Книга: Битва глобальных проектов. Часть 1

Миланский эдикт и расцвет (313–872)

<<< Назад
Вперед >>>

Миланский эдикт и расцвет (313–872)

Легализована христианская церковь была только в 313 году императором Константином, который издал так называемый Миланский эдикт о веротерпимости, приведший очень скоро к подавлению и уничтожению всех иных верований и языческих культов, кроме христианства, которое в течение последующих 30 лет стало господствующей религией в Римской империи. Произошло это в период правления папы Мильтиада (311–314), избравшего местом своего пребывания район Рима Латеран, ставший после этого на долгие века прибежищем римских пастырей, и Сильвестра I (314–335). Кстати, согласно преданию, именно последнему из них Константин передал императорский указ, который провозглашал верховенство римских первосвященников не только над всеми остальными иерархами церкви, но и над светскими владыками (так называемый «Константинов дар»). Сделал же он это, якобы, в благодарность за то, что Сильвестр крестил его и тем самым спас от проказы.

Многие исследователи полагают, что «Константинов дар» — это фальшивка, состряпанная папами в период раннего Средневековья, когда наследники святого Петра боролись за гегемонию в Европе. А вот то, что не должно вызывать сомнений: 11 мая 330 года произошло событие, предопределившее появление на свет нового уникального цивилизационного проекта — римского папства. В этот день императорский двор переехал из Рима в Константинополь. Благодаря этому римский первосвященник стал вполне самостоятельной политической фигурой, в достаточной степени удаленной от неусыпного контроля со стороны светской власти, оставаясь при этом духовным лидером официальной имперской столицы. Правда, к концу IV века империя была разделена на Западную и Восточную, но правители западной ее части не любили жить в Риме, предпочитая ему Равенну, что укрепляло положение папы в качестве полноправного хозяина Вечного города.

В 384 году папа Сириций (384–399) официально установил для епископа Рима титул «Великий понтифик» (Pontifex Maximus) — высшее жреческое звание римской государственности, которое с Юлия Цезаря носили только императоры Вечного города. Так в условиях распада империи папы сделали конкретную заявку на свою неограниченную власть.

После того как германский вождь Одоакр лишил власти последнего императора Ромула Августула и переслал его регалии в Константинополь, всем в городе заправлял он сам. И неизвестно, сколько бы это продолжалось, но в 493 году в Италию по наущению Византии вторглись остготы во главе со своим вождем Теодорихом. Одоакр пытался наладить отношения с этим варваром, но по его приказу был убит во время совместного пира. Это привело к захвату Рима коварным Теодорихом, который, впрочем, оказался достаточно умным и дальновидным политиком. Его авторитет был столь высок, что император Восточной Римской империи был просто вынужден вернуть ему те самые императорские регалии, которые несчастный Одоакр послал в Константинополь. Именно так Рим превратился в приманку для тщеславных авантюристов, мечтавших заполучить императорскую корону, дабы утвердить свое величие и превосходство над соперниками.

Теодорих оказался хорошим правителем: он заботился о Риме и его жителях, город получил титул «Счастливый», а на монетах стали писать «Непобедимый Рим». Именно в правление этого славного вождя, прекрасно, кстати, владеющего латынью, в городе была развязана первая бойня за папский престол между Силимахом/Симмахом и Лауренцием/Лаврентием (498–514). По дошедшим до нас сведениям в этом противостоянии победил Силимах, который на радостях решил построить себе новую резиденцию на Ватиканском холме (до этого местом пребывания римского патриарха был Латеранский собор). В 526 году Теодорих умирает, что сразу же развязывает руки Византии, которая пытается подчинить себе Италию. И небезуспешно: в 536 году в Рим вступают византийские войска под командованием Велисария. Город и Италия входят в состав Византийской империи на правах экзархата, который, впрочем, очень скоро превратился в простую фикцию, так как у Востока явно не хватало сил на сопротивление многочисленным германским племенам, рвущимся в Рим за императорским жезлом.

В 537 году Рим осаждают готы во главе с Витигесом. И хотя эта попытка не увенчалась успехом, все же она послужила ключом к победе 545 года, когда Рим был завоеван Тотилой. За годы правления (до 552) он не только разрушил сам город, но и извел наиболее выдающихся его граждан, физически уничтожив практически все сенаторское сословие, что впоследствии не позволило многим знатным семействам восстановить свои родословные. Именно под его руководством Рим был подвергнут такому варварскому разрушению, что с тех пор для римлян «гот» и «дикарь» синонимы, а все варварское и некрасивое называется «готским». Именно поэтому архитектурный стиль, пришедший в Италию из Франции, нарекли «готикой» — его чрезмерная ажурность свидетельствовала, по мнению законодателей изысканного вкуса, о дурном тоне. В 552 году Тотила погибает в бою с византийцами, и власть вновь переходит к Царьграду.

Заметим, что после фактического разделения Римской империи на Запад и Восток императором Феодосием Великим в 395 году римские епископы избавились от назойливой опеки светских владык. Те сидели в Константинополе и Равенне и не мешали римским патриархам действовать по своему усмотрению. Правда, и византийские императоры, и вожди хлынувших практически сразу же после этого в Италию орд варваров не оставляли попыток подчинить своему влиянию церковь. Но, сидя на двух стульях и умело используя тактику «третьего смотрящего», папам удавалось, играя на конфликтах светских владык, использовать их энергию в своих интересах.

В 554 году происходит наиважнейшее событие в жизни не только Рима, но и всей мировой истории: император Восточной Римской империи Юстиниан принимает так называемую «Прагматическую санкцию», которая допускает римских первосвященников к светской власти. Это событие и стало провозвестником появления на карте мирового господства глобального проекта «Папская империя Рима», который сразу же начал борьбу за власть с другим формирующимся в это время проектом «Священная Римская империя». И если духовный авторитет пап был вне конкуренции и лидеры других проектов на него не претендовали, то стремление римских понтификов вмешиваться в мирскую жизнь вызывало отторжение. Это стало причиной многочисленных заговоров и интриг, кровавых нашествий на Рим и кровопролитных войн, целью которых было только одно: укрепиться в Италии и завладеть Римом, у которого были ключи от имперского могущества. Но в Риме главенствовали папы, которые не горели желанием становиться вассалами претендующих на мировое господство вождей полудиких племен. Предстояла длительная и изнурительная борьба, о перипетиях которой мы попробуем рассказать.

Международный авторитет пап и их влияние на общеполитические процессы во многом зависели от личностных характеристик того, кто владел ключами Св. Петра. Одним из первых поистине великих государственников был Григорий I (родился ок. 540 года, папа с 3 сентября 590–го, умер 12 марта 604 года). Отпрыск на тот момент самого богатого и знатного римского сенаторского рода, он по существу стал первым духовным и светским владыкой Рима. Римский префект, а впоследствии папский нунций в Константинополе, он хорошо разбирался в вопросах администрирования и в хитросплетениях внешней политики, проявив на обоих поприщах недюжинные способности. В 594 году он возглавил оборону города от наседавших со всех сторон лангобардов, с которыми позже заключил мир, ограничивавший ареал их пребывания в Италии северной частью Апеннинского полуострова, которая со временем так и стала называться — Ломбардия.

Григорий Великий стал свидетелем чудесного события, произошедшего в Риме во время эпидемии чумы. Процессия верующих, направлявшаяся к храму Санта—Мария Маджоре, увидела на куполе мавзолея римского императора Адриана ангела, который вложил свой меч в ножны, что свидетельствовало о заступничестве Богоматери (Царицы ангелов) и прощении Всевышнего, отпускающего грехи народу Рима. После этого эпидемия сошла на нет, а усыпальница Адриана получила название замка Святого Ангела, купол которого до сих пор украшает статуя божественного посланника.

В период понтификата Григория Великого в католицизм были обращены испанские вестготы и народы Британии, а литургия пополнилась новыми текстами и песнопениями (служба по григорианскому статуту).

Но при всех заслугах этого великого человека перед историей нельзя не сказать о том, что он был врагом учености и запрещал духовенству чтение древних книг (может быть, и не зря). Кроме того, как идеолог антииудаизма он посеял семена непримиримой вражды к евреям. В основе выдвинутой им концепции лежала следующая идея: на самом деле евреи знали, что Иисус Христос был Мессией и Сыном Божьим, но умышленно отвергли его, так как сердца их были смущены дьяволом. Достаточно очистить их сердца от этой скверны, изгнать засевшего в них падшего ангела — и дело будет сделано. Не стоит говорить о том, что в течение последующих столетий святой престол, да и короли католических стран, упорно стремились с помощью грабежей, погромов, пыток и костров вернуть «заблудших чад» в лоно истинной церкви.

Григорий I и его последователи Сабиниан (604–606) и Бонифаций (606–607) всячески заботились о городе, украшали его и спасали от захватчиков. Проявив чудеса дипломатического искусства, они не допустили разрушения города войсками императора Фоки, который, свергнув своего предшественника на константинопольском троне, устроил страшную резню по всей империи, но Рим не тронул. Более того, он передал папам во владение Пантеон, шедевр античной архитектуры, возведенный в свое время Марком Агриппой в честь Октавиана Августа.

В результате славного правления этих пап Рим украсили семь главных соборов, которые стоят и поныне:

Латеранский собор,

собор Святого Петра,

собор Святого Павла,

собор Святого Лаврентия,

церковь Санта—Мария Маджоре,

церковь Святого Себастьяна на Аппиевой дороге,

церковь Святого Креста.

По преданию, посещение этих храмов очищает от грехов.

Последующий период папы провели в неустанных оборонительных боях с лангобардскими вождями, которые не оставляли своих попыток покорить Рим. Особенно усердствовал некий король по имени Лиутпранд, которому удалось–таки объединить под своим владычеством всю Италию. Чтобы хоть как–то урезонить неугомонного вояку, папа Григорий II (715— 731) обратился за помощью к вождю франков Карлу Мартеллу, с чего и началось благоприятное во всех отношениях сотрудничество папского престола с франкскими вождями, приведшее в итоге к возрождению.

В 754 году папа Стефан III (752–757) поддержал притязания Пипина Короткого, сына Карла Мартелла, на франкский престол. В знак благодарности тот совершил два победоносных похода против лангобардов, захватил Равенну и другие города Италии и передал в вечную собственность церкви земли между Римом и Равенной, которые и стали основой церковного государства, где римский епископ обладал всей полнотой власти. Первым властителем этого государства стал папа Павел I (757–767), чей преемник Лев III (795–816) короновал в Ватикане Карла Великого императорской короной, юридически закрепив, таким образом, факт возрождения Римской империи. Согласно преданию, Лев III пошел на этот шаг, в том числе, и в стремлении выразить благодарность королю франков за то, что тот вернул ему тиару после очередной городской смуты. Но, видимо, не только это повлияло на решение понтифика. Карл Великий поистине обладал неким сакральным знанием и был «избранником Божьим». Иначе трудно объяснить его успехи на полях сражений и победы в философских спорах о церковных догматах.

В целом в третьей четверти I тысячелетия папам удалось пережить и перехитрить всех своих врагов и сосредоточить в своих руках право, которое возвышало их над всеми правителями и вождями, — право духовного освящения обряда венчания на царство. Теперь ни один европейский монарх не мог считать свой статус законным без благословения папы, подтвержденного либо непосредственным участием местоблюстителя Святого престола в акте помазания претендента, либо специальной папской буллой. Окончательно же идею особого статуса римских епископов («папоцезаризм») сформулировал папа Николай I, при котором ватиканский проект вошел в очередной период «малого процветания».

Николай I (856–867) был назван современниками «Великим», поскольку, не ограничившись претензиями на формальное первенство среди всех других иерархов автокефальных церквей (патриархов), настаивал на примате папской юрисдикции, что позволяло ему вмешиваться в дела епископов иных епархий и судить их по своему усмотрению. Находясь на престоле во время просветительской деятельности Кирилла и Мефодия в славянских странах, он стал активно вмешиваться в дела константинопольского патриарха, с чьего благословения и действовали создатели кириллицы. Николай I закрепил за папами право судить и светских владык (в качестве прецедента был использован развод короля Лотаря II с законной женой и его повторный, незаконный с точки зрения Рима, брак со своей любовницей Вальдрадой). В целом его деятельность способствовала дальнейшему укреплению авторитета католичества, утверждению власти пап в Литве, Польше, Чехии и Моравии, прежде тяготевших к Царьграду.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 6.526. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз