Книга: Извечные тайны неба

Великий Коперник

<<< Назад
Вперед >>>

Великий Коперник

В 1973 году весь мир с большим подъемом отметил знаменательный юбилей: 19 февраля исполнилось 500 лет со дня рождения в городе Торуне Николая Коперника, автора современных гелиоцентрических представлений о строении Солнечной системы, создателя новой астрономии, гордости славянской науки. Идеи Коперника привели к революционному перевороту не только в астрономии, но и во всем естествознании. На протяжении веков имя «великого еретика» Коперника служило знаменем в борьбе передовых ученых против рутины, косности, отживших схоластических догм.


Портрет Коперника, хранящийся на его родине в г. Торуне. Выполнен маслом в конце XVI – начале XVII вв. предположительно с одного из двух неуцелевших автопортретов великого астронома

Жизнь Коперника протекала в бурную, противоречивую, богатую событиями эпоху Возрождения.

С гибелью Западной Римской империи в V в. н. э. научная деятельность на значительной части Европейского континента практически угасла. Население бывших римских провинций – освобожденные рабы и их освободители-варвары бьются в тисках голода и разрухи. Эпидемии опустошают города и села.

Наследницей рухнувшей империи стала католическая церковь. Ее глава – папа римский – заимствовал многие атрибуты власти римских императоров. По образному выражению английского философа Гоббса, папство «представляет собой не что иное, как привидение умершей Римской империи, сидящее в короне на ее гробу».

Католическая церковь призывает печься не о бренном бытии тела человека на грешной земле, а аскетическим подвижничеством вымаливать право душе найти прибежище в загробном «царствии небесном». Говоря словами кардинала Барония, «намерения святого Духа заключаются в том, чтобц учить нас не тому, как движутся небеса, но тому, как придвинуться к небесам». Церковь вмешивается, накладывая свое вето, во все проявления творческой мысли. Ослушников ждет тяжкая кара. Процветают богословие и схоластическая книжная наука.

Однако такое состояние не могло сохраняться бесконечно. Феодальные производственные отношения, сменившие рабовладельческие, облегчают экономическое положение Европы. Развиваются ремесла и торговля. Европейцы заново открывают для себя величие античных архитектурных памятников, достижения науки и искусства древнего мира. Этому способствует также завоевание турками Византии: беженцы из побежденного Константинополя несут в Европу следы древних восточных культур.

Подъем, начавшийся в разбогатевшей от торговли Флоренции, охватывает всю Италию и проникает в соседние страны. Так начинается тот важный период истории средневековой Европы, который мы называем эпохой Возрождения античных наук и искусств.

Ослабив путы религиозных ограничений, наука и искусство в Европе XIV-XV вв. за короткие сроки добиваются поразительных успехов. В центре внимания общества оказывается не фанатик веры и аскет, а человек духовно богатый и физически сильный, с его переживаниями и душевными порывами, с его стремлением к подвигу и познанию истины. От латинского слова humanus – человеческий – новое течение получает название гуманизм. Люди зачитываются произведениями великих гуманистов Данте, Петрарки и Боккаччо.

На протяжении XV-XVI вв. мир «разрастается» на глазах. Колумб достигает Нового Света. Эскадра Магеллана совершает первое кругосветное путешествие. Европейские мореплаватели с компасом в руках открывают новые океаны, посещают незнакомые острова и материки, невиданные горы и реки, встречая на пути образцы удивительных растений и животных.

Жизнь Коперника и гений Коперника целиком принадлежат эпохе Возрождения. Его современниками были Леонардо да Винчи, Колумб, Магеллан, Васко да Гама, Микеланджело Буонарроти и Рафаэль Санти.

Коперник был свидетелем яростных столкновений и раскола в рядах католиков. На его памяти профессор Виттенбергского университета Мартин Лютер прибил к дверям церкви «95 тезисов» и публично сжег папскую буллу. Каноник Коперник был свидетелем и ответной реакции католической церкви – рождения Ордена иезуитов с их беспримерным девизом «цель оправдывает средства».

События этого бурного времени наложили отпечаток на личность Коперника, научная деятельность которого сама стала едва ли не самой высокой из вершин эпохи Возрождения.

Николай Коперник, отец будущего астронома, краковский купец, поселился в прусском городе Торуне вскоре после освобождения его от власти рыцарей Тевтонского ордена. Расположенный в нижнем течении Вислы, многолюдный по тем временам город Торунь был оживленным торговым центром. Здесь скрещивались торговые пути, ведущие через польские земли на Русь, в Германию, к Балтийскому морю, в Венгрию. По полноводной Висле поднимались в Торунь морские суда ганзейских купцов; город торговал с Фландрией, был основным посредником в торговле между Польшей и Ганзой, сам присоединился к Ганзейскому союзу.

Среди старинных торунских построек – городских стен, готических костелов и жилых домов-амбаров, верхние этажи которых приспосабливались под склады товаров, – уцелел до наших дней и дом купца Коперника. А в приходском костеле святого Яна сохранилась купель, в которой крестили его детей.

Время на границах Польши было неспокойным. Тевтонский орден при поддержке всего немецкого рыцарства стремился округлить свои владения на побережье Балтийского моря. Рыцари порабощали коренное население – полабских и балтийских славян, захватывали их исконные земли. В битве при Грюнвальде в 1410 г. Орден получил жестокий удар от объединенных сил поляков, литовцев и русских, но борьба с захватническими набегами рыцарских отрядов в прибалтийских землях не утихала.

В Торуне у купца Коперника родилось четверо детей, но вырастить всех он не успел. Младший его сын, тоже Николай, лишился отца в десятилетнем возрасте. Воспитание способного мальчика взял на себя его дядя, брат матери, каноник, а вскоре и епископ Вармийской епархии.

Вармия – большое владение на границах Польши и Тевтонского ордена – имела права самостоятельного княжества, но признавала вассальную зависимость от Польши. Положение епархии было настолько своеобразным, что деятельность вармийского епископа и управляющего епархией капитула была непростой даже для видавшего виды духовенства того времени. Вармийский епископ должен был не столько играть роль духовного пастыря, сколько быть опытным дипломатом и смелым военачальником. Лукаш Ваченроде, воспитатель подрастающего Николая Коперника, по-видимому, сочетал в себе эти качества. Он учился в нескольких университетах, много читал, был умен и энергичен. Те же качества Лукаш Ваченроде хотел привить и своему племяннику.

Епископ обладал крутым нравом, жизнь сделала его замкнутым и сумрачным, но к любимому племяннику Лукаш Ваченроде относился с сердечной теплотой. Благодаря заботам дяди Николай Коперник получил отличное образование. Дядя сам обучил юношу древним языкам. На девятнадцатом году жизни Николай Коперник отправился вверх по течению Вислы в столицу Польши Краков, где поступил на факультет свободных искусств знаменитого Ягеллонского университета.

Осматривая замечательные исторические памятники древнего Кракова – Вавельский замок, кафедральный собор святого Вацлава, который служил усыпальницей польских королей, старинную ратушную башню на Рыночной площади и десятки других достопримечательностей – любознательный гость этого города-музея никогда не пройдет равнодушным мимо примыкающего к костелу святой Анны приземистого здания Коллегиум Майюс, главного здания одного из старейших в Европе университетов, основанного в 1364 г.

Тесный мощеный камнем внутренний двор, прохлада крытых галерей, опоясывающих нижний этаж здания, анфилады гулких аудиторий и торжественная тишина актового зала, украшенного слегка тронутыми временем портретами наиболее авторитетных ученых, выставленные в стеклянных витринах старинные научные приборы, – все эти детали воссоздают неповторимый колорит средневекового учебного заведения. Ягеллонский университет в Кракове достиг в XV в. периода своего наивысшего расцвета. Именно здесь проявился интерес Коперника к астрономическим исследованиям.

Как и в других крупных университетах этой эпохи, в Ягеллонском университете насчитывалось четыре факультета: медицины, права, богословский факультет и факультет свободных искусств. Три первых факультета считались высшими, а факультет свободных искусств служил для них как бы подготовительным отделением. На этом факультете студенты в качестве первого этапа обучения должны были овладеть тремя науками, так называемого, «тривиума»: грамматикой, логикой и риторикой. Вторым этапом обучения были четыре науки «квадривиума»: арифметика, музыка, геометрия и астрономия. Астрология считалась неотъемлемой частью астрономии, ее прикладной, так сказать, отраслью.

После прохождения такого начального курса и получения звания магистра свободных искусств студенты имели возможность продолжить занятия на высших факультетах и добиться степени доктора богословия, права или медицины.

Коперник учился в Кракове до 1495 г. В дальнейшем, даже будучи благодаря протекции дяди заочно избранным каноником Вармийской епархии, Коперник продолжал образование в Болонье, Риме, Падуе и Ферраре. Дважды посещая Италик., родину средневекового гуманизма, Коперник лично познакомился с многими видными учеными своего времени. Здесь же он узнал о высказываниях Аристарха Самосского и других античных авторов, которые оспаривали правильность учения о центральном положении Земли во Вселенной.

В конце 1503 г. 30 лет от роду Николай Коперник, доктор канонического права, медик, художник, математик и астроном возвращается навсегда в Польшу.

Жизнь Коперника протекает неподалеку от мест, где он родился. Большую часть времени он находится в замке Лидзбарк, резиденции дяди-епископа, но часто посещает и Фромборк, где пребывал вармийский капитул. Незадолго до смерти дяди Коперник полностью перебирается во Фромборк. Здесь он располагается в одной из башен фромборкского собора, используя по ночам прилегающую крепостную стену в качестве «домашней» обсерватории. Коперник наблюдал небо с помощью небольших деревянных инструментов, построенных им самим. «Башня Коперника» во Фромборке сохранилась доныне.

Каноник Вармийской епархии, Николай Коперник принимал активное участие в делах капитула, как патриот отстаивая интересы своей родины от посягательств рыцарей-крестоносцев. В 1520 г., во время войны между Польшей и Тевтонским орденом, Коперника назначают комендантом отдаленной крепости Ольштын. Оборона Ольштына под руководством Коперника была организована настолько четко, что рыцарям так и не удалось овладеть этой крепостью.

Коперник много заботился об улучшении экономического положения края, благосостояние которого постоянно подрывалось разбойничьими набегами крестоносцев.

В 1523 г., в связи со смертью очередного епископа, Коперник полгода управляет всеми владениями, выполняя обязанности главного администратора Вармийской епархии. Помимо этого, он как искусный врач никогда не отказывает своим согражданам в медицинской помощи. До наших дней сохранились выписанные рукой Коперника рецепты на лекарства.

Но главным в жизни Коперника по-прежнему остается разработка новой теории строения мира. Еще в Италии он выполнил наблюдения, которые лишний раз заставили его усомниться в правоте теории Птолемея. Разобравшись в тонкостях описания движения Луны с помощью деферентов и эпициклов, Коперник узнал, что во время так называемых квадратур (в первой и в последней четверти) Луна, в соответствии с теорией Птолемея, должна находиться вдвое ближе к Земле, чем в новолуние или в полнолуние. Очевидно, будучи вдвое ближе, Луна должна казаться по размеру вдвое больше. Коперник выполнил самостоятельные измерения лунного диска и убедился, что расстояние между Землей и Луной от квадратур до полнолуния не только не меняется вдвое, но остается практически одинаковым.

Мысли о том, что Земля – лишь одна из планет, которая вместе со всеми другими планетами обращается вокруг Солнца, а Луна обращается вокруг Земли, созрели у Коперника, по-видимому, к 1510 г. Коперник нашел объяснение того, почему в движениях Солнца и планет есть много общего. Это вовсе не случайно, думал Коперник, а следствие того, что и Солнце, и планеты мы наблюдаем, двигаясь вместе с Землей.

Конечно, ученым древности было трудно представить себе, что странные движения планет можно объяснить движением Земли. Им не приходилось путешествовать в удобных экипажах или на больших судах, где люди, как и на земле, могут спокойно ходить, есть и пить. В их распоряжении были только верблюды, тряские повозки да небольшие суденышки, которыми разбушевавшиеся моря играли как хотели. И древним ученым в большинстве своем, естественно, казалось, что если громадная Земля тронется со своего места, то она так тряхнет все существующее на ней, что ничего не останется.

Коперник мысленно «сдвинул» Землю и «заставил» ее обращаться вокруг Солнца. И петлеобразные движения планет сразу же нашли простое объяснение. Ведь когда смотришь, например, из окна движущегося экипажа, то и дома, и люди одинаково «убегают» назад. На самом же деле дома стоят на месте, а люди идут в разные стороны. Так и на небе. Мы следим за движениями планет, двигаясь вместе с Землей вокруг Солнца, а поэтому нам кажется, что планеты описывают на небе замысловатые петли. На самом же деле все они одинаковым образом обращаются вокруг Солнца. Не чувствуем же мы движения Земли просто потому, что она движется очень плавно.


Известный польский живописец XIX в. Ян Матейко запечатлел страницы истории Польши в огромных полотнах, многие из которых хранятся ныне в родном городе художника Кракове. Там же, в Кракове, в стенах старинного Ягеллонского университета, находится знаменитая картина Матейко «Коперник», написанная в 1873 г. к 400-летию со дня рождения великого астронома

Коперник не спешил предавать гласности такие крамольные мысли. Только в 1515 г. он закончил свою первую небольшую астрономическую работу, называемую обычно «Малым комментарием». Опубликована она не была, а разошлась по знакомым в рукописных копиях.

«Малый комментарий» и устная молва об удивительных исследованиях фромборкского каноника еще больше укрепили его известность как выдающегося астронома. Но годы идут, а главная книга Коперника, подводящая итог всех его исканий, в печати по-прежнему не появляется: Коперник-ученый безгранично требователен к своей работе и не щадит сил для ее отделки. Коперник-каноник знает обстановку и осторожен в своих поступках.

Много наслышавшись о необыкновенном польском астрономе, в 1539 г. во Фромборк спешит Георг Иоахим фон Лаухен, прозванный Ретиком, – молодой талантливый профессор математики Виттенбергского университета. Приветливо встреченный 66-летним Коперником, Ретик знакомится с рукописью его книги, которая, к величайшему удивлению гостя, оказывается полностью подготовленной для печати. Ретик изучает рукопись, и труд Коперника производит на молодого математика огромное впечатление. Энтузиазм Ретика не знает границ. Под свежим впечатлением он пишет в форме письма своему другу популярную брошюру, излагая все основные тезисы нового коперниковского учения.

Доступная книга Ретика «Первое повествование» подготавливает почву для восприятия сложного сочинения Коперника, требующего хорошей математической подготовки. Ретик преклоняется перед Коперником и с пылом, свойственным молодости, убеждает его безотлагательно опубликовать свое великое творение.

Но Коперник вовсе не рвется к славе. Всю жизнь он сохраняет за собой скромное звание каноника. Он всегда был чужд поисков денег и почестей, он мудр и не поспешен в своих решениях.

Наконец, после долгих раздумий, Коперник соглашается. Поначалу редактирование текста берет на себя деятельный Ретик, но впоследствии надзор за подготовкой книги к изданию, процессом при ручном наборе очень кропотливом и трудоемком, переходит к протестантскому богослову Андрею Оссиандеру. Книгу печатают в далеком Нюрнберге.

Труд Коперника был снабжен предисловием, в котором он образно изложил и свое отношение к астрономии, и свое кредо ученого. «Из числа многочисленных и разнообразных искусств и наук, пробуждающих интерес и являющихся живительной силой для человеческого разума, – начинает свой труд Николай Коперник, – по моему мнению, с величайшим жаром следует себя посвятить тем, которые исследуют круг предметов, наиболее прекрасных и наиболее достойных познания. Таковыми являются науки, которые изучают чудесные обращения во Вселенной и бег звезд, их размеры и расстояния, их восход и заход, а также причины всех иных небесных явлений, а затем объясняют все строение мира. А что есть прекраснее, чем небо, охватывающее все, что прекрасно?… Следовательно, если достоинство наук оценивать по их предмету, то, несомненно, первейшей из них была та, которую одни называют астрономией, другие – астрологией, а многие в прошлом – вершиной математики. И не удивительно, поскольку именно эта наука, будучи вершиной свободных наук и наиболее достойной благородно мыслящего человека, опирается почти на все разделы математики; арифметика, геометрия, оптика, геодезия, механика и иные, какие еще могут существовать, – все они являются ее составной частью».

Спустя некоторое время Коперник дослал в Нюрнберг еще и введение к книге, содержащее посвящение своего труда пале римскому Павлу III. Он хорошо отдает себе отчет, сколько разного рода преград предстоит встретить его новому учению. «… Быть может, в будущем появятся пустые зубоскалы, которые, хоть и не смысля ничего в математике, позволят себе все же на основании какого-нибудь места из священного писания по злой своей воле хулить мое учение или нападать на него. Я вовсе не буду этим огорчен, а к их суждениям отнесусь с презрением. Всему миру известно, что Лактанций, знаменитый писатель, но очень слабый математик, говорит совсем по-детски о форме Земли, издеваясь над теми, кто открыл, что Земля имеет форму шара. Поэтому людям науки не следует удивляться, если подобные люди осмеют и меня».

Оссиандер помещает в книге посвящение папе римскому, однако исключает первоначальное предисловие Коперника. Он заменяет его собственным вводным обращением «К читателю», в котором в угоду удобной для религии точке зрения развивает мысль, что автор вовсе не преследует цели дать обзор мироздания и выяснить истинное положение Земли во Вселенной, а его взгляды являются всего-навсего математической гипотезой, облегчающей расчеты планетных движений. Оссиандер не подписал своего предисловия. И хотя речь об авторе в этом предисловии идет в третьем лице, иной неискушенный читатель мог подумать, что оно написано самим Коперником.

С той же целью по возможности скрыть философское значение взглядов Коперника Оссиандер изменяет заглавие книги. Если Коперник называл свой труд «Об обращениях мира» или просто «Об обращениях», то исправленное заглавие нарочито подчеркивает математическую направленность сочинения: «Об обращениях небесных сфер».

История осудила Оссиандера как издателя, исказившего замысел автора. Но увидела ли бы вообще свет революционная, «еретическая» книга Коперника без той умелой маскировки, которую обеспечивали ей противоречащие всему содержанию книги поправки Андрея Оссиандера?

Печатание сочинения фромборкского каноника затянулось до 1543 г. Наконец, авторские экземпляры манускрипта «Николая Коперника из Торуня, об обращениях небесных сфер, в шести книгах» покинули стены нюрнбергской печатной мастерской. Они достигли Фромборка, когда отличавшийся всю жизнь завидным здоровьем Коперник тяжело заболел и слег. Книга застала 70-летнего астронома на смертном одре.

За несколько часов до последнего вздоха Копернику передали экземпляр только что полученного сочинения. Он смотрел на свою книгу невидящими глазами, и мысли его были уже далеко.

Коперника похоронили без излишних почестей, в общей могиле под полом Фромборкского собора.

Руководители протестантов, требовавшие неукоснительного возвращения не только к духу, но и к букве Библии, еще при жизни Коперника, узнав о его взглядах, подвергли новое учение критике. И сам Мартин Лютер, и его ближайший сподвижник Филипп Меланхтон в отзывах об учении Коперника не скупились на насмешки. «Рассказывают о новом астрономе, – говорил в застольной беседе в 1539 г. Лютер, – который хочет доказать, будто движется и вращается вокруг себя Земля, а не небесная твердь. Но тут дело вот в чем: если кто хочет быть умным, то должен придумать что-нибудь свое и считать превыше всего то, что придумал!.. А ведь в священном писании ясно сказано, что Иисус Навин приказал остановиться Солнцу, а не Земле».

Двумя годами позже критику Лютера развил Меланхтон: «Некоторые почитают за особую честь и удачу, если им удается высказать столь же абсурдные утверждения, как и тому сарматскому астроному, который привел в движение Землю и остановил Солнце. Поистине мудрым властям следовало бы одергивать тех, кто проявляет подобное легкомыслие».

Нападки со стороны протестантов заставили враждующих с ними католиков быть гораздо сдержаннее. Существовали и другие причины: духовный сан Коперника, предисловие Оссиандера, посвящение папе римскому, трудность изложения, требовавшего основательной математической подготовки, – все вместе привело к тому, что книга не была запрещена сразу же после ее выхода. Она успела выйти еще двумя изданиями. В 1616 г. в «Индекс запрещенных книг» попало сочинение богослова Фоскарини, который пытался, как мог, примирить гелиоцентризм с библейскими текстами. Декретом от 15 мая 1620 г. бессмертное творение Николая Коперника было запрещено, уже после того, как учение Коперника стало разящим оружием в руках Джордано Бруно, Иоганна Кеплера и Галилео Галилея.

Книга Коперника вышла в первом издании тиражом менее тысячи экземпляров. Число сохранившихся до настоящего времени экземпляров этого издания во всем мире составляет лишь около двухсот. Среди них до нас дошло две книги – одна из библиотеки старинного шведского университета в городе Уппсала и другая из частной коллекции в США – с автографами и пометками Иоахима Ретика. В обоих случаях и анонимное обращение «К читателю», и упоминание в начале книги «небесных сфер» тщательно перечеркнуто красным мелом. Поскольку Ретик счел необходимым дважды исправлять одни и те же страницы текста – а одну из этих книг он подарил на память своему ученику, – такой факт служит неоспоримым доказательством, что молодой друг Коперника, кстати, наиболее полно осведомленный о его подлинных желаниях, вымарывал поправки Оссиандера, введенные без ведома автора.


Страница первоиздания великой книги Коперника «Об обращениях…» 1543 г.

Один экземпляр первого издания «De revolutionibus…» хранится в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Первым владельцем его был профессор математики из Виттенберга Эразм Рейнгольд, который впервые составил таблицы движения планет по теории Коперника. После смерти отца от чумы сын Рейнгольда тайно спас книгу от сожжения – в те времена тщетной предосторожности против дальнейшего распространения заразы. Лет двадцать спустя после настойчивых усилий экземпляр книги с пометками Рейнгольда заполучил датчанин Тихо Браге. Многочисленные замечания на полях этого экземпляра подписаны его именем. Он же на одной из страниц указал, что пометки со значками R или Rx принадлежат Рейнгольду. От Тихо Браге книга досталась Иоганну Кеплеру, который оставил на полях ссылки на свои новые работы.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.766. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз