Книга: Битва глобальных проектов. Часть 1

Под германской дланью (962–1075)

<<< Назад
Вперед >>>

Под германской дланью (962–1075)

В 962 году Оттон I с Адельгейдой торжественно вступает в Рим, и 2 февраля того же года он венчается в соборе Святого Петра императорской короной. Именно эту дату принято считать днем рождения Священной Римской империи, которая просуществовала до наполеоновских войн. Но коронацией властолюбивый немец не ограничился. В отличие от прежних императоров у него был весьма конкретный подход к вопросам единоначалия. Он никак не мог смириться с положением, в соответствии с которым папы избирались, а не назначались. Кроме того, примитивный вояка не мог взять в толк, как на принадлежащей ему территории может существовать еще какая–то власть. Иными словами, если провести аналогию с современной Россией, решительный тевтонец пытался выстроить так называемую вертикаль власти.

Вот когда Октавиану (папе Иоанну XII) действительно стало плохо! Претензии Оттона выбивали из–под его ног не столько административную, сколько финансовую базу. В общем, как это частенько случается в жизни, между прежними союзниками возник конфликт, в результате которого Октавиан был вынужден бежать из столицы, а Оттон I вошел в город и созвал собор, который низложил потомка Мароции. Интересно, что принятие такого решения конклав архиереев объяснил тем обстоятельством, что Октавиан не владеет латынью (как будто он владел ею на момент избрания!).

В итоге папой был избран Лев VIII (963–965), после чего начинается самое интересное. Оттон I, полагая, что все утряс, со спокойным сердцем покинул Рим, куда тут же вернулся Октавиан, что заставило нового папу в срочном порядке покинуть город. Просто диву даешься, наблюдая за стремительностью этих политических изменений — все произошло буквально на следующий день после его избрания. А ведь это X век! И как все успевали? В общем, в Риме вновь воцарился Октавиан, но несколько месяцев спустя он умер, и римляне поспешили избрать нового папу[6].

Новый папа Бенедикт V (964) недолго наслаждался властью. Германский император стремительно вошел в Рим, изгнал его из города, а на святом престоле восстановил Льва VIII, после чего двинулся походом на юг Италии, чтобы присоединить ее провинции к империи. Но ни ему, ни его наследнику Оттону II это не удалось. В 983 году Оттон II умер, и его наследник, трехлетний Оттон III, через 11 лет, когда ему было всего 14, взял бразды правления империей в свои руки. Уже в 996 году, то есть спустя всего два года, он венчался короной короля Италии и императора. Недовольные римляне угомонились только после того, как он в 998–м вошел в город, и штурмом овладел замком Святого Ангела — цитаделью римской независимости. В качестве своей резиденции он выбрал дворец на Палатинском холме, этом историческом символе имперского величия, откуда руководил победоносными войнами по объединению Германии, Северной и Южной Италии.

Его успех был недолгим, а воссозданное им государство оказалось непрочным. Уже в 999 году от него отсоединились южные владения, что вновь дало шанс Иврейским маркграфам претендовать на высший титул. Оттон III разгромил претендентов на трон, вернулся в Рим как победитель, но жить там так и не смог — слишком самолюбивые и свободолюбивые граждане, много творчества, мало дисциплины и порядка. Чем бы все это закончилось, неизвестно. Но тут опять вмешивается игрок по имени «судьба», от которой не уйти: в 1002 году Оттон III, гениальный юноша, прекрасно образованный и начитанный, свободно владеющий греческим и латынью, мечтающий возродить прекрасные времена античности, умер в возрасте 22 лет, после чего Вечный город вновь впал в мрачное варварство со всеми его «прелестями», главным из которых было абсолютное беззаконие.

После смерти Оттона маркграф Иврейский получает наконец вожделенную корону короля Италии. Казалось, немецкому засилью пришел конец. Но в 1004 году посте ряда блестящих побед над другими претендентами кузен умершего юного императора Генрих II вырывает венец из рук оказавшихся более слабыми маркграфов. При этом в Риме Генрих опирался на поддержку потомков хорошо известной нам Мароции и Альберика, представитель которых Феофилакт в 1012 году вошел с войсками в Рим, захватил Латеранский собор, после чего заставил граждан избрать себя папой Бенедиктом VIII (1012–1024). Через два года он короновал вышеупомянутого Генриха, в благодарность добившись от новоявленного императора согласия на назначение своего родного брата Романа главой городской администрации (по–современному, мэром). После смерти Бенедикта в 1024 году Роман стал папой Иоанном XIX (1024–1032). Император умер в том же году, ненадолго пережив своего духовника.

В 1027–м Иоанн XIX производит в императоры Конрада II, посте чего благополучно правит еще шесть лет и умирает, подготовив еще при жизни папский престол для Феофилакта (очень распространенное имя, видимо, было), своего племянника и сына графа Тускуланского Альберика III. Малолетнему папе Бенедикту IX (1032–1044) на момент избрания было всего 12 лет, хотя официальные хроники настаивают на 18–20. Молодой повеса пустился в загул и пьянство, в чем, по некоторым свидетельствам, превзошел всех своих предшественников. Многих этот папа не устраивал, но кто именно организовал на него покушение, столь напутавшее Бенедикта IX, что он бежал из города, — неизвестно. Ну, да и не это главное. Важно другое — очень скоро он вернулся в сопровождении немецких полков, что не столько, правда, напугало, сколько возмутило свободолюбивых римлян. Они подняли восстание (1044) и изгнали зарвавшегося святошу из города, а вместо него провозгласили папой Сильвестра III (1045), который в благодарность за это щедро расплатился золотом с вождем восставших Джирардо. И здесь начинается еще одна прелюбопытнейшая история, которая могла бы лечь в основу увлекательного любовного романа, триллера или мелодрамы.

У Джирардо была дочь, которая своею красотой затмевала всех женщин не только в Риме и его окрестностях, но, говорят, и во всей Италии. И надо же было такому случиться, чтобы в нее безумно влюбился не кто иной, как свергнутый папа Бенедикт, который решил во что бы то ни стало жениться на чаровнице. Но духовное лицо, хоть и лишенное должности, сделать этого не может. И тогда наш «Ромео» увольняется со службы (то есть отказывается от духовного сана, расстригается), вновь берет себе имя Феофилакта, после чего бежит к той, которая всецело завладела его телом и душой, с весьма конкретным предложением, обернутым в солидную финансовую упаковку, но неожиданно для себя получает отказ. И что бы вы думали, он предпринял в ответ на это? Бросился с Тарпейской скалы? Нет! Отравился изысканным ядом, приготовленным восточными колдунами из тысячи трав? Опять не угадали! Убил неблагодарную девчонку, осмелившуюся отказать такому знатному и известному человеку? Нет!!! Он вернул себе духовный сан, собрал сторонников, изгнал из города Сильвестра и снова стал папой Бенедиктом IX.

Добившись триумфа над своими врагами, он решил, что судьбу все–таки не стоит испытывать, и сделал весьма важный для будущего западной культуры шаг — за 650 кг золота (!) продал титул папы (да, да, именно так!) своему крестному отцу, Иоанну Грациану, который стал папой Григорием VI (1045–1046). Тот в свою очередь не совершил никаких славных дел, за исключением, правда, одного: его капелланом был монах по имени Гильдебранд, ставший впоследствии одним из самых великих людей на ватиканском троне, папой Григорием VII (1073–1085). Но это произойдет спустя несколько лет. А пока Рим живет своей обычной беспокойной жизнью, наслаждаясь захватывающим зрелищем: вереницей сменяющих друг друга правителей и пышными церемониями венчания светских и духовных владык.

В 1046 году, через год после того, как предприимчивый Бенедикт—Феофилакт сумел извлечь конкретную денежную выгоду из продажи своего титула, на Рим двинул свои войска король Генрих III, который предложил горожанам выбрать себе папу. Но глупые обыватели отказались, чем немало подивили грозного германца, которому ничего не оставалось, как самому назначить папу. Его выбор пал на епископа Бамбергского, который стал папой Климентом II (1046–1047). Низложенный покупатель пастырской власти Григорий VI вынужден был покинуть пост, обошедшийся ему столь дорого, и выехать в Германию вместе с императором. В его обозе находился верный спутник и соратник Гильдебранд.

Как только неугомонный Бенедикт—Феофилакт узнал о том, что армия кайзера ушла из города, он тут же отправился туда со своими головорезами, сбросил с трона Климента II и вновь, уже в третий раз стал папой. Надо заметить, что годы постоянной борьбы за власть, приключений, побегов и вторжений не улучшили характер этого склонного к авантюрам священника: вел он себя из рук вон плохо, что не осталось незамеченным его паствой. Закончилось все так же, как и начиналось: восстание, свержение, изгнание. Больше на исторической сцене он не появлялся.

Мятеж в Риме побудил императора вернуться и, чтобы в конце концов угомонить темпераментных детей юга, более склонных к бардаку, нежели к порядку, Генрих III проводит в первосвященники этнического немца под именем Дамасия II (1048), вполне обоснованно полагая, что привыкший к порядку соотечественник урезонит чересчур эмоциональных южан. Но его надеждам не суждено было оправдаться: спустя всего 23 дня новый папа отошел в мир иной, а его место на престоле занял епископ Бруно под именем Льва IX (1049–1054). Именно этот великий политик подготовил трамплин для очередного взлета Рима, сумевшего достичь проектной высоты! Новый пастырь сразу же продемонстрировал прихожанам всю глубину своего смирения перед Всевышним. Уподобившись апостолу Петру, он вошел в город босиком! На улице стоял февраль, не самое благоприятное время для прогулок без обуви даже на знойном юге! Но избранный до этого на соборе в Вормсе патриарх все сделал правильно: впавший в результате бесконечных переворотов и восстаний в беспросветную нищету город не выдержал бы зрелища пышных торжеств. После этого папа принялся молить верующих о помощи умирающей от голода столице. На его призывы откликнулись жители Беневенто, что в итоге и спасло положение.

Лев IX был ярым сторонником церковной реформы и основные усилия сосредоточил на повышении морального уровня духовенства. В его правление вновь было озвучено требование ко всем священнослужителям, начиная от подьячего, придерживаться целибата (безбрачия), вводились жесткие меры против симонии (торговли церковными должностями).

В это же время произошло событие, которое с точки зрения сегодняшних PR-технологий могло бы показаться наиболее скандальным: в 1050 году в Рим прибыл для покаяния шотландский король Макбет, спустя 500 лет обвиненный Шекспиром в убийстве законного самодержца маленькой горной страны на севере Британского полуострова и в узурпации королевской власти. Россиянам это тем более интересно, что наша отечественная леди Макбет, жившая в Мценском уезде, была воспета классиком русской литературы Лесковым, а ее образ на сцене гениально воплощен замечательной актрисой Натальей Гундаревой. К слову сказать, многие историки полагают, что «Вильям наш, так сказать, Шекспир» незаслуженно оболгал умного и справедливого короля Макбета.

В общем, все было бы хорошо с правлением папы Льва IX, если бы не одно «но». Вспомним основной исторический закон развития проектов, сформулированный в предисловии к этой книге: каждый глобальный проект тяготеет к экспансии! Соблазна расшириться за счет соседей не избежал и римский проект времен Льва IX. В результате его стремление подчинить себе юг Италии, находившийся под церковной юрисдикцией константинопольского патриарха, привело к конфликту с византийской церковью, вылившемуся в Великий раскол, который окончательно разделил христианскую церковь на две основные ветви: западную и восточную, после чего папский проект вступил в очередной период хаоса.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 4.688. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз