Книга: Триумф и трагедия советской космонавтики

В космическом корабле с великим летчиком России

<<< Назад
Вперед >>>

В космическом корабле с великим летчиком России

В городе Жуковском под Москвой, который можно назвать колыбелью отечественной авиации, потому что с его аэродромов поднимались в небо практически все новые и новейшие самолеты авиаконструкторов России, в летно-испытательном институте отмечалось столетие со дня рождения Михаила Михайловича Громова.

В зрительном зале и в президиуме торжественного собрания собрался весь цвет нашей авиации, ее прошлое, настоящее и будущее. Знаки «Заслуженный летчик-испытатель» и Звезды Героев были на груди многих участников этого собрания. Засветился киноэкран. В течение тридцати минут промелькнула жизнь легендарного летчика, которого в тридцатые годы, годы бурного и стремительного роста нашей авиации и великих подвигов в небе, называли Пилотом № 1…

После просмотра фильма с докладом о жизни Великого летчика выступил начальник Летно-испытательного института имени М. М. Громова.

Затем начали выступать люди, которые жили и работали рядом с Михаилом Михайловичем Громовым. Мою память тоже взбудоражило событие, связанное с Громовым.

Мне повезло. Я с 1963 года служил в Центре подготовки космонавтов и дружил с заслуженным летчиком-испытателем СССР Георгием Тимофеевичем Береговым. Будучи космонавтом ВВС и самым старшим по возрасту в отряде, он с нетерпением ждал своей очереди на космический полет. Он понимал, что пока не отлетают пилоты из первого набора, Юрий Гагарин — командир этого отряда, не даст опередить их, хотя у Берегового за плечами была война и испытания многих самолетов. Береговой часто приходил на тренажер «Волга», на котором отрабатывались ручное маневрирование и стыковка космических кораблей «Союз». После тренировки он задерживался на тренажере, если было свободное время, и вместе со старшиной Петром Максимовичем Кученковым, который в Испытательном Институте имени Чкалова был у него механиком самолета, вспоминал и рассказывал о многих событиях в авиации.

В ходе таких встреч я узнал, что кумиром юности, позвавшим его в небо, был Михаил Михайлович Громов, фотографии которого часто появлялись на страницах газет. Легендарные перелеты через Северный полюс в Америку, испытание новых самолетов широко освещались в прессе и по радио. Мальчишки все хотели стать летчиками и с упоением рассказывали друг другу о событиях, связанных с небом. Среди них был и Георгий Береговой. Отгремела война. Береговой летал на штурмовике и закончил ее Героем Советского Союза. Это во многом содействовало его стремлению стать летчиком-испытателем.

И вот уже после полета в Космос, когда Береговой стал летчиком-космонавтом СССР и дважды Героем Советского Союза, он решил пригласить кумира своей молодости и показать ему Центр подготовки космонавтов.

Я сидел в президиуме собрания, посвященного столетию М. М. Громова, рядом с летчиком-космонавтом СССР Володей Соловьевым, а память раскручивала события того дня, когда я познакомился с Великим Пилотом. В этот же день произошло знакомство Громова с молодым поколением космонавтов, уже успевших выполнить космические полеты, Володей Соловьевым (ныне руководителем космических полетов) и Алексеем Кизимом (ныне генерал-полковником, начальником академии Можайского).


Встреча двух поколений. Слева направо: Александр Иванченков, Владимир Джанибеков, Жан-Лу Кретьен, Михаил Михайлович Громов, Георгий Филиппович Байдуков, Георгий Тимофеевич Береговой

Мне тоже захотелось поделиться воспоминаниями.

Я вышел на трибуну и, повернувшись к залу, а затем к президиуму собрания, произнес:

— Мне повезло вместе с Михаилом Михайловичем Громовым пилотировать космический корабль.

Зал замер от удивления. Такого публичного трепача никто еще не видел. Все с любопытством ждали.

Я сделал небольшую паузу и продолжил:

— Когда по приглашению в Центр подготовки космонавтов приехал Михаил Михайлович, Береговой, будучи Начальником этого Центра, взялся показать ему тренажерную базу. Вместе они и пришли на тренажер «Волга».

— Сейчас начальник тренажера, профессор стыковки (с некоторой доброй иронией) покажет Вам, Михаил Михайлович, пилотирование космического корабля на наиболее ответственном участке космического полета — сближении и стыковке, — сказал Береговой.

Громов вслед за мной снял обувь и по ковровой дорожке поднялся в корабль и занял место бортинженера. Я показывал ему реакцию космического корабля на работу двигателей причаливания и ориентации, управляемых маленькими аккуратными ручками. Он с интересом наблюдал на экране телевизора и оптического визира маневры кораблей относительно друг друга. После двух стыковок я предложил ему попробовать. Он занял мое место, но ювелирной работы не получилось. Великий Пилот привык к мощному штурвалу, рычагам и педалям самолета.

— Я уже опоздал, — с легким вздохом сказал Михаил Михайлович, покидая кабину спускаемого аппарата. — Но очень рад, что явился свидетелем, когда вокруг шарика первыми махнули наши ребята. Удачи вам в нелегких делах.

Он пожал на прощанье мне руку и вместе с Береговым покинул тренажерный зал.

Вот так мне повезло пилотировать космический корабль с Пилотом номер один.

А теперь разрешите вручить памятную медаль Георгия Берегового жене и другу Михаила Михайловича.

Из президиума поднялась Нина Георгиевна Громова в длинном черном бархатном платье. Под аплодисменты зала я с волнением вручил ей медаль и удостоверение.

Нина Георгиевна рассказала эпизоды о тревожной жизни Великого Пилота и тех счастливых годах, которые она прошла рядом с этим красивым и обаятельным человеком.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.305. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз