Книга: Извечные тайны неба

Григорианский календарь и наша эра

<<< Назад
Вперед >>>

Григорианский календарь и наша эра

Мысли вавилонских жрецов и римских понтификов были постоянно заняты заботами об интеркаляциях. Их волновало, куда и когда следует добавлять вставной тринадцатый месяц. Введение юлианского календаря ликвидировало предмет их попечения. Но это не значило, что высшее христианское духовенство готово было отказаться от привилегий, связанных с астрономическими расчетами моментов важных событий.

Предвычисление на многие годы вперед даты главного христианского праздника – пасхи, с которым связывались многие другие праздники, стало для служителей христианской религии задачей номер один. Расчет пасхалий стремились поручить, как правило, наиболее осведомленным священникам, но даже им далеко не всегда удавалось избежать промахов и неразберихи. Работа эта была трудоемкой и требовала неослабного внимания. Для расчета дат весенних полнолуний священники пользовались 19-летним метоновым циклом.

Пасхалии составлялись обычно на один или несколько девятнадцатилетних циклов. А годы считались по принятой в Риме «эре Диоклетиана». Она началась, по принятому теперь летосчислению, с 284 г. – с года, когда римские легионы провозгласили императором полководца Гая Аврелия Валерия Диоклетиана.

Диоклетиан известен в истории как яростный гонитель христиан. Почему, собственно, календарные расчеты ведутся по годам, отсчитываемым со дня воцарения этого язычника и лютого врага христианской церкви, – такой вопрос рано или поздно должен был возникнуть. И он возник в середине VI в. н. э. у настоятеля римского монастыря Дионисия Малого. Любопытно, что Дионисий Малый был скифом, родился он в северном Причерноморье, а в Риме получил известность как опытный переводчик с греческого языка.

Дионисий Малый провел какие-то вычисления – нам теперь не известно, какие, – и выдвинул утверждение, что год начала новых рассчитанных им пасхалий, а именно 248 г. эры Диоклетиана, является 532 г. «от рождения Христова».

Нововведение Дионисия Малого, сначала не привлекло к себе никакого внимания. Дионисиев счет по годам «от рождества Христова» начал мало-помалу распространяться лишь через 200-300 лет после его смерти. В обиход канцелярии папы римского он прочно вошел лишь с XV в., а настойчивое внедрение его католической церковью во всем мире относится к XVII в. Наконец, в XVIII в. дионисиево летосчисление переняли ученые, и его употребление действительно стало повсеместным, взамен старого счета «от сотворения мира», «от основания Рима» или по «эре Диоклетиана». Это и есть «наша эра».

Тем самым начало нашей эры – первый день первого года нашей эры – никем никогда не было зафиксировано специально. Оно было придумано скифом Дионисием Малым как условное начало счета годов через пятьсот лет и широко принято христианской церковью через тысячу пятьсот лет после того события, которое, по замыслу, должно было лечь в основу счета.


Астроном в Александрии

Происхождение счета лет «нашей эры» в целом очень показательно для различных календарных систем, которые насчитываются десятками.

На книжной полке передо мной стоят многочисленные объемистые тома «The American Ephemeris and Nautical Almanac».

Такое название носит известный англо-американский астрономический ежегодник. Возьмем наугад один из томов, – это ежегодник на 1969 г. Что за необычный перечень эпох и стилей приведен здесь на первой странице! Оказывается, например, что 14 января 1969 г. исполнился 2722 год римского летосчисления «от основания Рима». В марте, 20 числа, того же года наступил новый, 1389 год у мусульман. Еще через два дня, 22 марта, начался 1891 год индусского календаря. 1 мая служило началом 2718 года эры вавилонского царя Набонассара. 11 сентября 1969 г. наступил 1686 год эры Диоклетиана. 13 сентября праздновали начало 5730 года еврейского летосчисления «от сотворения мира». 14 сентября 1969 г. начался 7478 год по византийскому календарю или же 2281 год по греческому.

Конечно, в жизни народов больших и малых бывали случаи, когда в качестве начала новой календарной эры избиралось событие, имеющее непреходящее общественное значение. Но очень во многих случаях таким началом служили события или случайные, или вообще мнимые, никогда не имевшие места.

Однако вернемся к календарным расчетам. Юлианский календарь со вставкой в каждое четырехлетие одного високосного года предполагает, что средняя продолжительность года составляет 365 дней и 6 часов. На деле год длится 365 дней 5 часов 48 минут 56,1… секунды. Юлианский год длиннее года, отпущенного нам природой, на 11 с небольшим минут. Накапливаясь, эти коварные минуты дают за 128 лет погрешность в целые сутки. А это значит, что за 128 лет «медлительный» юлианский календарь на сутки отстает от природы. Наблюдателю небесных явлений покажется, что день весеннего равноденствия сместился с 21 марта на 20 марта. Таким образом, в XVI в. за период, прошедший со времени Никейского собора, в юлианском календаре накопилась разница в 10 дней, и день весеннего равноденствия отступил на 11 марта. Согласно же постановлению Никейского собора считалось, что весна по-прежнему наступает 21 марта, и пасха, естественно, праздновалась в воскресенье, следующее за полнолунием после 21 марта. Но так как весна наступала все-таки 11 марта, то пасха из праздника начала весны в иные годы грозила превратиться в праздник едва ли не летний.

В 1582 г. папа римский Григорий XIII утвердил проект календарной реформы, предложенный незадолго до этого итальянским врачом и математиком Луиджи Лилио, преподавателем медицины университета города Перуджи.

Лилио придумал очень удачное правило, как согласовать юлианский календарь с природой. Для этого надо только пропускать 3 високосных года за 400 лет. Удобное правило такое: из «вековых» лет с двумя нулями на конце, например 1600, 1700, 1800, 1900, 2000 и т. д., следует считать високосными лишь те, две первые цифры которых делятся без остатка на 4. Три последующих года високосными считать не надо. Следовательно, високосные в юлианском календаре 1700, 1800, 1900, 2100 гг. по проекту Лилио високосными считать не следует. А годы 1200, 1600, 2000 и т. д. остаются високосными в обеих системах[12].

Правило, предложенное Луиджи Лилио, и было утверждено в качестве нового, григорианского стиля, в отличие от старого, юлианского.

Согласно декрету Григория XIII в Италии, Испании, Португалии и католической части Польши вслед за 4 октября 1582 г. наступило сразу 15 октября, и день весеннего равноденствия вновь вернулся на издревле отведенное ему Никейским собором «законное» место, на 21 марта. Другие страны присоединялись к новому календарному стилю в различное время. Франция осуществила этот переход 9 декабря 1582 г. В Великобритании новый стиль был введен лишь в 1752 году, в Японии – в 1873, в Китае – в 1911, в Греции – в 1924, в Турции – в 1926, а в Египте – в 1928 г.


Астролог. Старинная гравюра

Новый стиль, конечно, тоже не безгрешен. В среднем за 400 лет продолжительность года по григорианскому календарю составляет 365 дней 5 часов 49 минут 12 секунд. Такой год на 26 секунд длиннее, чем следовало бы. Накапливаясь, эти 26 секунд рано или поздно вновь приведут к смещению дня весеннего равноденствия, но это случится очень нескоро: смещение в одни сутки накопится в григорианском календаре за три тысячи лет.

После 1800 г. разница между старым и новым стилем достигла 12 дней. После 1900 г. – по старому стилю високосного, а по новому обычного, – эта разница составила уже 13 дней. В 2000 г. она не изменится. По-прежнему, чтобы перейти от старого стиля к новому, надо будет прибавлять 13 дней.

Никого из читателей не поставит теперь в тупик курьезная задача. «Мой дедушка, – сообщает ваш собеседник, – впервые в жизни отметил свой день рождения в восемь лет». Могло ли случиться такое? Конечно, если этот дедушка родился 29 февраля 1896 г., поскольку по новому стилю в 1900 г. 29 февраля в календаре отсутствовало; ему пришлось ждать до 1904 г.

На Руси в допетровское время был принят юлианский календарь со счетом лет по византийскому образцу «от сотворения мира». Петр I ввел в России юлианский календарь со счетом лет «от рождества Христова», который мы называем «старым стилем». Последующие попытки ввести в царской России «новый стиль» наталкивались на непреодолимое сопротивление православной церкви, которая считала неприемлемым для себя использовать «католический» календарь. Новый стиль был введен в нашей стране после победы Великой Октябрьской социалистической революции, в 1918 г.

Как-то раз среди редакционной почты одного из московских еженедельников мне показали письмо молодого человека, который горячо ратовал за безотлагательное введение на территории СССР особого, «лично нашего» календаря со своими постоянными праздниками. «… Что же это получается, – горячился автор письма, – григорианский календарь усложняет все плановые, бухгалтерские, статистические и экономические расчеты. Мало этого, так еще у нас целая армия счетных работников ежедневно, ежемесячно, ежегодно делают ненужную работу из-за религиозных предрассудков старого календаря, тем самым гнут спину на религию, на папу Григория XIII. Неплохо этот папа придумал увековечить себя, вроде мы, советские люди в бога не верим, а дань ему преподносим…»

В высказанных упреках есть большой резон. Многие астрономы неоднократно предлагали проекты новых, гораздо более удобных всемирных календарей. Однако спешить с односторонним введением какого-либо нового календаря в одной стране или даже в ряде стран было бы ошибочным.

Заглянем в прошлое. Французская революция конца XVIII в. смела обветшавшие феодальные устои. Восставший народ, поднявшийся на штурм Бастилии, открыл новую страницу в истории человечества. Революционный подъем захватил и ученых. Конвент вынес, например, решение о создании новой системы мер и весов – «для всех веков, для всех народов!» Вынес он и решение о введении революционного календаря.

Французский революционный календарь был выражением протеста против всего старого быта, против засилия католической церкви. «Христианская эра была эрой жестокости, лжи, вероломства и рабства, – заявил, выступая в Конвенте, руководитель комиссии по реформе календаря Жильбер Ромм. – Она окончилась вместе с королевской властью, источником всех наших зол… Время открывает новую книгу истории, и в своем новом, величественном и простом, как равенство, шествии, оно должно новым и мощным резцом начертать анналы возрожденной Франции…»

В новом календаре упразднялась эра «от рождества Христова» и обычай считать новый год с 1 января. Отменялись старые названия месяцев и семидневная неделя.

Счет лет по новому календарю предписывалось вести с момента уничтожения королевской власти и провозглашения республики (22 сентября 1792 г.), что по счастливому стечению обстоятельств совпало с днем осеннего равноденствия. Год по новому календарю делился на 12 месяцев по 30 дней в каждом. А в конце года добавлялось либо 5, либо 6 дней, которые служили революционными праздниками – «санкюлотидами».

Поэт Фабр д’Эглантин, депутат Конвента, под бурное одобрение присутствующих, представил на утверждение высшему законодательному органу республики специально придуманные им красивые названия месяцев, соответствующие природным явлениям:


Вопрос о введении метрической системы дебатировался впоследствии на протяжении ста лет. В докладе специального комитета при Парижской всемирной выставке 1867 г., активным членом которого был выдающийся русский физик Б. С. Якоби, в пункте 4 читаем: «Так как всякое сбережение труда, как материального, так и умственного, тождественно с умножением богатства, то введение метрической системы, стоящей в этом отношении на одном ряду с машинами и орудиями, железными дорогами, телеграфами, таблицами логарифмов, представляется особенно желательным с точки зрения экономической». И далее: «… недостаток общего всемирного языка станет по крайней мере несколько менее чувствительным, если многочисленные системы мер и весов будут заменены одною всемирною метрическою системою и, таким образом, числовые данные науки сделаются всюду понятными, всюду применимыми».

Эти аргументы были абсолютно справедливыми и возымели силу. Метрическая система в конце концов победила.

А новый французский календарь? Он отражал героическую эпоху великой революции, но не мог, разумеется, найти достаточного числа горячих поборников в других странах. Как, действительно, могли подойти названия месяцев, связанные с климатическими условиями Франции, для стран с другими климатическими условиями и, тем более, для стран южного полушария. Не могло быть в других странах энтузиазма и по поводу введения в конце года длительных «санкюлотид». Революционный календарь просуществовал во Франции лишь в течение 13 лет, и был упразднен вместе с гибелью первой французской республики. На короткий срок действие этого календаря было возобновлено вновь в 1871 г., в период Парижской коммуны.

Григорианский календарь, несмотря на все недостатки, имеет то преимущество, что он носит международный характер. Реформа календаря – тоже дело международное. И она должна быть проведена только так, чтобы он также восполнял отсутствие всемирного языка.

Большое число проектов всемирных календарей было представлено на конкурс, объявленный в 80-х годах прошлого века Французским астрономическим обществом. Первую премию на этом конкурсе получил француз Гюстав Армелин, проект которого предвосхитил основные черты большинства последующих предложений. Календарный год по этому проекту делится на 12 месяцев с четырьмя равными кварталами по 91 дню в каждом. Это составляет ровно 52 недели. В конце года вводится один дополнительный день, который считается «вненедельным»: он не имеет очередного названия дня недели. В високосные годы таких «вненедельных» дней должно появляться два.

В 1923 г. в Женеве при Лиге Наций был создан Международный комитет по реформе календаря. Затем обсуждение календарной реформы продолжалось в Организации Объединенных Наций. Особенно большую инициативу в этом вопросе проявляли представители Индии и лично премьер-министр Джавахарлал Неру. Освободившись от колониального гнета, правительство молодой республики, оказалось перед лицом полнейшего календарного хаоса: в стране применялось около 30 различных местных календарей. Правительство Неру было готово ввести в стране сразу единый мировой календарь. Была надежда, что ООН вскоре примет такой календарь и его удастся ввести в действие с воскресенья 1.января 1956 г. или же с воскресенья 1 января 1961 г. Но этого, к сожалению, не произошло из-за позиции, занятой, в частности, США, Великобританией и рядом мусульманских стран по национальным и религиозным соображениям.

И тем не менее, одностороннее проведение каких бы то ни было календарных реформ в отдельной стране или даже группе стран по-прежнему представляется нецелесообразным. Организация Объединенных Наций еще, безусловно, вернется к этому вопросу, может быть, не раз, и он в конце концов будет решен удовлетворительно.

А основные черты предполагаемого всемирного календаря уже достаточно ясны. Система чередования обычных и високосных лет, как это делается в григорианском календаре, должна, вероятно, сохраняться. Изменится только структура месяцев и недель внутри года. Год может состоять из четырех кварталов равной продолжительности по 91 дню, или из 13 недель, так что дни недели в пределах каждого квартала будут приходиться на одни и те же числа месяцев. Первый месяц квартала может содержать 31 день, два остальных – по 30 дней. В этом случае каждый год и каждый квартал могут начинаться с воскресенья, причем число рабочих дней во всех месяцах будет одинаковым. Это резко упростит планирование работы и учет производительности промышленных предприятий, так как продолжительность всех месяцев, кварталов и полугодий будет совершенно одинаковой.

Во все годы после 30 декабря должен вставляться дополнительный праздничный день – День мира и дружбы народов. В високосные годы должен добавляться еще один вставной праздничный день. Оба вставных дня не являются днями недели и не имеют числа.

Кроме международных праздников, в каждой стране, естественно, сохранятся в календарях свои национальные праздники. В СССР вечно будет отмечаться славная годовщина революции и провозглашения первого в мире социалистического государства. На настольном календаре, который стоит сейчас передо мной на рабочем столе, в верхней части каждого листка написано: «Семьдесят второй год Великой Октябрьской социалистической революции». Такие надписи на наших календарях, конечно же, будут сохраняться в будущем независимо ни от каких реформ.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.518. Запросов К БД/Cache: 0 / 3
Вверх Вниз