Книга: Триумф и трагедия советской космонавтики

Гимн впереди бегущей

<<< Назад
Вперед >>>

Гимн впереди бегущей

Чествование восьмидесятилетнего юбиляра, одного из выдающихся деятелей космонавтики Олега Георгиевича Газенко проходило в стенах им созданного и взлелеянного Института медико-биологических проблем.

Назначен был ученый совет института с приглашением представителей различных организаций.

Как всегда подтянутый, Олег Георгиевич вышел на трибуну конференц-зала и прочитал на одном дыхании полуторачасовой доклад о становлении и развитии военной медицины от времен Гиппократа до современной военно-полевой и аэрокосмической медицины, в организации которой он принимал самое активное участие.

Свой доклад он сопровождал показом слайдов с диаграммами и рисунками. Спокойный, но в то же время концентрированный и акцентированный доклад вызывал восхищение присутствующих и зал взрывался аплодисментами. Особенно, когда он рассказывал о пилотируемых космических полетах и уникальнейших экспериментах, проходивших на борту специализированных медико-биологических спутников «Бион».

Именно с этим спутником у меня возникли ассоциации с событиями почти пятнадцатилетней давности…

На подмосковной лесной базе командующего Московским военным округом в охотхозяйстве были назначены сборы поисково-спасательной службы ВВС по ознакомлению с конструкцией спутника «Бион» и размещению на его борту биологических материалов и животных, с участием которых в полете проводились уникальнейшие эксперименты.

Цель сборов — научить поисковиков сохранять плоды этих экспериментов до прибытия специализированной бригады медиков и биологов на место посадки спутника в экстремальных погодных и климатических условиях.

Сборы организовал Институт медико-биологических проблем и возглавлял их директор института генерал-лейтенант медицинской службы Газенко О. Г. На поляне в охотхозяйстве развернули надувной мобильный палаточный комплекс, точно такой, какой предстояло разворачивать на местах посадки «Бионов» и космических пилотируемых кораблей в случае необходимости оказания экстренной медицинской помощи космонавтам, вернувшимся из полета.

Надо сказать, что сборы эти проводились вскоре после проведения и внедрения дурацкого Постановления Правительства и ЦК КПСС, проведенного Генеральным секретарем Горбачевым «О борьбе с пьянством и алкоголизмом».

Уже работал молох террора над высокопоставленными руководителями, которые продолжали по старинке завершать различные мероприятия товарищескими застольями. Работал механизм подсиживания и доносов, в результате которого многие руководители лишились своих постов и должностей.

В процессе сборов специалисты ИМБП показывали и рассказывали участникам-слушателям способы и методы обработки материалов «Бионов» после возвращения из полета.

Руководил от военных участников сборов начальник ПСС ВВС генерал-лейтенант Куличев.

Когда показ и рассказ подходил к концу, Олег Георгиевич Газенко, как организатор сборов и радушный хозяин, предложил завершить мероприятие за столом и отведать шашлыков, запах которых уже давно тревожил ноздри проголодавшихся участников сборов.

Генерал Куличев решительно отверг предложение и все офицеры ПСС — участники сборов, глотая слюну, двинулись к ожидавшим их автобусам.

Представители других организаций направились к охотничьему домику, в котором был накрыт стол, и у входа в который на мангале жонглировал шампурами Володя Милявский — участник многих поисково-спасательных экспедиций, которому Олег Георгиевич поручил накормить своих собратьев из других организаций…


Эта собака в космосе не была, но с космонавтами поохотилась. Юрий Гагарин и Андриян Николаев в редкие минуты отдыха

Вошли в домик. Рассаживались за столами, на которых стояли тарелки с хлебом, салатом и овощами. Перед каждым стояла бутылка «Боржоми» и граненый стакан. Наличие только «Боржоми» вызывало кислые усмешки. Кто-то ехидно проговорил: «Даже Олег дрогнул!». Но другой голос с пониманием: «Захочешь работать, а не вылететь в отставку, дрогнешь».

Из военных за столом было только двое: Олег Газенко и автор этих строк.

Поднялся Олег Георгиевич. Глянув на скучные лица участников застолья, он заговорил:

— Я полагаю, что здесь находятся только порядочные люди и отрицательных последствий ни для меня, ни для нашего института не будет. А посему не будем нарушать русских традиций!

Все заулыбались и зашумели, когда на столах появились бутылки с водкой и сухим вином.

Забулькала жидкость, наливаемая в стаканы. Перед каждым на стол легли шампуры с подрумяненным, ароматным мясом.

Газенко продолжил:

— Я предлагаю выпить первый бокал за уникальное живое существо, которое когда-то пришло в дом человека и стало его самым большим и верным другом. Это существо было с человеком и в радости, и в горе. Помогало ему выжить, бросалось на выручку. Сколько нас, сидящих здесь за столом, приносило в жертву это существо ради собственных познаний, Сколько их погибло в результате жесточайших экспериментов на центрифугах и в термокамерах, в барокамерах и на ударных перегрузках. Они принимали эти удары вместо человека. И раньше, и впереди человека они ушли за пределы Земли в космос и многие не вернулись…

Я хочу предложить тост за это уникальное, доброе и отзывчивое существо. Я предлагаю выпить за собачку!

В жизни мне приходилось слышать много тостов за здравие, и за упокой, замысловатых и двусмысленных, юморных и пошлых…

Но этот тост я запомнил навсегда и воспринял его как гимн, гимн ВПЕРЕДИ БЕГУЩЕЙ…

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.214. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз