Книга: Юг! История последней экспедиции Шеклтона 1914-1917 годов

Корабли Экспедиции

<<< Назад
Вперед >>>

Корабли Экспедиции

Для Экспедиции отобраны два корабля.

«Эндьюранс», корабль, который доставит Трансконтинентальную партию в море Уэдделла, а затем будет исследовать береговую линию, это новое судно, специально построенное для работы в полярных условиях под руководством комитета Полярных исследователей. Он построен Кристенсеном, знаменитым норвежским конструктором китобойных судов в Сандефьёрде. Это баркентина, оснащённая паровым двигателем тройного расширения, наделяющим её скоростью от девяти до десяти узлов. Чтобы обеспечить её большим запасом хода она будет нести топливо в виде нефти и угля. Имеет водоизмещение около 350 тонн, построена из специально отобранных сортов сосны, дуба и бакаута (особо ценных пород дерева). Это прекрасное судно, вместе со снаряжением, обошлось экспедиции в 14 000 фунтов стерлингов.

«Аврора», корабль, который доставит партию в море Росса, был куплен у доктора Моусона. Это практически аналог известной «Терра-Новы», судна последней экспедиции капитана Скотта. Он, по указанию правительства Австралии, подвергся значительной реконструкции для экспедиции доктора Моусона, и сейчас находится в Хобарте, Тасмания, где партия моря Росса взойдёт на него в октябре следующего года.

Я начал подготовку в середине 1913 г., но никаких публичных объявлений не делал до 13 января 1914-го. Последние шесть месяцев 1913 года я занимался необходимыми подготовительными мероприятиями, тяжёлой рутинной работой, не интересной для широкой публики, но имеющей крайне важное значение для экспедиции, которую требовалось обеспечить судами с обеих сторон континента, и которой предстояло пройти 1800 миль, 900 первых – по совершенно неисследованной земле.

1 января 1914 года, получив обещанную финансовую поддержку, достаточную для анонсирования экспедиции, я сделал публичное заявление.

Первым результатом заявления стал поток заявок от самых разнообразных представителей общества с предложениями поучаствовать в экспедиции. Я получил около пяти тысяч предложений, из них были отобраны пятьдесят шесть человек.

В марте, к моему большому разочарованию и тревоге, обещанной финансовой помощи я не получил и столкнулся с тем, что не мог расплатиться по долгам за уже проплаченные контракты на покупку кораблей и снаряжения, а также с нанятыми людьми. Я сразу же воззвал о помощи и получил невероятную поддержку со всех сторон. Я не могу перечислить здесь имена всех тех, кто меня поддержал, но, пользуясь случаем, выражаю свою признательность каждому за поддержку, которая пришла даже из таких далёких стран как Китай, Япония, Новая Зеландия и Австралия. Я должен отдельно отметить щедрое пожертвование в ?24 000 от Сэра Джеймса Кэрда и ?10 000 от Британского Правительства. Я должен также поблагодарить господина Дадли Докера, который помог мне завершить приобретение «Эндьюранс» и Мисс Элизабет Доусон Ламбтон, которая с 1901 была и остаётся надёжным другом Антарктических исследований, и на этот раз вновь существенно помогла. Королевское Географическое Общество, выделившее грант ?1.000. И последняя, но отнюдь не менее важная, моя отдельная благодарность Даму{2} Джанет Стэнкомб Уиллс, чья щедрость позволила мне эффективно оснастить «Эндьюранс», особенно в части шлюпок (лодок, которые стали средством нашего спасения), и которая не только помогла в самом начале экспедиции, но и продолжала оказывать финансовую помощь семьям участников экспедиции в те дни, когда мы задерживались с возвращением.

Но по-настоящему отблагодарить за оказанную помощь вернувшийся исследователь может только одним способом, который есть у него в распоряжении – дать вновь открытым землям имена тех, без кого экспедиция бы не состоялась.

Из-за войны публикация этой книги долго задерживалась, поэтому подробные карты будут опубликованы только вместе с научными монографиями. На них я с честью назвал места на вновь открытой земле именами спонсоров экспедиции. Так, вновь исследованную двухсотмильную береговую линию я назвал Побережьем Кэрда. Также, как более личный мотив, я назвал три корабельных шлюпки, на которых мы, в итоге, вырвались из ледового плена, именами трёх основных спонсоров экспедиции – «Джеймс Кэрд», «Стэнкомб Уиллс» и «Дадли Докер». Две последние по-прежнему находятся на пустынной песчаной косе острова Элефант, где под их укрытием двадцать два моих товарища влачили своё горькое существование четыре с половиной месяца.

«Джеймс Кэрд» сейчас в Ливерпуле, его доставили домой из Южной Джорджии после своего полного приключений путешествия через субантарктический океан.

Многие школы Англии и Шотландии помогли Экспедиции в приобретении собак, и я назвал их именами каждой школы, которая нам помогла. Но, ещё раз, помимо этих частностей, я благодарю всех тех многих людей, которые нам помогли.

Итак, подготовка продолжалась. Я купил «Аврору» у Сэра Дугласа Моусона и отправил за ней в Австралию Макинтоша, чтобы, помимо прочего, доставить туда санное снаряжение, оборудование и большую часть провианта, а также, в полагаясь на помощь и симпатию Австралии и Новой Зеландии, угля и некоторых других вещей первой необходимости; ранее эти две страны всегда щедро поддерживали разведку того, что они называют своей глубинкой.

К концу июля, когда всё было готово, над Европой сгустились тучи надвигающейся войны.

Предварительно было решено, что «Эндьюранс» прибудет в Каус для показа Его Величеству в понедельник Каус Вик (ежегодная парусная регата, проводимая в Каусе). Но в пятницу я получил сообщение о том, что Король прибыть не сможет. Мои читатели, конечно же, помнят про внезапность угрозы войны. Естественно, я и мои товарищи осознавали, какие проблемы и опасности грозят всему миру.

Мы отплыли из Лондона в пятницу 1 августа 1914 года, и всю субботу простояли на якоре в Саусенде. В воскресенье днём я вывел судно из Маргейта; с каждым часом до нас доходили всё более тревожные слухи; и в понедельник утром я сошёл на берег, где из утренних газет узнал о всеобщей мобилизации.

Я немедленно отправился на судно, собрал экипаж и сказал, что намереваюсь отправить телеграмму в Адмиралтейство, в которой собираюсь предложить Отчизне использовать, в случае начала войны, наш корабль, снаряжение, а также личный состав по своему усмотрению. Все без раздумий согласились, и я отправил в Адмиралтейство телеграмму, в которой изложил всё вышесказанное. Единственное, о чём попросил, так это о том, чтобы в случае объявления войны состав экспедиции, по возможности, был использован как единая команда. Среди нас было достаточно опытных и обученных моряков, чтобы укомплектовать миноносец. В течение часа я получил лаконичный ответ из Адмиралтейства, в котором было всего одно слово – «Proceed» («Продолжайте»). Ещё через два часа пришёл развёрнутый ответ мистера Уинстона Черчилля, в котором он поблагодарил нас за наше предложение и сказал, что руководство страны желает, чтобы Экспедиция, организованная при полной поддержке Научного и Географического Обществ, состоялась.

Руководствуясь полученными указаниями «Эндьюранс» отплыл в Плимут. Во вторник Король послал за мной и вручил мне Юнион Джек, флаг Экспедиции. Ночью, ровно в полночь, началась война. В следующую субботу, 8 августа, по приказу Адмиралтейства «Эндьюранс» отплыл из Плимута. Я специально более детально описал этот этап, так как прекрасно знаю об изрядной доле критики, которой подверглась покинувшая страну Экспедиция, и поэтому относительно этого хочу сказать, что подготовка путешествия продолжалась более года, были потрачены крупные суммы денег. Мы предлагали отказаться от экспедиции, причём, даже не консультируясь со спонсорами, но мало кто думал, что война будет длиться в течение пяти лет и коснётся всего мира. Экспедиция это не прогулочный круиз к островам Южного Моря, а крайне опасная, тяжёлая и напряжённая работа с постоянным риском для жизни. И, наконец, после возвращения практически все её участники, которые прошли невредимыми через выпавшие испытания, заняли свои места на полях сражений и процент потерь оказался довольно высок.

Переход до Буэнос-Айреса прошёл без приключений и 26 октября мы достигли Южной Джорджии, самого южного форпоста британской империи. Здесь в течение месяца мы занимались последними приготовлениями. В последний раз мы слышали о войне, когда покинули Буэнос-Айрес. О том, что в войну вступила Русская армия. Многие полагали, что война продлится не более шести месяцев. Поэтому мы отправлялись без сожаления о том, что не могли принять участие в кампании по защите чести нашей страны.

Помимо частных лиц и организаций я выражаю огромную признательность и благодарность за помощь, оказанную правительством Новой Зеландии и правительством Австралии на начальном этапе работы партии в море Росса; гражданам и правительству Новой Зеландии за их постоянную помощь, просто неоценимую во время её спасения.

Перед господином Джеймсом Алленом (и.о. премьера), ныне покойным мистером МакНэбом (министром Флота), мистером Леонардом Триппом, мистером Мэбином, мистером Тугудом и многими другими я в вечном неоплатном долгу.

Также, пользуясь возможностью, благодарю Правительство Уругвая за помощь в предоставлении траулера «Instituto de Pesca», на котором была осуществлена вторая попытка забрать моих людей с острова Элефант.

Ну и естественно, моя особая благодарность Правительству Чили, которому принадлежит заслуга в деле спасения моих товарищей. Эта Южная Республика приложила все усилия, чтобы организовать успешную спасательную операцию. Я хочу особо отметить участливое отношение адмирала Минозы Уртадо, командующего чилийским флотом и капитана Льюиса Пардо, который командовал «Йелчо»Yelcho») в нашем последнем и успешном мероприятии.

Сэр Дэниел Гуч был с нами в пути до Южной Джорджии. Я выражаю ему особую благодарность за помощь с собаками, нам всем потом не хватало его присутствия по пути к югу.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.314. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз