Книга: Я познаю мир. Горы

Зачем восходил поэт?

<<< Назад
Вперед >>>

Зачем восходил поэт?

Всадник с трудом поднимался по горному склону. Дальше, очевидно, верхом не проехать, да и пешком не пройти. Встреченный путником лесничий, знавший местность, заявил, что в зимнюю пору пробраться на вершину невозможно. Путник настаивал, ему это крайне необходимо. Да и богов он, мол, молил о том, чтобы они поблагоприятствовали с погодой. Туман чуть рассеялся, и вдали прорисовалась манящая вершина Броккена.

 – Так неужто я не взойду?! – скорее утвердительно, чем вопросительно, произнес прибывший сюда из столичного Веймара высокий чиновник, даже более того – министр Саксонского герцогства, к тому же прославившийся своим романом «Страдания молодого Вертера» поэт Иоганн Вольфганг Гете. Хоть прибыл он под чужим именем странствующего художника Вебера, но по всему было видно, что птица он высокого полета. И поэтому лесник настоял на том, что если уж решение идти не отменяется, то он будет сопровождать гостя в его восхождении.

Броккен – вершина в горном массиве Гарц в германской провинции Саксонии, вершина более чем приметная. И не только высотой (в иных справочниках она именовалась даже «высочайшей», хотя недотягивала даже до полуторы версты – 1142 м). Но в массиве она действительно главенствующая и поэтому не зря в народе носила еще одно название «блоксберга» – узловой горы.

Странное впечатление производило при этом так называемое броккенское привидение. При восходе или закате солнца на противоположной от светила стороне на фоне туманной завесы, как теперь бы сказали – на экране, прорисовывались силуэтные отражения домов и людей.

Странствующего «художника» Вебера – двадцативосьмилетнего поэта и министра Гете интересовала не мистическая, «ведьмо шабашная» слава Броккена. Официально он поехал в этот отпуск, чтобы посетить заброшенные горные разработки рудника Ильменау с целью его восстановления. Но все–таки более заветной целью было это восхождение, судя по тому, как появились в этом пути отмеренные, как верста за верстой, строфа за строфой стихи, обращенные к Броккену:

Ты стоишь с неизведанной грудью, Сокровенно–открытый,Над удивленным миром И смотришь из облаков На богатство его и величие,Которое ты, из жил твоих горных собратьев,;–Вокруг себя орошаешь.

Эту небольшую его поэму «Путешествие зимой в Гарц» критики назовут песней–восхождением. А сам автор восклицает: «Подобно орлу, что на тяжких утренних тучах покоясь нежным крылом, высматривает добычу, – пари, моя песнь!» Тут было не только личное желание думающего молодого человека хоть на время отрешиться от суеты пустопорожнего великосветского окружения. Побыть в одиночестве, почувствовать связь с великой и простой природой. Он писал тогда из маленького трактирчика своей подруге: «...Я сушу сейчас мои вещи. Они висят вокруг печки. Как мало надо человеку и как дорого ему, когда он чувствует, как сильна в нем потребность к этому малому».

И забота не только о себе. В подъеме на эту гору, в одолении препятствия желание подняться над миром, обозреть, осмыслить не только свою жизнь, но и жизнь своего общества, своих современников. Когда поэт написал роман «Страдания молодого Вертера», он поведал об «эпидемии повышенной чувствительности», потере веры в себя, в свои силы, истязающем самоопустошении. Усилилась волна самоубийств. Теперь автору хотелось указать своим сверстникам дорогу к добру, счастью через преодоление препятствий – через восхождение к своим вершинам.


Горы естественно вошли в жизнь и творчество великого художника. С оптимизмом после всех пережитых испытаний и поисков, в конце необыкновенных скитаний (и опять же с достигнутой высоты) обозревает мировые дали его герой, доктор Фауст:

С седой вершины влажного утеса Серебряные тени старины И созерцанья строгий дух смягчают.

С гетевских времен не особенно изменился Броккен. Горы стареют, исчезают не так быстро, как человеческие поколения. Все такая же закругленная и покрытая торфяником вершина. На ней разбросано много больших гранитных глыб: предполагается, что это обломки некогда обвалившейся более высокой пирамидальной верхней оконечности.

Чтобы восполнить эту потерю высоты, была предпринята такая мера. Некогда здешний граф построил на вершине домик для укрытия от непогоды, но постройка вскоре сгорела. Поток паломников возрастал, и в 1860 году на месте домика возникло большое здание с гостиницей, почтовым агентством, телеграфом, метеорологической обсерваторией.

Рядом с гостиницей была возведена 20–метровая каменная башня для более удобного обзора окрестностей. «Очей очарованье» – это первая желанная награда для поднявшегося на «высшую точку» путника. Вид действительно приятный, а для поэтических натур и вдохновляющий. Хотя нечистая сила, можно сказать, почти окончательно изгнана отсюда метеорологами, но гиды и гостиничные служащие поддерживают ее в своих рассказах для привлечения гостей. (А их поток насчитывает десятки тысяч человек в год.) Для них протоптаны уже не только тропы, но и проложена добротная шоссейная дорога к самой вершине.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.874. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз