Книга: Извечные тайны неба

Астрономия стран ислама

<<< Назад
Вперед >>>

Астрономия стран ислама

В V в. н. э. Западная Римская империя, обескровленная восстаниями рабов и набегами соседних племен, прекратила свое существование. Города, крепости, виллы аристократов подверглись опустошению и разгрому. Крупные очаги культуры античного мира сохраняются лишь на Балканском полуострове, в Малой Азии, Сирии, Египте и Палестине – в богатых областях, входивших в состав Восточной Римской империи-Византии.

Наибольшего расцвета Византийская империя достигла в VI в. н. э. при императоре Юстиниане. Затем последовал период кровопролитных войн с соседним Иранским царством, изнуривших как Иран, так и Византию. В результате обе страны стали добычей быстро окрепшего государства арабов.

Толчком и стимулом к объединению арабов, кроме экономических причин, послужило также возникновение мусульманской религии.

Вскоре после смерти пророка Мухаммеда в первой половине VI в. арабы подчинили себе Аравийский полуостров и в несколько десятков лет завоевали всю территорию Иранского царства от Персидского залива до Кавказа, Сирию, Египет и Северную Африку. В дальнейшем при поддержке мавров они переправились через Гибралтарский пролив и за три – четыре года покорили почти всю территорию нынешней Испании.

Так, менее чем за 100 лет, возник огромный Арабский халифат, по размерам превосходивший Римскую империю во времена ее могущества. Арабы захватили огромные территории Средней Азии, Азербайджан, Армению, Грузию, халифат граничил с Индией, Китаем, его владения доходили до Центральной Африки.

Захват богатых стран с древней культурой оказал решающее влияние на общественный строй вновь возникшей мировой державы. Поначалу фанатичное мусульманское духовенство без пощады уничтожало культурные ценности других народов. Но постепенно арабская знать сливалась со знатью покоренных народов.

Центр халифата переместился с бедного Аравийского полуострова. Новыми столицами стали сначала Дамаск, потом Багдад. Арабы познакомились с наукой и литературой подвластных им народов, во многом усвоили их взгляды. В результате творческого объединения различных стилей, традиций, научных взглядов и получила начало арабская культура.

В странах Арабского халифата процветали архитектура, поэзия, математика, художественные ремесла. Но главенствующее место в деятельности ученых арабского мира занимали медицина и астрономия.

Арабские халифы считали своим долгом заботиться о своей текущей жизни и о своем будущем. Позаботиться об их здоровье призвана была медицина. Астрономия же должна была взять на себя проблемы измерения времени, ориентации сооружений, предсказание будущего. Именно арабские звездочеты заметно развили астрологические верования древних вавилонян.

С крушением Римской империи астрономия в Европе приходит в полный упадок. Она не интересует покорителей Рима – ни готов, ни гуннов, ни франков, ни вандалов. Арабы же сумели сохранить и приумножить великое астрономическое наследие античности. Древняя наука греков, сирийцев, иранцев, среднеазиатских народов продолжала жить на арабском языке.

Подобно заботливой няне, бережно отпаивающей молоком зачахшего от тяжелой болезни ребенка, ученые арабского мира сберегали от дальнейшего уничтожения и воспроизводили древние приборы, рукописи, изучали методы наблюдений, применяемые античными авторами. Они переводили на арабский язык сочинения греческих мыслителей, составляли комментарии, писали учебники. Они же заимствовали в Индии современную цифровую систему, где значение цифры зависит от ее места. Но работа арабских ученых не сводилась к простому копированию чужих исследований. Они строили обсерватории, конструировали новые приборы, выполняли многочисленные самостоятельные наблюдения.

Большую заботу о сохранении наследия античной Греции проявил герой сказок «Тысячи и одной ночи», могущественный багдадский халиф конца VIII в. Гарун ар-Рашид. Еще дальше пошел его сын и преемник халиф ал-Мамун (правил с 813 по 833 гг. н. э.), который основал в Багдаде «Дом мудрости» – научный центр с библиотекой и астрономической обсерваторией. В мирный договор с византийским императором по требованию ал-Мамуна был специально вставлен пункт о передаче ему многочисленных греческих рукописей. Среди них попало в руки арабов и было переведено на арабский язык «Великое математическое построение» Клавдия Птолемея.


Для практических целей астрономы арабского мира широко пользовались ручным угломерным прибором под названием астролябия. На рисунке астролябия 1588 г., выполненная по арабским образцам мастером Габермелем в Праге

Ал-Мамун превратил Багдад в средоточие культурной и научной жизни стран Арабского халифата. Именно по приказанию ал-Мамуна арабские ученые вновь провели измерения размеров Земли. Представления о шарообразности Земли не противоречили Корану, и поэтому такая работа не считалась у мусульман вредной.

Измерение выполнялось в пустыне Синджар между городами Тадмором (древний сирийский город Пальмира) и Раккой, вероятнее всего, при участии выдающегося астронома ал-Хорезми. Как повествуют дошедшие до нас источники, две группы астрономов разошлись из одной точки на север и на юг, вдоль меридиана, измеряя пройденный путь и изменение высоты звезд над горизонтом. Таким методом – по сути, это был тот же старый метод Эратосфена – арабы промерили длину одного градуса меридиана и заново вычислили радиус земного шара.

Среди багдадских астрономов более позднего времени можно назвать Ибн ал-Хайсама (965-1039 гг.). За «Книгу оптики» Ибн ал-Хайсам, известный в Европе под латинизированным именем Альхазен, приобрел лестный эпитет «отца оптики». Широкое признание получили его трактаты о зажигательных зеркалах и математические труды. Другой арабский астроном Ибн Юнис (950-1009 гг.) – автор Хакимитскцх таблиц, содержавших данные о движении Солнца, Луны и планет. На протяжении двух столетий Хакимитские таблицы оставались лучшими в своем роде, пока в середине XIII в. не появились более совершенные Ильханские таблицы, составленные в городе Мараге (Южный Азербайджан – около северо-западной границы современного Ирана) Насирэддином Туси (1201-1274 гг.).

Туси основал в Мараге хорошо оснащенную астрономическую обсерваторию. Его покровитель Хулагу-хан, внук Чингисхана, долго противился такому расточительству. Тогда Туси предложил хану во время ночевки его войска в горах спустить с кручи медный таз. Таз, увлекая за собой каменную лавину, произвел ужасающий грохот, повергнув войско в панику. «Мы знаем причину этого шума, – настаивал Туси, – а войско не знает; мы спокойны, а они волнуются. Так же, если мы будем знать причины небесных явлений, мы будем спокойны на Земле». Доводы подействовали, и Хулагу-хан отпустил на оборудование обсерватории в Мараге 20 тыс. динаров. В Марагу стекались все рукописи и астрономические приборы. Ученых, которые попадали в руки воинов Хулагу-хана, не убивали, а привозили в Марагу. Марагинская обсерватория размещалась в нескольких зданиях и располагала обширной библиотекой.

Значительный вклад в развитие культуры стран ислама внесли народы, которые населяют ныне советские республики Средней Азии. В эпоху Арабского халифата в 978 г. в Хорезме родился великий естествоиспытатель Востока Абу Рейхан ибн Ахмед ал-Бируни. Из-под его пера вышли многочисленные важные произведения по астрономии, хронологии, геодезии, картографии. Земляком ал-Бируни был выдающийся математик и астроном IX в. ал-Хорезми – тот, кто способствовал измерению Земли в пустыне Синджар. Он впервые ввел в употребление слово алгебра. Латинизированное имя ал-Хорезми (Algorithmi) вошло в науку как обозначение арифметики с индийскими цифрами (мы-то теперь зовем эти цифры арабскими).

В Самарканде жил и творил поэтический гений Востока Омар Хайям (1048-1131 гг.), который разработал важную реформу персидского солнечного календаря. В XV в. в Самарканде жил величайший астроном своего времени Улугбек.

Улугбек был любимым внуком кровавого завоевателя Азии Тимура, который в XIV в. подчинил себе огромную державу со столицей в Самарканде. Несмотря на все усилия деда воспитать в Улугбеке несгибаемый воинственный дух, этого ему так и не удалось. После ряда неудачных военных походов Улугбек окончательно охладел к славе воителя. Он предпочитает уделять время любимым научным занятиям.


Скульптурный портрет Улугбека (1394-1449). После вскрытия его гробницы в 1941 г. реконструкция внешнего облика Улугбека была выполнена по черепу известным скульптором-антропологом профессором М. М. Герасимовым

Улугбек осуществляет строительство вблизи Самарканда огромной обсерватории, равной которой история до него еще не знала. На вершине холма, в саду, среди небольших жилых построек для наблюдателей, высилось трехэтажное цилиндрическое здание обсерватории. Внутри здания, вдоль меридиана с точностью до 10' располагался главный угломерный инструмент обсерватории, называемый вертикальным кругом. Это была поставленная на ребро четвертая часть окружности радиусом 40,2 м.

Чтобы не возводить чересчур высокого здания, строители поместили нижнюю часть вертикального круга в траншею, уходящую в скальный грунт на глубину 11 м. Надземная же часть этого угломерного инструмента высотой около 30 м была выложена из кирпича. Общая протяженность дуги вертикального круга достигала, по-видимому, 63 м.

Рабочая поверхность вертикального круга была разделена посередине глубокой бороздкой, так что он был похож как бы на две стоящие рядом друг с другом дуги окружности. Обе эти дуги были облицованы мраморными плитками с делениями, проведенными через каждый градус. Внутри центральной бороздки перемещалась маленькая тележка с приспособлением для точного отсчета высот Солнца над горизонтом.

Обсерватория Улугбека до наших дней не сохранилась, но в результате расколок, выполнявшихся в начале XX в. и повторно после Великой Отечественной войны, были найдены вырубленная в скале траншея и подземная часть гигантского вертикального круга. В наши дни ее может осмотреть каждый, кто побывает в древнем Самарканде.

Улугбек не только собирал вокруг себя известных астрономов, но и сам занимался астрономическими наблюдениями. С помощью описанного вертикального круга и других инструментов в обсерватории Улугбека были составлены новые астрономические таблицы. Улугбек и его соратники из своих измерений уточнили значения многих важных астрономических величин.

После смерти отца Улугбек, которому тогда перевалило уже за 50 лет, стал главой династии Тимуридов. Но в этой роли он сумел продержаться только три года. Многочисленные враги Улугбека сгруппировались вокруг его сына.

Проиграв сражение с войсками сына, Улугбек добровольно отдался в руки победителей. Его приговорили к паломничеству в священный город мусульман Мекку. Но едва Улугбек отправился в путь, как в ближайшем же кишлаке его настигли посланные вдогонку палачи. Его связали, вывели во двор и ударом меча отрубили голову.

Сын пережил Улугбека всего на полгода. После этого тело Улугбека было перенесено в знаменитый мавзолей Гур-Эмир и с почестями предано земле рядом с телом Тимура. Слова надписи на могильной плите Улугбека проклинают Абдул-Лятифа, отцеубийцу.

Из книги в книгу переходила легенда о том, что фанатики варварски разрушили обсерваторию Улугбека. Ныне установлено, что это, видимо, не соответствует действительности. Путешественники, посещавшие город еще полстолетия спустя после гибели Улугбека, описывают здание обсерватории как достопримечательность Самарканда. Но здание пустовало и ветшало. Мавляна[17] Али Кушчи, один из ближайших сподвижников Улугбека, покинул Самарканд со всеми богатствами библиотеки обсерватории. Он долго странствовал по арабскому миру и умер в Стамбуле. Именно в Стамбуле до сих пор отыскиваются многие редчайшие манускрипты из библиотеки Улугбека.

Новые правители Самарканда не уделяли астрономии никакого внимания. Здание заброшенной обсерватории разрушалось и в конце концов было полностью разобрано на кирпичи.


Армиллярная сфера на арабской миниатюре XVI в. из рукописи поэмы Ала ад-Дина ал-Мансура о Стамбульской обсерватории. Эта армиллярная сфера отличается от птолемеевой только большими размерами. Принцип работы с ней за полтора тысячелетия не изменился. Наблюдатель, стоящий вверху слева, наводит визирный круг широты на Солнце (вверху справа) для ориентации инструмента и установки его в рабочее положение. Два других наблюдателя наводят другой подобный круг на Луну (вверху слева) для определения ее эклиптических координат. Внизу сидит писарь, фиксирующий результаты измерений; еще один астроном следит за отвесом

Узбекский астроном Улугбек, создатель самаркандской астрономической школы XV в., стал самой яркой фигурой в ряду тех ученых, которые развивали античную науку после арабских завоеваний.

В итоге продолжительной борьбы, отобрав у арабов Испанию, в середине XIII в. взошел на престол в Толедо Альфонс X, король Леона и Кастилии. Он неплохо разбирался в астрономических проблемах и был покровителем астрономов. Ему приписывают известное высказывание по поводу птолемеевой системы мира с десятками деферентов и эпициклов. «О, если б мне довелось жить в то время, – воскликнул будто бы однажды король Альфонс, – когда бог творил мир, и он спросил бы моего совета, – мир был бы устроен намного проще!» В период его правления устаревшие Толедские астрономические таблицы были заменены более точными, Альфонсовыми.

Через Испанию арабская астрономия в течение столетий проникала в Европу. Европейцы мало-помалу знакомились с арабскими переводами древних сочинений, сами переводили их на латинский язык, овладевали основами арабской математики, которая звалась алгеброй, учили арабские названия звезд. С эпохой Возрождения наступает новый подъем астрономии в Европе.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.361. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз