Книга: Что такое Африка

ОГНЁМ И МАЧЕТЕ

<<< Назад
Вперед >>>

ОГНЁМ И МАЧЕТЕ

Детей они обучают метанию в цель и дают пищу только тем, кто попадает; поэтому из них получаются воины удивительной ловкости.

Диодор Сицилийский. I в. до н. э.

Получив независимость, африканским государствам удалось за какие-то считаные годы вывести свой континент в абсолютные лидеры по количеству вооружённых конфликтов. По нашим подсчётам, с 1960 г. по 2015 г. на его территории велось 115 войн – больше, чем за весь XX в. во всём остальном мире. Не стоит забывать, что больше половины этого периода пришлось на времена холодной войны, участники которой стояли за множеством военных конфликтов на континенте, если не провоцировали и разжигали их. Конечно, войны в Африке активно шли и раньше, и едва ли менее частые, но в XX в., благодаря «помощи» великих держав, это уже не были межплеменные столкновения «армий» в 100–200 человек, использующих копья и отравленные стрелы. О масштабах сегодняшних африканских войн может весьма красноречиво свидетельствовать эта небольшая табличка с оценочными данными жертв крупнейших конфликтов.


За пятьдесят лет кровопролитных войн в зоне конфликта оказались до трети всех африканцев, и общее число потерь достигло, вероятно, 40 млн человек, около 20 млн оказались беженцами или перемещёнными.

Одна из причин этой трагедии кроется, конечно, в экономике. Войны за ресурсы, именуемые «ресурсным проклятием» Африки, далеко не редкость. Среди наиболее известных можно упомянуть «урановую войну» туарегов, заинтересованных в получении доли доходов от урановых месторождений, против правительства Нигера в 2009 г. В 1985 г. Мали и БуркинаФасо открыли боевые действия из-за «полосы Агачер», где были разведаны залежи природного газа. А вялотекущая война в дельте р. Нигер между войсками Нигерии и повстанческими отрядами народов иджо имеет своей целью делёж миллиардных доходов от добычи нефти в этом районе. Межэтнические столкновения из-за пастбищ и пахотных земель – например, в Южном Судане или Эфиопии – не могут остановить даже правительства с их танками и авиацией. А кровопролитные войны в ДР Конго, идущие по сей день, во многом объясняются гигантскими залежами алмазов, меди, кобальта и другого ценного сырья.



В современной Африке автомат Калашникова стал привычным предметом обихода

На войну работает бедность – самая критическая проблема Африки. В благополучное время число конфликтов падает, зато любой экономический кризис, которыми изобилует новейшая история континента, приводит к резкому всплеску гражданского насилия. Засухи 1970-х и 1980-х годов совпали с пиковыми периодами как гражданских, так и межгосударственных конфликтов: например, конфликт между Сенегалом и Мавританией начался в 1989 г. из-за сокращения сельскохозяйственных земель в долине р. Сенегал вследствие засух. Та же причина лежит в основании долгой гражданской войны в суданском Дарфуре. Однако в результате улучшения экономической ситуации в большинстве стран континента в начале XXI в. число конфликтов пошло на спад.

Бедность вовсе не всегда равнозначна войне – об этом свидетельствует вполне мирная новейшая история многих небогатых регионов Азии. Однако дело в том, что решение любых спорных вопросов военными методами является традиционным для африканской культуры, и с самых первых дней независимости новые государства принялись вооружаться и конфликтовать друг с другом. Само понятие политического компромисса, решения конфликта за столом переговоров для многих африканцев является унизительным, зато военная победа создаёт из главы государства героя, которым его хотят видеть все его подданные. Конфликты в Африке в прошлом разгорались подчас из-за сущей ерунды – например, контроля над речным бродом или холмом. И, как и в древности, спор может решиться только силой, потому что ни одна сторона его не готова принять разумный компромисс для урегулирования разногласий. Как спор из-за колодцев в Сахаре привёл к эпохальной войне между Марокко и Сонгаи в 1591 г., так и сегодня аналогичные «споры из-за колодцев» приводят к многотысячным жертвам вооружённых конфликтов.



Детские игрушки, изготовляемые в Африке, часто носят военный подтекст

Причины конфликтов кроются и в колониальном прошлом Африки. Мы уже упоминали о том, что лишь 26 % границ между африканскими государствами проходят по естественным рубежам, разделяя этносы и демаркируя географические регионы. Остальные проводились колониальными державами по параллелям, меридианам и просто на глазок, в результате чего этнос, разделённый границей между двумя государствами, на многие годы остался источником напряжённости. Сомалийские меньшинства, живущие в Эфиопии, Кении и Джибути, послужили причиной трёх межгосударственных войн за последние 50 лет и продолжают оставаться головной болью для правительств всех трёх стран, не говоря уже о самом Сомали. Туареги Сахары, самый гордый и свободолюбивый народ Западной Африки, из-за прихоти европейцев оказались разделёнными между пятью государствами и нигде не смогли наладить добрососедских отношений с иноязычными правительствами. Подчиняться властям Мали, Нигера, Буркина-Фасо, где чернокожие исконно были их данниками или рабами, туареги считают противоестественным. Результатом стали восстания и войны, не прекращающиеся по сей день в Мали, Нигере, Ливии, Алжире. Этническая чересполосица в таких многонациональных странах, как Нигерия, Чад, Мали, Либерия и Кот-д’Ивуар, вкупе с недальновидной политикой по ущемлению прав меньшинств стала причиной гибели миллионов людей в кровопролитных гражданских войнах.

Отдельным, самым жутким примером этнического геноцида является гражданская война в Руанде, о которой мы уже говорили выше. Эта резня, по своей скорости в пять раз превосходящая гитлеровский холокост, стала итогом хитроумной политики европейских держав, в течение ряда десятилетий стравливавших между собой скотоводческую элиту тутси и земледельческое большинство хуту.

Межэтнические конфликты – а в Африке их всё же пока большинство – всегда приводят к большому количеству жертв среди мирного населения: маховик взаимной мести приводит к тому, что уничтожению подлежат все представители вражеского народа, не исключая ни женщин, ни детей. Гражданская война в Дарфуре (продолжается с 2003 г.) между арабами, с одной стороны, и негроидными народами региона, с другой, стоила стране от 250 до 400 тыс. жизней и сопровождалась ужасающими зверствами против мирного населения: тысячи детей были убиты, десятки тысяч женщин были изнасилованы бойцами арабской милиции Джанджавид, желавших, чтобы у жён их врагов рождались арабские дети. В ходе геноцида в Руанде весной 1994 г. боевики хуту ставили своей целью не прийти к власти и не захватить территорию – к моменту войны хуту уже были у власти, – а именно полностью уничтожить тутси как этнос. По этой логике истреблению подлежали грудные дети, мужчины и женщины – весь народ, от мала до велика.

Религиозные войны для Африки тоже не в новинку. Джихады прокатывались по её саванному поясу регулярно, начиная ещё с XVI в., и агрессивный ислам замер лишь на короткое время колониализма, чтобы вновь поднять голову в конце XX столетия. Распространённые в Африке исламские экстремистские группировки активно действуют в странах Севера и Запада: это «Исламский джихад» в Египте, «Движение за единство и джихад в Западной Африке» в Мали и Нигере, исламистские группировки в разорённой войной Ливии, а также «Хисба» и «Боко харам» (в переводе «Западное образование вредно») в Нигерии. В Сомали ужас на жителей и соседей наводят экстремисты из «Аш-Шабаб». На счету каждой из этих групп – сотни жизней, и уничтожить их пока не удаётся.

Второй важной особенностью африканских конфликтов стало широчайшее использование регулярных войск или наёмников из соседних государств или даже совсем издалека. В эпоху холодной войны считалось нормальным, что участниками гражданской войны в Анголе (1975–1991) были три группировки, поддерживавшиеся СССР, США и Китаем, а кубинские подразделения организовывали боевые операции против войск ЮАР с американскими советниками в штабах. В периоды наиболее затяжных гражданских войн соседние государства редко воздерживались от искушения вмешаться в конфликт на чьей-нибудь стороне: Алжир направлял помощь и оружие повстанцам в Западную Сахару в 1976 г., Гвинея воевала на стороне одной из многочисленных этнических армий в Сьерра-Леоне в 1999 г., а Чад вводил войска в Центрально-Африканскую Республику в 2006 г.

Ливия в течение ряда лет играла роль всеобщего возмутителя спокойствия в Африке: кипучая энергия её лидера Муаммара Каддафи заставляла его вмешиваться в десятки конфликтов по всему континенту. Его вмешательство, как правило, кончалось поражением для Ливии, хотя причиной его собственного печального конца стало вовсе не это, а события «арабской весны» в его собственной стране и агрессия НАТО.

Конфликт, разразившийся в Заире в 1996 г., продолжался до 2003 г. и стал известен как «Первая мировая война Африки»: в войну постепенно оказались вовлечены практически все страны Востока и Юга континента. Руанда, Уганда, Танзания, Замбия, Ангола, Намибия, Зимбабве, Чад и, конечно, Ливия направляли в Заир свои подразделения, вступали в войну и выходили из неё, заключали временные союзы и боролись друг с другом за богатые минеральными ресурсами районы раздираемой войной страны. Более безопасным вариантом, нежели призывать на помощь жаждущих наживы соседей, в последние десятилетия стала практика привлечения на службу европейских наёмников. Европейские отряды с охотой участвовали в гражданской войне в Нигерии (1967–1970), когда шведские пилоты Карла-Густава фон Розена на нескольких спортивных самолётах уничтожили прямо на аэродромах половину всей нигерийской авиации. В Конго в 1960 г. работали бельгийские отряды, боровшиеся с правительством Патриса Лумумбы. В тот же период в Кении в подавлении восстания «мау-мау» участвовали бывшие британские офицеры, гримированные под африканцев и одетые в чёрные парики при командовании чернокожими отрядами.

В 1991 г. достоянием гласности стали факты секретного финансирования белым правительством ЮАР зулусского движения Инката, боевиков которой оно использовало для борьбы с оппозиционным Африканским национальным конгрессом, в том числе и террористическими методами. В стране накопилось значительное количество высококвалифицированных и опытных профессиональных военных, а в Африке места и возможностей для реализации этого потенциала всегда было предостаточно.

Широкую известность во всём мире получила южноафриканская компания Executive Outcomes (ЕО), сделавшая бизнес из поставок профессиональных наёмников на поля боевых действий Тропической Африки. Объединив бывших сотрудников спецподразделений ЮАР, оставшихся не у дел после падения апартеида, ЕО получила свой первый боевой заказ от правительства Анголы, с которым, по иронии судьбы, юаровские спецназовцы ранее долго и безуспешно воевали. С 1993 по 1994 г. наёмники из ЕО настолько успешно выполняли боевые задачи, что ангольские войска сумели получить контроль над обширными нефтеносными районами и подписать выгодное соглашение о перемирии с УНИТА. Одним из условий перемирия, выставленных УНИТА, был разрыв контракта с наёмниками. Вскоре после этого, в 1995 г., ЕО поступила на службу к правительству Сьерра-Леоне, где ранее работали другие ландскнехты – британцы из компании Gurkha Securities. В отличие от англичан, южноафриканцам удалось за год безжалостно подавить очаги сопротивления повстанцев и натренировать армию Сьерра-Леоне. Контракт стоил правительственному бюджету 1,8 млн долл. в месяц, а также солидного бонуса в виде алмазов.

Крупным источником финансирования партизанской войны в Анголе тоже были алмазы – по данным ООН, с 1992 по 1998 г. только УНИТА выручила от продажи неогранённых камней ок. 4 млн долл. Эти деньги были потрачены на закупку оружия и снаряжения. Несмотря на введённое в 1998 г. эмбарго, УНИТА продолжила продажу и обмен алмазов для финансирования войны.

В 1999 Г. «КОНФЛИКТНЫЕ» АЛМАЗЫ ИМЕЛИ СОВОКУПНУЮ СТОИМОСТЬ В 255 МЛН ДОЛЛ. (ОКОЛО 4 % МИРОВОГО ПРОИЗВОДСТВА); ИЗ ЭТОЙ СУММЫ 35 МЛН ПРИХОДИЛОСЬ НА АЛМАЗЫ ИЗ КОНГО, 150 МЛН – ИЗ АНГОЛЫ, 70 МЛН – ИЗ СЬЕРРА-ЛЕОНЕ. ДОЛЮ НЕЛЕГАЛЬНЫХ АЛМАЗОВ НА СЕГОДНЯШНЕМ МИРОВОМ РЫНКЕ ОЦЕНИВАЮТ ПРИМЕРНО В 20 %.

Действительно, в Африке свободно «гуляют» алмазы, которые используются и правительствами, и повстанческими движениями для финансирования войны. Термин «кровавый алмаз» родился именно в Африке и получил известность в ходе войн в Либерии и Сьерра-Леоне в 1990-е годы. Когда в 2012 г. бывший президент Либерии Чарльз Тейлор предстал перед международным судом, алмазы стали основой обвинения против него. Одной из свидетельниц на процессе выступила известная супермодель Наоми Кэмпбелл, заявившая, что Тейлор и ей дарил алмазы.

Помимо наёмников, активными участниками африканских войн являются женщины и дети – и это, пожалуй, самая жуткая страница в нашей книге. В 1990-е годы в ходе войны в Сьерра-Леоне потеря кормильцев, полное обнищание и отсутствие каких-либо перспектив стали причинами того, что женщины стали добровольно записываться в противоборствующие вооружённые отряды. В составе одной из армий они составляли до 25 % боевого состава. Молодые девушки, пройдя военную подготовку и отличившись в бою, гарантированно получали мужа из числа боевиков – для многих из них это было весьма привлекательным вознаграждением. Те же методы привлечения «амазонок» практиковали и повстанческие группировки в Либерии. Многие женщины, войдя во вкус новой профессии, даже командовали подразделениями, становились членами военных советов, участвовали в геноциде и военных преступлениях. В других странах девушки не видели для себя иного выхода, чем стать «штатными» проститутками при военных формированиях, работая в буквальном смысле за еду. Это гарантировало им определённого рода безопасность, ведь в той же Сьерра-Леоне, скажем, в ходе гражданской войны 1991–2002 гг., по некоторым данным, было изнасиловано 86 % всех молодых женщин, многие из которых убиты.

Феномен детей-солдат – типичная черта африканских войн конца XX – начала XXI в. В середине 1990-х гг. в той же Сьерра-Леоне одна из повстанческих армий наполовину состояла из детей от 8 до 14 лет. А гражданскую войну в Либерии даже назвали «войной детей» – практика найма в войска мальчиков 10–12 лет широко распространилась по обе стороны фронта. Потеряв в войне своих родителей, оставшись без помощи и средств, они охотно брали в руки автомат Калашникова. Такой ребёнок становился фанатично преданным своему командиру, не ценил ни своей, ни чужой жизни и не был связан никакими моральными ограничениями. Дети не стремились к обогащению и рассматривали войну как своего рода игру. Сообщалось, что либерийские несовершеннолетние солдаты разукрашивали лица кровью врагов и украшали свои причёски человеческими костями. Они могли вспороть живот беременной женщине, поспорив на пол её ребёнка. В 1996 г. в Либерии действовала «голая бригада» детей, воевавших нагишом в убеждении, что это поможет спастись от пуль. Не помогало.

Дети-солдаты составляют солидный процент личного состава «Армии сопротивления Господа» – вооружённой банды, вот уже почти 30 лет действующей в Уганде и соседних государствах в виде полуармии-полусекты. Её основатель Джозеф Кони, пророк Христа и глас Святого Духа, намерен построить новый мир на Земле с помощью детей, не тронутых грехами современной цивилизации. Это своё намерение он подкрепляет массовыми убийствами мирных жителей и похищениями детей, которых затем обучают как боевиков, беззаветно преданных сумасшедшему пророку. Любопытно, что финансирование своих зверств «Армия Господа» получает в том числе из мусульманского Судана, желающего дестабилизировать обстановку в соседних странах. Многие другие террористические и сепаратистские группировки также финансируются из-за рубежа, причём как с мусульманского Востока, так и из «христианских» Европы и Америки.

Бандитские «армии» вроде этой продолжают действовать в нескольких регионах Африки, пользуясь отсутствием какой-либо власти. Сегодня «ничьей» территорией остаются огромная территория ДР Конго и большая часть Сомали, продолжаются внутренние конфликты в Уганде, Нигерии, Мали, Нигере, в Судане и Южном Судане. Обостряется гражданская война в Ливии, весьма нестабильной остаётся политическая обстановка и в Египте. Несмотря на то что в первое десятилетие нового века количество войн в Африке резко снизилось, в момент, когда мы пишем эти строки, не менее десятка конфликтов полыхают на территории Африки, унося десятки тысяч жизней ежегодно.

Зато хотя бы атомная война на территории Африки кажется невозможной. Большинству африканских стран далеко до собственных атомных разработок. В 1970–1980-е годы правительство ЮАР финансировало разработку собственной атомной программы и даже создало несколько боеприпасов, готовых к использованию, общей мощностью до 18 килотонн. Однако затем был объявлен коренной поворот: в 1991 г. ЮАР присоединилась к Договору о нераспространении и уничтожила всё своё атомное оружие, материалы и компоненты. Одной из причин считается то, что дело шло к падению власти белого меньшинства, и правительство опасалось, что атомная бомба попадёт в руки его чернокожих оппонентов. На сегодня Африка свободна от ядерного оружия.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.113. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз