Книга: Макрохристианский мир в эпоху глобализации

Балканский конфликт в геополитическом и цивилизационном отношениях (В. Л. Кузнецов, А. Я. Маначинский)

<<< Назад
Вперед >>>

Балканский конфликт в геополитическом и цивилизационном отношениях (В. Л. Кузнецов, А. Я. Маначинский)

После распада биполярного равновесия в международной системе, в бывших социалистических государствах Юго–Восточной Европы заострились межнациональные конфликты, которые имели в своей основе несоответствие между политическими и этническими границами в этом стыковом в цивилизационном отношении регионе. Последним в ряду уже упомянутых выше кровопролитных конфликтов стал сербско–албанский в автономном крае Косово, номинально и по сей день входящем в состав Сербии.

После решения Берлинского конгресса (1878 г.) передать Черногории города Плав и Гисин (Гусья), а Греции — значительную часть Эпира и всю область Чамерии в европейской политике возник «албанский вопрос». Албанцы под руководством Албанской президентской лиги выступили против этого решения и приложили немало усилий для сохранения в составе их страны населенных преимущественно этническими албанцами земель. В дальнейшем борьба за собирание земель с численным преобладанием албанского населения породила идею «Великой Албании». С этим противоборством пришлось считаться великим державам. В 1912 г. в результате Первой Балканской войны было создано независимое государство Албания. Но значительная часть территории, заселенная албанцами, отошла к Сербии, территориально расширившейся и реорганизованной по окончании Первой мировой войны в Королевство Сербии, Хорватии и Словении под властью сербской династии Карагеоргиевичей. Это были области Косово, Метохия и, частично (западные районы) Македонии.

Наиболее остро проблема этнических албанцев возникла в крае Косово, расположенном на юге Сербии и имевшем с 1946 г. автономию в составе входившей в СФРЮ Сербии. Конституция СФРЮ 1974 г. предоставляет краю Косово статус автономной республики в составе Сербии. В конституции Сербии 1990 г. были закреплены новый статус и название края — автономный округ Косово и Метохия. Скупщина Сербии установила единые законы как для республики, так и для края, что послужило причиной массовых протестов косовских албанцев, принявших в июле 1990 г. Декларацию о независимости Косово. В 1992 г. косоварцы, как называют себя албанцы Косово, формируют собственные представительные структуры власти, избирают парламент и президента.

Периодически в крае происходили стычки между сербской полицией и албанцами. В октябре 1997 г. состоялись первые вооруженные столкновения между радикально настроенными албанцами и сербской полицией. Вооруженные отряды Освободительной армии Косова (ВАК) начинают интенсивно пополняться новыми членами. С весны 1998 г. ситуация значительно обострилась. ВАК, не имея достаточных сил для ведения открытых боевых действий с правительственными войсками, развернула партизанскую войну, а Белград, под предлогом борьбы с повстанцами, стал прибегать к операциям по «зачистке» территорий.

Мировое сообщество выступило с осуждением военных действий югославской власти в Косово. 1 апреля 1998 г. Совет Безопасности (СБ) ООН проголосовал за объявление эмбарго на снабжение вооружений Союзной Республике Югославии «с целью содействия достижению мира и стабильности в Косово». Из 15 постоянных и непостоянных членов Совета соответствующую резолюцию поддержали 14, кроме Китая, который воздержался836.

Резолюция СБ призывала югославское правительство немедленно принять все необходимые меры по достижению политического решения проблемы Косово путем диалога и выполнения решений Контактной группы, а руководству косовских албанцев предлагалось осудить все террористические акты против сербов и рекомендовалось добиваться выполнения своих требований мирными средствами.

Осенью 1998 г. активизировалась политика США по «косовскому вопросу». Этому способствовал ряд факторов, и, прежде всего, развитие военно–политической ситуации в крае. Еще в середине июля 1998 г. представители ВАК заявляли, что контролируют приблизительно 40% территории Косово, тогда как, согласно американским данным, к этому моменту приблизительно треть территории края или полностью контролировалась повстанцами, или была ареной жестокой вооруженной борьбы. Тем не менее, в августе — сентябре 1998 г. сербским силам безопасности вместе с армейскими подразделениями удалось подавить основные ячейки сопротивления и практически целиком взять под контроль ситуацию в крае. Соответствующей реакцией со стороны Запада во главе со США стала эскалация военно–политического давления на Белград.

23 сентября 1998 г. СБ ООН принял резолюцию под № 1199, требовавшую немедленного прекращения военных действий в Косово, вывода оттуда сербских сил безопасности и возвращения беженцев в родные места. Принятый единодушно (при том, что Китай воздержался при голосовании) документ не давал «добро» на военную операцию. Однако уже 24 сентября в курортном португальском городке Виламоре министры обороны стран НАТО приняли решение о начале подготовки к нанесению ракетно–бомбовых ударов по Сербии. Осуществлялась координация планов военных действий против Белграда и уже 1 октября Госдепартамент США призывал всех американских граждан срочно покинуть территорию СРЮ. 12 октября Б. Клинтон выдвинул ультиматум С. Милошевичу, требуя немедленного выполнения условий резолюции. А на следующий день генеральный секретарь НАТО X. Солана объявил о приведении вооруженных сил альянса в 96-часовую боевую готовность.

Одной из причин давления на Белград было неблагоприятное для США развитие военно–политической обстановки в регионе, которое характеризовалось успешными операциями сербской армии и полиции по подавлению ячеек сепаратизма в Косово, победой на сентябрьских выборах в Боснии национал–радикалов во всех трех боснийских общинах, наибольшими с весны 1997 г. беспорядками в Албании, фактически вылившимися в мятеж оппозиции. Свою роль, безусловно, сыграли и конъюнктурные внутриполитические интересы администрации и лично Б. Клинтона, стремившегося сгладить политические последствия скандала вокруг его личной жизни (связь с Моникой Левински) за счет решительных действий на внешнеполитическом фронте. В то же время представители американской администрации постоянно вказывали в качестве одной из главных причин американского вмешательства на ситуацию с правами человека в Косово и отсутствием демократии как в этом автономном крае, так и в Сербии и СРЮ в целом. При этом заявлялось, что главным препятствием на пути «демократического развития» Сербии является правление социалистов и лично С. Милошевича, противившегося вовлечению стран Центрально–Восточной Европы и Балкан в сферу влияния НАТО. 13 октября 1998 г. Совет Североатлантического альянса принял «акт — ордер» — политическое решение о военной акции против Югославии.

Решение Совета НАТО относительно нанесения ударов по территории Югославии, принятое в обход СБ ООН, создало опасный прецедент безнаказанного нарушения международного законодательства. Мандат на применение военной силы, как известно, может дать только СБ ООН, без чего любые действия государства или коалиции государств против любой суверенной страны квалифицируются не иначе, как военная агрессия со всеми вытекающими отсюда последствиями. Этим решением НАТО впервые вышло за рамки вашингтонского договора, которым было определено, что альянс является сугубо оборонительным блоком с определенной зоной ответственности837.

Следует подчеркнуть, что положение о запрете применения силы было включено в Устав ООН в 1945 г. как высший принцип. Только Совету Безопасности было предоставлено право прибегать к мерам принуждения. Вмешательство с гуманитарными целями не признается международным правом. Его используют с целью спасения своих подданных за рубежом, но не может быть и речи о нанесении крупномасштабных военных ударов против суверенного государства. Слом устоявшейся общепринятой системы международного права, чреватый началом полного своеволия и беззакония на международной арене, он провоцировал (по принципу прецедента) любые государства принимать подобные решения, самим определяя, вмешиваться ли их войскам на стороне одной группы населения при ее борьбе с другой группой в той или иной стране.

Показательно, что в Косовском кризисе все бывшие союзники по Варшавскому договору единодушно примкнули к НАТО. Лишь Россия и Беларусь заявили о всесторонней поддержке Югославии. В Совете Безопасности против нанесения ударов выступали только представители Китая и Российской Федерации.

25 марта 1999 г. силы альянса нанесли воздушные удары по позициям югославских вооруженных сил, несопоставимых с мошью НАТО. Поэтому исход был предрешен. Против Югославии было задействовано 1259 самолетов. За 78 суток компании авиация альянса осуществила 35219 вылетов. Было сброшено и выпущено свыше 23600 бомб и ракет, при том, что на долю США пришлось 90% запусков крылатых ракет.

Ракетные удары против суверенного государства СРЮ стимулировали активизацию боевых действий нелегальной вооруженной (а значит, по определению ФБР, террористической) ВАК. Ее базы размещались на территории Албании, акции же совершались на территории другого государства — СРЮ, а центры рекрутирования наемников–добровольцев находились в третьих странах (Германии, США, Турции, Австрии, Афганистане, Швеции, Швейцарии и др.), откуда осуществлялось и ее финансирование.

Хотя НАТО и не проводило наземных операций, ВАК использовалась альянсом как первый эшелон войск. Она постоянно получала вооружение и военную технику, для ее подготовки были задействованы военные специалисты некоторых стран Запада. НАТО активно вело переговоры с лидерами ВАК, предоставляя им шанс заработать дивиденды в противостоянии с югославской армией. Все 78 суток операции авиация НАТО и ВАК действовала скоординированно. Более того, после отвода югославских сил из–за натовских порядков в Косово вошли колонны албанских формирований. Причем они были не только не разоружены согласно договоренностям, но получили дополнительное оружие от миротворцев, что разрешило им мгновенно взять власть в свои руки. По нашему мнению, вхождение войск НАТО было нарочно задержано, чтобы снять с миротворцев даже формальную ответственность за происходящее.

После подписания соглашения 9 июня 1999 г. бомбардировки территории СРЮ были прекращены, а Югославия обязалась вывести вооруженные формирования из Косово после разделения края на сектора ответственности (России было отказано в праве иметь собственный сектор), принятия обязательства со стороны НАТО о разоружении ВАК. Согласно резолюции 1244 СБ ООН от 10 июня 1999 г., Косово должно было остаться частью Югославии с предоставлением ему широкой автономии и реального самоуправления на основах развития полиэтнического демократического общества. Однако последнее не было выполнено. Албанские боевики приступили к систематическому террору против сербов, вынужденных в абсолютном большинстве покинуть территорию края. В результате этого Косово вскоре оставили свыше 200 тыс. сербов, а также турок и цыган. Албания же стала предоставлять всем желающим среди косоварцев свое гражданство, тем самым подспудно готовя условия для аннексии этой территории.

НАТО нанесло жестокий удар экономике и инфраструктуре Югославии. Было разрушено 45% передающих теле — и радиостанций, 70% мостов через Дунай, выведено из эксплуатации 35% объектов энергоснабжения. Суммарные убытки Югославии оцениваются приблизительно в 126 млрд долл. Конфликты на территории бывшей СФРЮ и связанные с ними ограничительные санкции со стороны стран альянса и прочих государств привели к сокращению на территории Сербии промышленного производства и резкому снижению покупательной способности населения, уменьшили экспорт из стран Евросоюза в этот регион. Характерный пример: товарооборот Германии с Югославией в 1990 г. составлял свыше 5 млрд марок, а в 1998 г. (со странами, возникшими после ее распада) сократился до 1,7 млрд. К тому же с Балкан в благополучные страны Европы хлынули сотни тысяч беженцев, каждому из которых на начальном этапе нужна была помощь в размере 15–20 тыс. немецких марок. Это усугубило экономические проблемы Запада, не говоря уже о том, что там осложнилась криминогенная ситуация. После прекращения бомбардировок и введения войск НАТО и миротворческих контингентов ООН в Косово ситуация на Балканах все еще остается фактором, дестабилизирующим военно–политическую обстановку в Европе.

Так, среди основных причин Балканских войн последнего десятилетия XX в. мы видим и геополитические стремления, и претензии на региональное лидерство, и элементы этноцивилизационного конфликта, и, безусловно, противоположные экономические интересы. Эта война, наибольшая в Европе после Второй мировой, стала одной из бифуркационных точек в развитии как стран континента, так и всего мира. Война в Югославии и ее последствия во многом изменили геополитическую ситуацию на Балканах и в Европе в целом, заострили немало латентных противоречий внутри и вне региона. Балканы были и остаются ареной соперничества многих заинтересованных государств и их групп, прежде всего НАТО и Российской Федерации.

Косовский кризис подтвердил тенденцию формирования в Европе новой системы безопасности вокруг НАТО. В отличие от ОБСЕ, которое представляет интересы всей Европы, НАТО является военно–политическим инструментом ведущих западных держав во главе со США, при том, что отношения между союзниками не всегда однозначны. Многократное военное преимущество дало возможность НАТО использовать Югославию как полигон для отрабатывания новой стратегической концепции НАТО, объявившего «право» на проведение «операций по реагированию на кризы» за пределами территорий своих членов. Это является прямым подтверждением намерений руководства НАТО более широко использовать военные возможности своей организации в Европе и за ее пределами. Руководствуясь провозглашенным и осуществленным в ходе бомбардировок Сербии принципом, натовские войска во главе со США в 2001 г. вторглись в Афганистан, однако перед началом Второй Иракской войны среди, прежде всего США и Великобританией, с одной стороны, Францией и Германией — с другой, возникли принципиальные противоречия и американцы не смогли начать военную кампанию без поддержки всех членов альянса.

Вместе с тем война на территории Югославии, как и, позже, операции в Ираке, засвидетельствовала, что Соединенные Штаты имеют столь значительное военное превосходство по отношению к западноевропейским и всем прочим государствам, что могут эффективно действовать без союзников. Напрашивается вывод, что в ближайшем будущем военное могущество США все больше будет направлено на обеспечение дипломатических и экономических действий, поддержание выгодного для них инвестиционного климата, беспрепятственный доступ к жизненно важным ресурсам в различных регионах планеты, расширение рынка сбыта своих товаров и заблаговременную нейтрализацию торговых конкурентов.

Война в Югославии нанесла определенный удар по основам коллективной безопасности в Европе и продемонстрировала, насколько европейские союзники политически зависят от Соединенных Штатов. В связи с этим уместно вспомнить откровения З. Бжезинского на конференции в Вене по случаю окончания «холодной войны» о том, что Европа продолжает оставаться протекторатом США и останется им до тех пор, пока не возьмет на себя надлежащую часть ответственности. Европейские институты — Европейский Союз, Европейский парламент и прочие продемонстрировали неспособность противодействовать американскому гегемонизму и осуществлять независимую внешнюю политику.

Война в Югославии удостоверила, что высокие технологии осуществили революцию в военном деле. Они по сути стали основой планетарного военного доминирования США. Эта же война нанесла удар Объединенной Европе, которая благодаря интеграционным процессам последних лет окрепла и стала во многом более независимой от США. События на Балканах способствовали ускорению разработки военно–политической доктрины Европейского Союза, и Вашингтону приходится смириться с тем, что ЕС фактически уже начал процесс создания собственных оборонных сил.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.351. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз