Книга: Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии

§ 15. Типы хозяйственного разделения труда (общее)

<<< Назад
Вперед >>>

§ 15. Типы хозяйственного разделения труда (общее)

Любой типичный для какой-то группы вид хозяйственно ориентированного социального действия и организации хозяйствования предполагает некий особый способ разделения и соединения человеческой деятельности в процессе производства. Если взглянуть на реальное хозяйственное действие, можно увидеть, как разного рода обязанности распределяются между разными людьми и в самых разных сочетаниях с вещественными средствами производства соединяются в совместном продукте. В бесконечном многообразии таких явлений можно все же выделить несколько типов.

Человеческие действия хозяйственного характера можно разделить на

   a) распорядительные и

   b) ориентированные на распоряжения, т. е. труд (в принятом здесь и используемом далее смысле этого слова).

Управленческий труд, разумеется, тоже и даже в максимально мыслимой степени есть труд, если это понятие подразумевает затрату времени и сил. Принятый нами смысл, по которому труд противопоставляется управленческой деятельности, является сегодня по социальным причинам общепринятым, почему и будет использоваться далее. В целом же, однако, речь пойдет именно о труде.

Способы разделения труда в человеческих группах могут быть классифицированы по типу его организации:

   1) технически, если действия участников процесса, их связь между собой и с вещественными средствами производства организованы в соответствии с техническим процессом производства,

   2) социально, т. е. в зависимости:

      A) от того, осуществляются ли отдельные усилия в рамках автокефального и автономного хозяйствования или гетерокефального и гетерономного, и от экономического характера этих хозяйств, а также (непосредственно в связи с предыдущим)

      B) от способа (и объема), каким (и в каком)

         a) трудовые усилия,

         b) вещественные средства производства,

         c) экономические возможности (источники или средства) получения дохода были (или не были) апроприированы, и обусловленных этим способом

            ?) дифференциации профессии (в социальном смысле) и

            ?) организации рынка (в экономическом смысле),

   3) экономически, поскольку применительно к каждому виду связи трудовых усилий между собой и с вещественными средствами производства и к каждому способу их социальной организации может ставиться и экономический вопрос: идет ли речь о домохозяйственном или доходно ориентированном действии?

В этом и последующих параграфах использованы до сих пор актуальные соображения К. Бюхера в статье «Ремесла» (HWB. d. Staatswiss)144 и в его же книге «Возникновение народного хозяйства». Это основополагающие работы, от терминологии и понятийных схем которых мы будем лишь изредка отклоняться по соображениям целесообразности145. В дальнейших ссылках здесь нет необходимости, поскольку мы не представляем новые результаты, а воспроизводим подходящую для наших целей схему.

   1. Нужно подчеркнуть, что мы освещаем (как и следует из задач целого) только социологическую сторону явлений, причем по возможности кратко, тогда как экономическую — лишь в той мере, в какой она находит выражение в формальных социологических категориях. Материально экономическим изложение стало бы в том случае, если бы мы занялись рассмотрением ценовых и рыночных условий, которые до сих пор были затронуты чисто теоретически. Но в таком общем предисловии об этом можно сказать только кратко, в тезисной форме, рискуя впасть в сомнительную односторонность. Чисто экономические объяснения настолько же соблазнительны, насколько уязвимы. Вот пример: считается, что регулируемый союзами, но все же «свободный» труд возник в «темную» эпоху Средневековья (Х-ХП вв.), когда квалифицированный труд крестьян, ремесленников, горняков ориентировался на рентные возможности феодальных господ — владельцев земель, людей и судебных должностей, т. е. разных властей, имевших партикулярные интересы и конкурирующих за источники доходов. Решающей эпохой становления капитализма считается великая хроническая революция цен в XVI в., она-де привела к абсолютному и относительному росту цен почти на все продукты земледелия (на Западе), благодаря чему (в соответствии с известными принципами экономики сельского хозяйства) породила возможность и стимулировала появление предпринимательства в сфере сбыта и возникновение частью капиталистических (в Англии), частью основанных на крестьянских повинностях (в областях между Эльбой и Россией) крупных предприятий. Что же касается важных ремесленных продуктов, то здесь, хотя и случился определенный абсолютный рост цен, не произошло относительного роста, наоборот, в целом имело место относительное падение цен, что и стало, если были налицо производственные и другие внешние и внутренние предпосылки (которых как раз не оказалось в Германии, чем и объясняют ее экономический спад как раз в это время), стимулом к созданию конкурентоспособных форм рыночных предприятий, а позднее — капиталистических ремесленных предприятий. Необходимое условие для этого — наличие массовых рынков. Симптомом их появления считаются прежде всего определенные повороты в английской торговой политике (не говоря уже о других значимых фактах).

Подобные соображения можно было бы использовать для подтверждения теоретических идей о материальной экономической обусловленности развития структуры хозяйства. Но мы этого не сделаем. Эти и многие другие насквозь спорные утверждения — даже если и удалось бы доказать, что они не вовсе ложны — невозможно включить в наши схемы, сознательно полностью основанные на социологических понятиях. Отвергая такие попытки теоретизирования (как выше мы не захотели использовать теории цен и денег), мы и далее в этой главе отказываемся от действительного объяснения и ограничиваемся (пока что) созданием социологических типологий. Это надо подчеркнуть со всей решительностью. Разумеется, только экономические реалии дают плоть и кровь действительному объяснению хода даже и социологически релевантного развития. Но сначала надо создать каркас, своего рода строительные леса, чтобы иметь возможность оперировать более или менее однозначно определенными понятиями.

Само собой разумеется, в этой схематичной систематике может не учитываться не только эмпирико-историческая, но и типологическо-генетическая последовательность отдельных возможных форм.

   2. Часто и справедливо вызывает нарекания то, что в национал-экономической терминологии иногда не разделяются предприятие и доходное предприятие, оно же предпринимательское хозяйство. Предприятие в сфере хозяйственно ориентированного действия — техническая категория, означающая способ непрерывного соединения определенных трудовых усилий между собой и с вещественными средствами производства. Его противоположностью является либо а) непостоянное, либо b) технически не непрерывное действие, которое сплошь и рядом имеет место в каждом чисто эмпирическом домохозяйстве. Противоположностью же фирмы, или доходного предприятия (как типа экономической ориентации на извлечение дохода), является домохозяйство (ориентированное на удовлетворение потребностей). Но противопоставление доходного предприятия и домохозяйства не исчерпывающе, потому что существуют способы получения дохода, не попадающие в категорию «предпринимательство». Всякий чисто трудовой доход, доход писателя, художника или чиновника не относятся ни к одному, ни к другому, тогда как получение и использование ренты подпадает, очевидно, под рубрику «домохозяйство».

Выше о доходном предприятии говорилось без учета этого различия применительно к непрерывному целостному длительному предпринимательскому действию, которое в реальности немыслимо без конституирования предприятия (может быть, даже индивидуального, т. е. без штата помощников). В основном мы подчеркиваем противоположность домохозяйства и предприятия. Однако (как теперь должно быть установлено) выражение «доходное предприятие», когда оно используется в том же смысле, что и «непрерывное доходное предпринимательское хозяйство», соответствует (по причине своей однозначности) только простейшему случаю, когда налицо совпадение технической производственной единицы с предпринимательской единицей. Ведь в меновом хозяйстве многие технически обособленные предприятия могут быть связаны в одно предпринимательское хозяйство. Последнее тогда конституируется, конечно, не просто как группа предприятий, принадлежащих одному и тому же предпринимателю, а как некое единство в силу наличия единого плана их использования с целью получения дохода (возможны и переходные состояния). Если речь идет только о предприятии, под этим должна пониматься технически (в смысле оборудования, средств труда, рабочей силы и — возможно, гетерокефального и гетерономного — технического руководства) обособленная единица, какие существуют и в коммунистическом хозяйстве (согласно уже ставшему привычным словоупотреблению). Выражение «доходное предприятие» впредь будет применяться только в том случае, если техническая и экономическая (предпринимательская) единицы тождественны.

Отношение между понятиями «предприятие» и «предпринимательское хозяйство» терминологически особенно отчетливо проявляется в таких категориях, как «фабрика» и «надомное производство». Это последнее, очевидно, есть категория предпринимательства. Как предприятие, оно состоит из двух типов единиц: торгового предприятия и предприятий как элементов домохозяйств работников (если нет единой мастерской; централизованное распределение работ по надомникам таковой не считается) с их специфическими услугами, оказываемыми друг другу (торговому предприятию — домашними предприятиями и наоборот). Процесс совершенно не понятен, если его анализировать только с технической точки зрения как чистое предприятие, не прибегая к таким категориям, как «рынок», «фирма», «домохозяйство» (отдельных работников), «использование вознаграждаемых вложений труда с целью получения дохода». Фабрике самой по себе можно было бы, как это часто бывает, дать экономически индифферентное определение, оставив в стороне вид труда (свободный или несвободный), наличие специализированного труда (внутренняя техническая специализация) и используемые средства труда (машины). Тогда это понималось бы просто как работа в мастерской. Но все равно в определение нужно включать способ апроприации мастерских и орудий труда, причем одним владельцем (иначе понятие распадается, как понятие «эргастерий»146). Тогда целесообразнее признать и фабрику, и домашнее производство экономическими категориями предпринимательства с капитальным расчетом. А это значит, что в строго социалистическом общественном порядке не должно быть ни фабрик, ни надомных производств, а лишь натуральные мастерские, установки, машины, инструменты и трудовые усилия как дома, так и в любого рода мастерских.

   3. О проблеме «ступеней развития» экономики нужно пока сообщить кое-что бегло и в предварительном порядке.

В последнее время правильно стало проводиться разделение между видами хозяйства и видами хозяйственной политики. Г. Шёнбергом были предложены переработанные затем Г. Шмоллером, с именем которого и оказались связанными, следующие ступени развития: домашнее хозяйство, деревенское (здесь же, как следующая ступень, землевладельческое и патримониально-княжеское домашнее хозяйство), затем городское, затем территориальное и, наконец, народное хозяйство. В понимании Шмоллера все они подразделялись в зависимости от вида регулирующего хозяйство союза. Но этим отнюдь не предполагается, что у союзов равного объема должны быть равные способы регулирования. Так, немецкая территориальная хозяйственная политика была в значительной мере заимствована из политики управления городским хозяйством, а ее новые мероприятия ничем особенно не отличались от меркантилистской политики специфически патримониальных, но при этом уже относительно рациональных государственных союзов (т. е. народно-хозяйственной политики согласно распространенному малоудачному термину). Также эта классификация не предполагает, что внутренняя структура хозяйства, т. е. род спецификации или специализации и соединения трудовых усилий, способ распределения этих усилий между самостоятельными хозяйствами и вид апроприации труда, средств производства и возможностей дохода — все это развивается вместе с объемом союза, который является (возможным!) носителем экономической политики, а уж тем более что развивается в том же направлении, как и союз. Сравнение Запада с Азией и современного Запада с Античностью показало бы ошибочность такого предположения. Тем не менее при экономическом рассмотрении никогда нельзя упускать из виду наличие или отсутствие материально регулирующих хозяйство союзов (конечно, не только политических) и принципиальный характер регулирования. Этим в значительной мере определяется способ получения доходов.

   4. Цель нашего рассмотрения состоит прежде всего в обнаружении оптимальных предпосылок формальной рациональности хозяйства и ее связи с материальными обстоятельствами любого рода.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.287. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз