5 м и весом почти в 2 т.

Американские и австралийские газеты (а вслед за ними и отечественные средства массовой информации) периодически публикуют эффектные сообщения о еще юных рыболовах, побеждающих весьма крупных акул. Так, в начале 1974 г. четырнадцатилетняя австралийская школьница Пэтси Беркли в водах, омывающих берега Нового Южного Уэльса, поймала акулу весом 90 кг. Вес хищницы почти в два раза превзошел вес девочки и борьба, во время которой юной рыбачке помогали взрослые, длилась около часа. Подобный спорт, однако, вряд ли стоит пропагандировать среди юных рыболовов, так как известны случаи, когда леска, по беспечности или из-за самоуверенности — чтобы добыча не сорвалась, намотанная на руку, или даже обвязанная вокруг пояса рыболова, становилась причиной его гибели, превращая человека в поймавшуюся на свою же снасть дичь. В списке жертв, утащенных в воду акулами с берега или из лодки, есть, к сожалению, и юные рыболовы. В ряде районов Австралии установлены щиты с предупреждениями о риске, которому подвергают себя такие рыболовы.

Наиболее известна трагедия Д. Уэбстера, автора книги об акулах, опубликованной в США[32] и изданной на русском языке под названием «Акулы-людоеды» в 1966 г. 9 сентября 1961 г. Уэбстер вышел в море на промысел акул на 3-метровом яле; увы, на следующий день ял обнаружили в море, но Уэбстера в нем не оказалось. Очевидно, на этот раз акула оказалась сильнее и удачливее.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.275. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз