Книга: Антропология пола

5.6. Конфликты в реальной жизни: супруги и партнеры

<<< Назад
Вперед >>>

5.6. Конфликты в реальной жизни: супруги и партнеры

Конфликты между полами у человека могут проявляться и в более явном виде. Имеются в виду конфликты и реальное насилие между супругами и лицами, состоящими в гражданском браке. Рукоприкладство и разнообразные виды психологического издевательства, к сожалению, представляют собой печальную реальность брачной жизни. В традиционных обществах физическое насилие в отношении женщин является более распространенным и частым явлением, чем в отношении мужчин. Тому есть несколько причин: мужчины, как правило, физически сильнее и крупнее женщин, имеют более высокий социальный статус.

В состоянии стресса мужчины часто вымещают свой дискомфорт на женах. Сегодня в условиях города это приводит к самым трагичным последствиям: данные статистики фиксируют неуклонный рост насилия в отношении супруга. Так, по данным 2000-го года, в США за 12 месяцев 1,2 млн женщин и 835000 мужчин стали жертвой физической агрессии со стороны постоянного партера. Однако в 2011 году тот же источник (National Intimate Partner and Sexual Violence Survey) зафиксировал 5365 000 случаев физического насилия в отношении мужчин и 4 741 000 случаев — в отношении женщин. Таким образом, сегодня в США от супружеского насилия спасать нужно не только женщин, но и мужчин. И это только официальная статистика. В реальности агрессия в отношении постоянных партнеров гораздо более распространенное явление. Впрочем, как показывает статистика, в современных западных странах жертвами семейных конфликтов все чаще становятся мужчины. Кроме того, тот же источник фиксирует более высокий уровень вербальной агрессии со стороны женщин.

На этом фоне важно отметить, что женщины, будучи физически более слабыми, реже наносят партнерам тяжелые увечья и еще реже убивают их. По данным на 2011 г. тяжелые увечья во время семейных разборок зафиксированы полицией у 66,7% женщин (из 4 741 000 зафиксированных случаев) против 42,3% у мужчин (из 5365000 случаев). На помощь женщинам, подвергшимся супружескому насилию, в сегодняшней Америке ежегодно тратится 1 млрд долл., тогда как реабилитацией мужчин, подвергшихся жестокому обращению со стороны супруги, практически не занимается ни одна служба, да и денег на эту помощь в бюджете США не предусмотрено. А ведь речь идет о 2-х млн человек! Как полагает сотрудник университета Финикса Берт Хоф (Hoff, 2012), в современных западных странах проблема насилия в отношении интимного партнера из специфически женской превратилась в общечеловеческую.

А как обстоят дела с насилием между супругами в традиционных обществах? Наши данные и данные других авторов свидетельствуют, что проблема агрессии между супругами стара как мир. Однако, если в наши дни агрессивные столкновения супругов в западном обществе носят относительно симметричный характер, то в традиционных обществах насилие преимущественно было направлено против женщин. Случаи жестокого обращения с женами сегодня отмечены во многих африканских странах. По официальным данным, представленным в парламент Объединенной Республики Танзании в 2000 году, 144 мужчины и 384 женщины были убиты супругами в пылу семейных разборок. Причем большинство убитых женщин (293) проживали в районе Килиманджаро. В районе Аруши у 99% замужних женщин имеются шрамы от жестоких побоев мужа.

Предсказателем насилия в отношении жен служат такие критерии общественной организации как индивидуализм, в противовес коллективизму (в последнем случае жена часто рассматривается как собственность мужа); баланс власти между супругами — в обществах, где доминирование мужчин над женщинами выражено слабо, частота избиения жен ниже, а симметричность супружеской агрессии — выше. Особенно выражена асимметрия в отношениях доминирования между супругами в полигинных обществах (масаи, датога, покот, самбуру, догоны и пр.). В качестве своеобразного оправдания регулярного избиения жен, мужчины в этих обществах заявляют, что женщины глупее, ведут себя по-детски и нуждаются в принуждении к дисциплине. Невзирая на различные образовательные программы по правам человека, проводящиеся в северной Танзании, сегодня 85% замужних женщин сообщают о насилии со стороны мужа.

Насилие в семье интегрировано в повседневную жизнь общества и тесно сопряжено с официальными установками, регламентирующими статус и место каждого пола в обществе (это верно как для традиционных доиндустриальных обществ, так и для современных обществ западного типа). Более уязвимая позиция женщин в традиционных обществах связана также с практикой калыма или выкупа жен. Поскольку мужчины покупают жен, то и считают себя вправе распоряжаться ими как собственностью. Эта ситуация особенно характерна в тех случаях, когда за невестами не дают приданое, или когда выданное приданое переходит в собственность мужа и/или его родителей.

У полигинных датога — традиционных скотоводов Танзании, с которыми мы работаем многие годы, битье жен считается допустимым и рассматривается в качестве инструмента «воспитания» и наказания за различные провинности (Butovskaya, 2012). Один из старейших и уважаемых мужчин датогской общины в разговоре со мной пояснил: «Жены — они как дети — как же мы может учить их правилам хорошего тона, если мы (мужчины) не будем иметь права наказывать их за лень, глупость, нерадивость и невыполнение материнских обязанностей? Как же они будут уважать нас (мужчин), если мы не сможем наказывать их». 47% женщин опрошенной нами выборки сказали, что подвергались избиениям (хотя бы единожды) со стороны супруга. Из них 15 % получили травмы от побоев. В этой культуре женщин никогда не бьют рукой, для этого используют палки, розги, сыромятные ремни. По этой причине побои часто буквально навсегда впечатываются в тело несчастной.

Многие женщины демонстрировали устрашающие рубцы на руках, спине и голове. Женщин наказывают за то, что они потеряли скот (или не доглядели, когда гиена уносила ягненка или козочку), за то, что запоздали с готовкой еды, за то, что ребенок все время плачет, или просто по причине собственного плохого настроены (чаще всего, под пьяную руку). За исключением одного случая, ни одна из опрошенных женщин не выразила возмущения поведением мужа, и не пыталась сопротивляться насилию. Женщины также говорили, что после подобных ссор старались вести себя более осторожно и внимательно, избегать заведомо конфликтных ситуаций.

Несколько раз в интервью с женщинами я задавала провокационный вопрос: «Что будет, если жена, в ответ на агрессию мужа, ответит агрессией?» Женщины задумывались, потом давали на удивление сходный ответ: «Так вести себя недопустимо, потому что слух об этом расползется по всей округе и их семья будет опозорена. И пятно ляжет на дочерей и сыновей данной пары. И они либо вовсе не смогут найти себе брачного партнера среди датога, либо им достанется партнер, которого другие уже отвергли. Беспокойство за судьбу детей вынуждает женщину терпеть тиранию мужа. Впрочем, датогское общество обладает рычагами воздействия на мужей-тиранов. Спасаясь от насилия мужа, женщина может бежать в дом своих родственников или даже родственников мужа и просить защиты, в которой ей обычно никогда не отказывают.

В дальнейшем, муж-обидчик должен сам прийти и урегулировать конфликт. Он и сторона пострадавшей детально разбирают сложившуюся ситуацию, и если женщина была ранена или наказана за несовершенную провинность, муж обязан просить прощение и возместить ущерб самой женщине (подарить корову, а то и две), а также заплатить ее родственникам (посредникам) за причиненное беспокойство. В итоге, если женщина была избита, но не ранена, то выплата ущерба ее семье предоставлялась в 54 % случаев и ей самой в 61 %, а в случае травм — в 77% и ей самой — в 86% случаев (этот процент вычислен от количества случаев обращения женщин за помощью к родственникам).

Так что агрессия и неумение разрешать конфликты в семье путем беседы бьет напрямую по благосостоянию мужа. Получается, что полигинное датогское общество создало идеальную в этих условиях модель защиты женщины от семейного насилия, и эта модель работает в наши дни едва ли не более эффективно, чем судебная власть на государственном уровне.

Жаклин Кембел из университета Джона Хопкинса на основании данных кросс-культурных исследований выявила факторы, предсказывающие вероятность насилия в отношении женщины в семье. Важным фактором является статус женщины в семье, симметричность власти (право женщины на собственность и независимую экономическую деятельность, а также на развод), Если женщина имеет определенный социальный статус и участвует во властных решениях за пределами семьи (как например, у !кунг, вейп, герифуна, майотт), то вероятность подвергнуться насилию в семье ниже. Кроме того, агрессия в направлении супруга у охотников-собирателей (!кунг, мбути, хадза) носит симметричный характер. Супруги просто дерутся друг с другом, а в интервью с хадза мы даже слышали, что в ряде случае жена наносила побои мужу, и он вынужден был спасаться бегством, а то и вовсе уходил от нее. Асимметричное насилие в отношении жен крайне редко встречается в целом ряде современных африканских стран, включая Малави, Мадагаскар, Габон, Свазиленд, Того, Эритрея и др.

Подводя итоги этой главы, хотелось сказать следующее: «битва полов» является естественным производным полового размножения в животном мире. Мужские и женские особи, наряду с общими репродуктивными интересами, связанными с выращиванием общего потомства, для успешного выживания должны также отстаивать собственные интересы и выгоды.

В процессе эволюции у каждого пола совершенствуется целый набор конкурентный стратегий. Одни направлены на представителей своего пола (борьба за получения доступа к репродуктивной партнерше), другие — на потенциальных представителей противоположного пола. Как правило, мужской пол старается затратить минимум усилий на получение доступа к представительницам женского пола, тогда как женский пол тратит немало энергии для того, чтобы стимулировать потенциальных партнеров к максимальному экономическому вкладу в них самих и их потомство. Битва полов реализуется не только в виде поведенческих стратегий, она затрагивает также уровень организма, работу отдельных органов и тканей и даже активность работы отдельных генов и их комплексов. Последнее отчетливо заметно на примере эмбриогенеза, когда гены, полученные от отца, стимулируют «эгоистические» попытки плода к более интенсивному росту и развитию в ущерб здоровью организма матери. В результате, мужские и женские конкурентные стратегии постоянно усложняются. Закон Красной Королевы действует применительно к человеку вне зависимости от уровня общественного развития. Он столь же актуален в постиндустриальном обществе, как и в любом традиционном.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.042. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз