Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

9.6. О роли строительства нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан в развитии приграничных территорий Азиатской России

<<< Назад
Вперед >>>

9.6. О роли строительства нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан в развитии приграничных территорий Азиатской России

О кризисе нефтяной политики России. В последнее время пресса и политики всех уровней активно обсуждают проблему строительства нефтепровода, который должен качать нефть из Западной Сибири к портам тихоокеанского побережья России. В Западной Сибири расположен один из крупнейших в мире газонефтяных бассейнов. Неслучайно многие государственные структуры и олигархи озабочены проблемой добычи и экспортной продажи этих богатств, прежде всего Китаю, который делает колоссальные успехи в экономике и, соответственно, остро нуждается в нефтяных ресурсах.

Разработана новая энергетическая стратегия России, согласно которой необходимо ежегодно добывать 450–500 млн т нефти. Заметим, что в 2000 г. планировалось добывать в 2010 г. только 360 млн т. Россия достигла сегодня контрольных экономических показателей доперестроечного периода только по добыче нефти и газа. Логично предположить, что такое форсирование объясняется высокими ценами на нефть на мировом рынке и желанием ускорить процесс получения нефтедолларовых сверхдоходов. По этой же причине резко активизировалась деятельность государственной компании «Транснефть». Кроме нефтепроводов, направленных на южные порты России, «черное золото» поступает западным партнерам через Украину, недавно построена Балтийская трубопроводная система, пропускающая ежегодно более 60 млн т. Готов проект строительства нефтепровода «Восточная Сибирь-Тихий океан» (ВСТО) годовой мощностью до 80 млн т.

Таким образом, из 400–450 млн т добываемой нефти вместе с нефтепродуктами Россия экспортирует сегодня 275 млн т.

Для сравнения отметим, что Советский Союз экспортировал не более 140 млн т. Продавая этот объем по ценам, далеким от сегодняшних, мы содержали страны соцлагеря, «строили ракеты и покоряли Енисей». Возникает естественный вопрос: «Почему, продавая такое количество нефти, основная часть населения погружается в нищету?» Логично сделать вывод о том, задачи увеличения добычи нефти и ее продажи на мировом рынке и повышения благосостояние народа между собой не имеют ничего общего. Более того, нефтяная денежная масса, поступающая в карманы олигархов и лишь частично в казну, не способствует решению проблем развития энергетики, машиностроения и других наукоемких отраслей производства – они все больше становятся невостребованными. Нефтяная «игла» все дальше отодвигает нашу страну от передовых технологий. Между тем известно, что «азиатские тигры» достигли экономического успеха только за счет наукоемких производств.

По мнению академика А. Э. Конторовича, увеличение объемов добычи означает «проедание» запасов, созданных еще при советской власти, когда прирост запасов почти в 2 раза опережал объемы добычи нефти. Такая ситуация сохранялась вплоть до 1994 г., когда впервые в стране добыча стала превышать разведанные запасы. Понятно, что новые владельцы нефтяных кампаний заинтересованы в получении скорейшей максимальной прибыли при минимальных затратах, в том числе за счет сбрасывания социальной сферы сугубо на муниципалитеты.

По предварительным расчетам, «ножницы» между ростом добычи и приростом запасов максимально разойдутся к 2010–2015 гг., когда добывать будет уже нечего. Сегодня можно констатировать тот факт, что государство уже не контролирует нефтяную отрасль, тупо следуя за интересами частных компаний.

Кроме того, при форсировании добычи нефти возрастают ее потери в недрах. Если при планомерной работе скважина может функционировать много лет, то при резком увеличении дебита часть нефтяного пласта отсекается и теряется безвозвратно. Именно поэтому наши компании (ЮКОС, ТНК и др.) постоянно снижают удельные капвложения на тонну добычи, вкладывая в эксплуатацию скважин в условиях Севера в 5-10 раз меньше средств, чем зарубежные фирмы выделяют на месторождения Ближнего Востока.

Еще один аргумент по поводу несостоятельности экономической политики России можно привести в сравнении с нефтяным рынком США, которые при немалых запасах все больше импортируют сырье. При этом сдерживаются цены на топливо на внутреннем рынке. У нас ситуация прямо противоположная: чем больше мы экспортируем, тем дороже бензин на наших заправках. Где же логика: ведь при эксплуатации недр, принадлежащих народу, их богатства должны быть доступны для него.

Сказанное позволяет утверждать, что рост добычи и экспорта нефти слабо связан с уровнем жизни населения. Более того, сдерживается развитие многих жизненно важных отраслей экономики. Бездарно растрачиваются богатства недр, которые могли бы принести реальный доход будущим поколениям. Не так давно министр финансов А. Кудрин заявил, что Стабилизационный фонд предназначен для будущих поколений. А не проще ли оставить нефть в недрах – наши потомки лучше разберутся в своих потребностях.

О нефтепроводе «ВС-ТО». Тем не менее, нефтепроводная система в стране строится, и в том числе нефтепровод «ВС-ТО». Это уникальное техническое сооружение длиной 4200 км, проходящее по горным системам Станового нагорья, в условиях многолетней мерзлоты и высокой сейсмичности. Его длина в 3 раза превышает Трансаляскинский нефтепровод. При этом он пересекает особо значимые охраняемые природные территории. Отвод земли осуществлен с учетом компенсаций местному населению и даже обеспечивает возможность миграции диких животных.

К сожалению, для наших строителей главными остаются принципы: «Прямая есть кратчайшее расстояние между двумя точками» и «Время – деньги». Планируется, что 24 млн т нефти будут поступать из Западной Сибири и 56 млн т – из месторождений Восточной Сибири и Якутии. Между тем, по оценкам специалистов, разведанные запасы нефти в Восточной Сибири по всем категориям не превышают 400 млн т Иначе говоря, нефти для транспортировки нашим зарубежным партнерам хватит в лучшем случае на 10 лет.

Следует отметить, что поскольку «Транснефть» – государственная кампания, то ее деятельность осуществляется на наши налоги. А цена проекта уже сейчас достигает 11 млрд дол. и к завершению строительства неизбежно удвоится. В этой связи стоит вспомнить аналогичный проект строительства нефтепровода «Ангарск-Дацин (Китай)», который проектировал «ЮКОС». Как частная компания, считающая свои деньги, она выбрала южный маршрут вдоль Транссибирской магистрали. Стоимость и масштаб прокачки нефти заметно уступали проекту «ВС-ТО», и именно потому, что там не было государственных средств.

О байкальском участке нефтепровода. Выбрав кратчайший путь по берегу оз. Байкал, являющегося участком мирового природного наследия, президент компании «Транснефть» утверждает: «Никакой опасности нефтепроводная система не представляет… и полностью отвечает требованиям надежности». Возможно, это и так, однако в результате Муйского землетрясения 1957 г. хребет Удокан, расположенный на трассе нефтепровода, был приподнят и сдвинут к западу почти на 1,5 м. Легко представить, что может случиться в таких условиях даже с самой безопасной магистралью.

Сейсмическая статистика свидетельствует, что сильнейшие землетрясения в Байкальской рифтовой зоне происходят каждые 100 лет. К примеру, в 1725 г. в результате 10-11-балльного землетрясения образовалось оз. Гусиное в Бурятии длиной более 30 км. В 1860 г. следствием другого сильнейшего землетрясения стало образования залива Провал на северной стороне дельты р. Селенги площадью более 200 км2. Таким образом, сейсмостатистика упрямо свидетельствует о значительной вероятности одного-двух сильнейших землетрясений каждое столетие в зоне строительства нефтепровода «ВС-ТО» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Как известно, нефтепроводов без аварий не бывает. Поэтому необходимо заранее предусмотреть форс-мажорные обстоятельства. К ним следует отнести, кроме мерзлоты, горного рельефа и сейсмики, низкие среднегодовые температуры. Иначе говоря, разлившаяся нефть будет разрушаться только три летних месяца и долгие годы сохраняться как тяжелое наследие потомкам. В мировой практике существует система страховки от несчастного случая за счет создания специального природоохранного фонда. В данном случае можно подсчитать, что сумма такой страховки должна составлять определенный процент от стоимости строительства и будет очень не малой.

Но никакая страховка не спасет Байкал от невосполнимого ущерба, который будет нанесен его имиджу как самого красивого и чистого резервуара питьевой воды. Ни один инвестор не рискнет строить на берегу озера рекреационные сооружения и производства по розливу питьевой воды – его главной ценности. Самые примитивные расчеты показывают, что розлив даже 50 см байкальской воды с акватории 20 тыс. км2 при стоимости 1л в 10 руб. многократно превышает годовой бюджет России. И тот же Китай вполне может прожить без нефти, однако еще никто не может существовать без воды. Между тем даже прогнозы оптимистов свидетельствуют о том, что грядущее десятилетие будет временем жестоких мировых конфликтов за водные ресурсы. Поэтому мы давно предлагали правительству вести к нашим соседям не нефтепровод, а водовод, потери из которого только орошали бы землю, создавая искусственные оазисы на малоплодородных землях Забайкалья.

Нельзя забывать и о том, что Россия подписала конвенцию об участках мирового природного наследия, к которым относится оз. Байкал. Строительство нефтепровода на его берегах – это прямое нарушение обязательств России перед мировым сообществом. Мы уже и не говорим о том, что существует всем известный документ Правительства России, запрещающий подобную деятельность в центральной экологической зоне.

Современный трубопроводный транспорт, безусловно, более эффективен и безопасен для транспортировки жидкого топлива, чем железнодорожный транспорт, может быть за исключением сейсмических катастроф. Тем не менее мы должны понимать, что железная дорога при сокращении объемов перевозки нефтепродуктов понесет убытки и неизбежно поднимет все тарифы.

Все эти выводы позволяют утверждать, что развитие нефтяной отрасли, а равно увеличение объемов транспортировки нефти на экспорт практически не влияют на жизненный уровень народа – хозяина этих богатств. Соответственно, строительство нефтепровода «ВС-ТО» выгодно, прежде всего, нашим соседям и в конечном итоге приведет к усилению экономической мощи Китая и Японии за счет богатств, принадлежащих нашим потомкам.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.406. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз