Книга: Я познаю мир. Горы

Куда ведут 6293 ступени?

<<< Назад
Вперед >>>

Куда ведут 6293 ступени?

Одна из самых доступных и самых почитаемых в Китае гор – Тайшань (не путать с Тянь–Шанем – также в переводе «поднебесными горами»).

Чем же привлекательна она, одна из наиболее прославленных и воспетых? Ну, прежде всего своим удобным расположением в центре восточной провинции Шаньдун. На западе она соседствует с Хуанхэ, рекой – колыбелью китайской цивилизации, а на востоке близко морское побережье. Тайшань – высшая точка горного массива Шаньдун, который как бы разделяет Великую Китайскую равнину на две части. Горы от самого Тибета спускаются к Тихому океану гигантскими лестницами.

Но хребет Тайшань выделялся особо. Своими заповедными рощами на крутых обрывах, лугами на выпуклых склонах. Пихты и ели, дубы и клены укрывали в своих роскошных зарослях голубые ожерелья ручьев и речек. Естественно, здесь стали возникать храмы. Начиная с III века не только паломники, но и китайские императоры отправлялись сюда поклониться богам.

Если подходить сюда по восточной дороге, а именно она считалась самой почитаемой, то путника ожидало больше всего впечатлений. Неожиданно открывалась каменная аллея. Древние каллиграфы высекли на скалах тексты буддийской Сутры – свода лаконичных высказываний. И чтобы они поражали и путник прочел иероглифы еще издали, размер каждого из них достигал чуть ли не половины человеческого роста. Сотни надписей пережили века и века.

Исчезали селения и города, а камень хранил пометы китайской истории. Среди надписей есть, к примеру, такая, что гласит о посещении горы самим Конфуцием.


Если путнику посчастливится встретить здесь просвещенного проводника, то он обогатится еще большими познаниями, чем те, что сообщает лаконичная каменная летопись. К Тайшаню окажутся причастны многие государственные деятели, ученые, императоры и мандарины.

Оглянувшись на утесы и скалы, на их хаотическое нагромождение, немудрено засомневаться в прочном порядке, который издавна был усвоен китайцами. Помогают предания.

Своим происхождением человек обязан женщине по имени Нюйва. Она вылепила людей из желтой глины. Один не весьма умный и честолюбивый человек чуть было не испортил все дело. В своем буйстве он ударился головой о гору, и от этого толчка обвалился один из углов Земли, обрушились столбы, державшие небо. Но Нюйва не растерялась, нашла выход. Она отрубила ноги у гигантской черепахи и сделала из них подпорки. Так было восстановлено равновесие Земли. Энергично и находчиво боролась она и с наводнениями. Но, видимо, без мужского участия никакие великие дела не свершаются. Ко времени страшного наводнения появился новый герой – Юй. Он оказался не только великим мастером строительных дел, но и восходителем на вершины. Воды затопили подножия, разлились до небес. Юй был путешественником не без смекалки. По затопленным местам он продвигался на лодке, через болота – на ходулях. А на горы он взбирался, приспособив к подошвам башмаков шипы.



В поисках диких зверей и мясной пищи он вырубал в горах леса. Для упорядочения водоустройства пришлось ему углублять каналы и канавы. А для того чтобы дать свободный ход такой великой реке, как Хуанхэ, не остановился перед тем, чтобы прорубить даже большую гору. То место назвали в народе «Драконовыми воротами». Как утверждает поверье, у этой знаменитой стремнины каждая рыба, преодолевая бурное место, превращается в дракона. Но Юй и здесь не отступился, усмирил духа пучины. Страшное чудовище он посадил на цепь, так что оно не смогло и носа высунуть из воды. После самоотверженных стараний великого Юя люди смогли спуститься с гор и продолжать по–хозяйски осваивать долины и равнины.

Но вернемся к Тайшаню. К рассказам гидов и наскальным надписям. Здесь свой чарующий аккомпанемент. Под сводами здешнего буддийского монастыря слышатся звуки, напоминающие шелест ветра и журчание ручьев. Рядом под мостом, словно серебряношелковые нити, вьются струи. Это один из самых красивых местных водопадов – «Заводь черного дракона». И вот выход к приметному перекрестку – соединению западных и восточных дорог. Венчающие путь ворота называются «На полпути к небу».

Путь на вершину не требует не только альпинистских, но и туристских навыков. Лишь бы сердце было здоровым. Для удобства восходителя более 6000 (если необходима точность – 6293) каменных ступенек. Вырубали их, нужно полагать, не для простых пилигримов. Китайские императоры считали своим долгом при вступлении на престол осуществлять ритуальный подъем на вершину. Как сообщают летописцы новейшей истории, Мао Цзэдун совершил восхождение на Тайшань еще в молодости, не дожидаясь посвящения в вожди. Впрочем, теперь так делает и большинство китайских студентов и школьников. Ныне при детерминированно нарастающей демократии не только каждый солдат носит в заплечном мешке жезл маршала, но и школьник в своем ранце.

Да и зарубежным туристам не возбраняется восхождение на «поднебесную» священную гору: это дает валютные поступления. Вершина хоть и не блещет, не удивит высотой (всего 1524 м над уровнем моря, да еще с удобными ступеньками, площадками и скамьями для отдыха), но по престижности туристского объекта она вполне может конкурировать с японской Фудзи, цейлонской Шрипади, Синаем’на Ближнем Востоке и другими святыми местами. По части прославления она, пожалуй, даже не имеет себе равных – столько ей посвящено стихов, притч, легенд и поговорок. О значительности этого природного сооружения из древних гнейсов, кварцитов, кристаллических сланцев, гранитов и других пород в Китае издавна говорили: «Гора Тайшань – созвездие Ковша». Для того чтобы подчеркнуть исключительность какого–то дела и противопоставить его мелковатому и малозначащему, тоже помогает устоявшийся образ: «Весом, как гора Тайшань, легок, как лебяжий пух». Ну, а для того, кто не приметил слона, у китайцев свое более сильное определение: «Хоть и зрячий, а горы Тайшань не узнал».


Словом, природный этот памятник обрел устойчивый международный статус «чуда света», и ООН объявила его частью наследия человечества.

А побывать на этой Восточной горе (на самом хребте Тайшань несколько вершин, и самая избранная из них – Восточная, как символ восходящего солнца и родина всего живого на Земле) обязательно стоит. Ибо, как утверждается в цзацзуане (это специфически китайский жанр басенного изречения), – и интересно, и приятно, и страшновато: новичку–путешественнику – любоваться пейзажем с макушки горы, так же как мчаться по волнам на поднятом парусе, учиться ездить верхом, девушке – выходить замуж...

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.227. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз