Книга: Один сезон в тайге

8. Гибель Кача

<<< Назад
Вперед >>>

8. Гибель Кача

Пятое июня. Полоса сплошных дождей закончилась. Отлов мы проводим теперь не постоянно, а рейдами. Уже переловлены все веснички-самцы, поющие на нашем участке. Кольцуем самок. Они не так подвижны, как самцы, копошатся со своими гнёздами на крохотной площадке, в драках участия не принимают. Самцы, как и прежде, часто попадаются в сети по двое ? преследователь и преследуемый, увлекутся погоней ? и в сети. Самки же не спеша перепархивают от куста к кусту, от дерева к дереву. Поэтому сеть они часто своевременно замечают и облетают. Кольцевание самок из-за этой их неторопливости и рассудительности идёт медленно.

Впрочем, самцы до сих пор попадаются неокольцованные. Иногда приходится выпутывать из сетей и старых знакомых, которые, однако, не поют на площадке. Некоторые из них имеют свои законные территории в лесу за пределами участка, притом довольно далеко. А другие, видимо, продолжают странствовать в поисках незанятого места. Везде их бьют, превратились они в «штатных» изгоев, нарушителей спокойствия своих домовитых собратьев.

Обхожу сети теперь я один, потому что Сергей занят поисками гнёзд ? это сейчас очень важно.

Дождь налетает неожиданно, обильный и холодный. Бегу собирать сети в жгуты. Если пойманная птица висит в сети и мокнет, то может очень быстро замёрзнуть. Как назло, сети сегодня разбросаны по всему участку. В одной из них, которая на территории Пыжика, нахожу уже изрядно промокшего хозяина, а рядом с ним ? старого проказника Жака. Ясное дело: любопытного Жака опять занесло к дальнему соседу, тот его увидел и прогонял. Вот и висят сейчас рядышком, оба мокрые и некрасивые.

Вообще-то самец попадается на своей территории довольно редко. Он здесь знает каждую веточку, любое изменение его настораживает. Уже не раз приходилось видеть, как такие хозяева, уже знакомые с нашими коварными тенетами, попрыгав с ветки на ветку возле сети, спокойно, со знанием дела, её  облетали. Но Пыжик в азарте погони всё же попался.

Как нарочно, оба сильно запутались. Кладу в сетевой карман, прямо на Жака, свою шапку, чтобы его не хлестало дождём. Он виновник, вот и пусть пока ждёт. Мне тоже неприятно мокнуть, но я большой, а он ? маленький. Долго вожусь с Пыжиком, потом сую его себе за пазуху, где ещё относительно сухо и тепло. Когда задеревеневшими пальцами освобождаю Жака и тоже отправляю его под рубашку, к Пыжику, дождь кончается. Ветер продолжает зло мотать деревья, стряхивает с них воду.

Несколько сетей пробегаю без остановок. Они пусты, соберу на обратном пути. В сети на территории сидящего у меня за пазухой Жака висит тщедушное тельце со слипшимися перьями и скрюченными ножками. Это Кач, сосед Жака, с которым они так и не решили затянувшуюся земельную тяжбу. Я опоздал, Кач уже мёртв.

В палатке тепло и уютно. На печи что-то собирается кипеть, над ней исходят паром мокрые Серёжины одёжки. Сам он, как обычно в плохую погоду, возится с одним из своих приборов. Видимо, у меня достаточно траура на лице: мой живописно слипшийся вид не вызывает естественного в подобной ситуации приступа иронии. Сергей выжидательно смотрит на меня. Протягиваю на ладони мокрый трупик.

Пыжик и Жак перекочевывают под сухую рубашку Сергея. Пусть теперь они ему царапают живот. Приятно, конечно, чувствовать, что птички живые и бодрые. Только уж очень острые у них коготки. И ещё, признаться, я с детства боюсь щекотки.

К концу нашей трапезы на жёлтой крыше мокрой, и потому ещё более  светлой, палатки появляются скачущие солнечные зайчики. По небу плывут клочки уходящих туч, подгоняемые стихающим ветром. Как выражаются лирики, «освежённый лес вновь наполняется беззаботным пеним птиц».

Пора выпускать Пыжика и Жака. Удивительная штука птичье перо: достаточно птице обсохнуть ? и она опять гладенькая, стройненькая. Выпущенные пленники на миг присаживаются на ближайших деревьях, но лишь затем, чтобы хорошенько встряхнуться. Потом, не обращая внимания ни на нас, ни друг на друга, прямиком летят в сторону своих территорий.

Стараясь как можно меньше стряхивать на себя брызг с ветвей, следую туда же по уже хорошо набитой нами тропе. Пыжик на месте и очень занят. Он очень усердно поёт, облетая свою территорию. Мы хорошо знаем, что пение птиц ? это их работа на благо себя и потомства, а вовсе не беззаботное развлечение от безделья. А уж Пыжика назвать беззаботным и вовсе трудно. А ещё он, видимо, крепко проголодался, и теперь успевает в промежутках между песнями поймать и проглотить каких-то насекомых, и ещё то и дело чистится. Мне даже стало как-то неловко, и подумалось: а после чьей пазухи ? после моей или Серёгиной ему так грязно?

Направляюсь по тропе в дальний конец участка, к Жаку. Солнышко, здоровый вид Пыжика и сухая одежда, в которую я переоблачился, настраивают меня на благодушный и беспечный лад. Конечно, Кача жалко. Но в остальном всё хорошо ? и погода, и Пыжик ? ведь никто не успел занять его территорию... Стоп!..

С меня мигом слетает вся праздность, и я перехожу с прогулочного шага на лихую рысь. И как это раньше не пришла в голову такая простая мысль! Ведь на освободившейся территории Кача сейчас что-то должно происходить. Бегу и злюсь на себя: эмоции, «птичку жалко», а о деле не подумал.

На территории Кача кто-то поёт. Когда я бежал по кустам, с бинокля слетела нахлобучка и теперь бестолково болтается на ремешке. А стёкла обильно забрызганы. Старательно протираю бинокль сухой тряпочкой, но это не помогает, воздух густо пропитан влагой, стёкла не сохнут, видно только мутный силуэт птички. Приходится ходить следом за новичком и следить за ним невооружённым глазом. Он, похоже, чувствует себя в новых владениях не совсем уверенно. Поёт он более  активно, чем все остальные, и это для новичка вполне естественно. Обхожу за ним все основные точки Кача. Это полтора десятка самых высоких елей и берёз.

На периферии территории Кача новичок пока не поёт, ему надо сначала утвердиться в центре, а уж потом уточнять границы с соседями. Их хорошо слышно. Узнаю по голосу Коку, его песня отличается от остальных чуть вопросительной интонацией последнего колена. Другие соседи тоже на месте. И Жак поёт. Интересно, что было на его территории, когда он прилетел после мокрого плена? А вообще ? Жак ли это? Конечно, Жак ? у него ударение не на первом слоге, как у других весничек, а на втором. Значит, всё в порядке, Жак на месте.

С севера территория Кача примыкала к реке, где на противоположном берегу пел КА. Вот его что-то не слышно. Уж не КА ли это решил раскинуть свои владения на обоих берегах, включив заодно и стометровую полосу самой реки? Что-то многовато для веснички. Долго стою на берегу под берёзами, подставляю солнцу влажные стёкла бинокля. Песни КА я на слух не помню. Слушаю, не поёт ли он там, на своём берегу, но мешает журчание воды и разноголосая птичья какофония.

Наконец бинокль просыхает, и я вижу у новичка красное кольцо. Разглядеть второе мешает листва. Холодно, бинокль опять мутнеет. Всё это раздражает. Но вот мелькнуло белым блеском алюминиевое кольцо. Неужели это все-таки КА?

В голове уже формулируются объяснения. Скорее  всего, дело в качестве территории. Бывшая территория Кача, где мы сейчас играем в прятки с КА (?), светлая, с кустами и полянками ? очень «весничная» территория. А за рекой у КА много ольховых зарослей вдоль реки, полян вроде бы совсем нет. Здесь он, конечно, бывал, знает это место. И как услыхал, что Кача долго нет, быстренько переселился.

А может, это и не КА? Я ведь не разобрал, как расположены кольца. Тогда может быть только АК. Лезу в дневник. Но тут новенький подлетает совсем близко. Делаю осторожный шаг в сторону и теперь хорошо вижу, что алюминиевое кольцо на левой ноге, а на правой ? красное ? АК! «Кто такой? Почему не знаю?» ? почему-то приходят на ум слова из очень популярного в нашем детстве фильма про Чапаева. Опять листаю дневник.

Итак, информация к размышлению: АК окольцован 25 мая на территории Ажика, через три дня попадал в сеть на территории Жака. Вот и всё. Поющим его не видели ни на участке, ни в окрестностях. Судя по всему, он прилетел со «второй волной» весничек, когда свободных мест уже не было. Если так, то это типичный представитель когорты, которую по-научному принято называть «популяционным резервом». Ну что же, можно за него порадоваться, повезло. С нашей, правда, помощью, через убийство. Но ведь никакого заговора не было, и АК не виновен.

Замена Кача на АК произошла за какой-то час, возможно, немного меньше или чуть побольше: мы успели пообедать. Как это было, я не видел. Я в это время лопал кашу и потягивал кофе. В общем, прозевал. Может быть, тут были драки, погони, может быть, я бы увидел кого-то ещё из популяционного резерва. А может быть, всё это происходило совсем мирно ? прилетел АК, поозирался по сторонам, послушал ? и запел. Вот и всё ? спокойно, как в бухгалтерии, занял вакансию, приступил к новым обязанностям, с характером работы знаком...

Где же все-таки скитался АК, пока был бездомным? Есть только две отправные точки ? пункты отловов с интервалом в три дня, потом вот эта встреча ? через восемь дней. За эти дни АК мог слетать за сотни километров, а мог вести подпольную жизнь молчаливого бомжа на участке и около. Всё это пустые версии. А ещё интереснее  было бы подсчитать, сколько их, таких бомжей, каково соотношение самцов, имеющих территорию, и не имеющих её, то есть оценить количественно этот самый популяционный резерв. Нет, далековато ещё до такой арифметики. Но подтверждается прежний вывод: все пригодные для весничек площади распределены, есть лишние самцы.

Всё-таки чертовски интересно, что будет, когда прилетят таловки? Куда им деваться? Ведь они, судя по результатам, полученным на Ямале, должны занять пустые места. А пустых мест нет! Будет новая волна жестоких драк и кого-то из весничек таловки выгонят с их территорий? Ведь таловки, хотя они тоже маленькие, всё-таки крупнее  весничек. Или таловки, встретив упорное сопротивление вида-конкурента, займут густые леса, которые веснички не заняли, потому что там им не нравится? Всё те же загадки.

Впрочем, на исходе пятое июня, а таловок всё нет. Кажется уже в который раз, что они вообще не прилетят. Нелепо, но вот так кажется...

Вечереет. Замолкают дневные певцы, в том числе и веснички. Дольше всех поёт наш новенький АК. Это вполне понятно. Да, а ведь пора дать ему имя. АК ? Аксен? Аким? Акакий? Акакий Акакиевич ? мелкий служащий... вакансия... Есть какие-то ассоциации, но очень уж хилые, да и громоздко. Пожалуй, лучше всего ? Аким.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.383. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз