Книга: Извечные тайны неба

Что не под силу одному…

<<< Назад
Вперед >>>

Что не под силу одному…

Ученые нуждаются в помощниках. Всегда нуждались в поддержке даже ученые-теоретики, и мы хорошо помним, какие важные услуги оказали и Копернику, и Ньютону их молодые коллеги – добровольные помощники Ретик и Галлей. Что же говорить тогда об экспериментаторах и особенно об астрономах-наблюдателях, которым приходится работать ночью с громоздкими инструментами. Наладка этих инструментов, тщательный уход и постоянное поддерживание их в рабочем состоянии – одно это уже составляет задачу трудоемкую, требующую многих специальных знаний.

А необходимость выполнять во время наблюдений сразу несколько операций? А бесконечные вычисления, которые приходится выполнять и до наблюдений, чтобы определить их программу, и после наблюдений, чтобы их обработать? А постройка новых инструментов?

Что не под силу одному, может сделать группа, содружество ученых, коллектив. Астрономы больше других ученых нуждаются в таких содружествах: ведь многие важные результаты достигаются в астрономии зачастую лишь в итоге наблюдений, продолжающихся непрерывно по единому плану долгие годы и даже десятки лет. Только планомерная подготовка учеников, кропотливое обучение их тонкому искусству астрономических наблюдений может обеспечить преемственность в выполнении крупных астрономических программ. А все это возможно только в условиях сложившихся, постоянно существующих научных центров. Такими «царствами астрономов» стали их обсерватории.

Широкий размах строительство обсерваторий приобретает в Европе во второй половине XVII в. С одной стороны, необходимость уточнения всех астрономических таблиц из новых наблюдений настоятельно диктуемся потребностями практики: они остаются незаменимым средством определения местоположения в открытом море. С точки зрения любого адмиралтейства астрономические наблюдения являются делом государственной важности.

С другой стороны, уровень технического оснащения астрономов невиданно возрос. С помощью телескопа и хронометра астрономы теперь действительно могут обеспечить практические потребности государства. Однако астрономические инструменты становятся дорогостоящими, постройка и содержание их требуют специальных механиков, и все это больше не по карману простым любителям. Астрономия приобретает облик государственной науки, субсидируемой казной.

В 1667 г. один из влиятельнейших деятелей Франции, генеральный контролер финансов Жан Кольбер убеждает короля Людовика XIV купить подходящий участок земли и начать постройку Парижской обсерватории, которая после завершения строительства становится резиденцией тогда же официально учрежденной Парижской Академии наук.

В 1675 г. аналогичное решение принимает английский король Карл II Веселый. Здание обсерватории возводится в восточном предместье Лондона, на холме в Гринвиче – в одной из летних резиденций короля. Инициатором постройки обсерватории и ее первым директором был Джон Флемстид.

Королевский указ предписывал Флемстиду «прилагать наибольшее старание и усердие к исправлению таблиц небесных движений и положений неподвижных звезд и точно так же находить столь желанные долготы мест для усовершенствования искусства навигации». Флемстид первым получает пышный титул королевского астронома.

На английской почтовой марке 1975 г., выпущенной по случаю трехсотлетия со дня основания Гринвичской обсерватории, над крышей восьмиугольной башни ее старинного здания изображен большой красный шар. Этот сигнальный шар поднимался на шпиле башни в 12 ч 58 мин, и ровно в 1 ч 00 мин пополудни падал вниз. Время падения в 13 ч 00 мин было выбрано потому, что ровно в полдень астрономы и моряки могли быть заняты астрономическими наблюдениями. По моменту падения сигнального шара моряки проходивших по Темзе судов и жители Лондона начали сверять свои часы по Гринвичу. Шар появился на башне в Гринвиче в 1833 г. Это было первое в мире общедоступное приспособление для точной проверки часов. Традиция с падением шара соблюдается и поныне.

Несмотря на свои пышные титулы, астрономы как в Великобритании, так и в других странах, как правило, вели очень скромный образ жизни. Когда Гринвичскую обсерваторию в XVIII в. посетила английская королева Анна, она была совершенно поражена ничтожностью жалованья, выплачиваемого королевскому астроному. Она поспешила заявить главе обсерватории Джеймсу Брадлею, что прикажет позаботиться о повышении его жалованья. Однако испуганный Брадлей просил ее не делать такого опрометчивого шага: «Когда это место станет приносить доход, – убеждал он королеву, – вряд ли на него станут назначать астрономов».


Вид Гринвичской обсерватории в годы ее основания

После революционного переворота, совершенного в науке под влиянием идей Коперника бунтарями Бруно, Кеплером, Галилеем и завершенного Ньютоном, течение астрономической мысли вновь приобретает более ровный характер. Сенсационные открытия становятся редкими, да их уже от астрономов никто особенно и не ждет. Астрономы занимаются лреимущественно длительными систематическими наблюдениями, борьбой за каждую мелочь, которая может привести хотя бы к крошечному повышению точности результатов. Эта работа на первый взгляд может показаться скучной и неинтересной, но бесспорным остается тот факт, что именно она привела к победному шествию астрономии в последующие столетия.

В связи с составлением первой географической карты Белого моря в 1692 г. холмогорский архиепископ Афанасий, один из видных деятелей эпохи Петра I (до принятия церковного сана он был известен как Алексей Артемьевич Любимов) распорядился выделить для систематических наблюдений звездного неба специальное помещение. Так за 19 лет до рождения М. В. Ломоносова в Холмогорах возникла первая на Руси астрономическая обсерватория. Большой вклад в развитие астрономии в России внес сподвижник Петра I Яков Вилимович Брюс. В 1702 г. для нужд учрежденной Петром школы математических и навигацких «хитростно искусств учения» он оборудовал обсерваторию в Москве на Сухаревой башне. В 1715 г. Навигацкая школа преобразуется в Морскую академию и перево дится в Петербург, где Брюс через год вновь организует астрономическую обсерваторию.


Знаки зодиака из древнерусского «Изборника Святослава» (1073 г.). Нетрудно рассмотреть подписи к рисункам: козьльрогъ, рыба., девица, ракъ

В 1726 г., уже после смерти Петра I, в Петербурге открывается астрономическая обсерватория Петербургской Академии наук, для которой на большом трехэтажном здании Академии на Васильевском острове, где находилась и Кунсткамера, была возведена специальная трехъярусная башня.

Ушедший в отставку Брюс, целиком посвятивший свой досуг астрономическим исследованиям, построил еще одну обсерваторию – под Москвой.

В 1753 г. была основана астрономическая обсерватория в столице Литвы городе Вильнюсе, который в то время назывался Вильно. Возглавляли Виленскую обсерваторию известные астрономы Мартин Почобут и Ян Снядецкий.

На рубеже XVIII и XIX вв. астрономические обсерватории возникают в большинстве значительных европейских городов и открываются практически при всех университетах. Одна из таких университетских обсерваторий начала действовать в 1813 г. в Кенигсберге под руководством Фридриха Вильгельма Бесселя, которому предстояло войти в число ведущих астрономов XIX столетия.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.532. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз