Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

9.2. Проблемы стратегии развития приграничных и трансграничных территорий Байкальского региона

<<< Назад
Вперед >>>

9.2. Проблемы стратегии развития приграничных и трансграничных территорий Байкальского региона

Большинству стран и регионов, вовлекаемых сегодня в процесс глобализации, необходимо пересмотреть цели и направления структуризации социально-экономического развития не только на уровне государств, но и в масштабе отдельных территорий. Переход к глобальной экономике и постиндустриальному обществу требует иной модели пространственной организации экономической деятельности и поиска «мягких» путей вхождения в процесс глобализации. Поиск таких путей особенно актуален для таких стран, как Россия, находящихся еще на индустриальном этапе своего развития и специализирующихся на сырьевой специализации в международном разделении труда. Ущербность такой специализации в эпоху глобализации заключается в том, что цены на сырье определяются внешними факторами, т. е. мировой конъюнктурой, в отличие от инновационной деятельности и сферы услуг, где стоимость устанавливается самими производителями. Этим и обусловливается неустойчивость экономики сырьевой ориентации.

В настоящее время Россия не может находиться в стороне от мировых экономических и геополитических событий, и она будет вовлечена в эти процессы. Но для таких стран, как Россия, имеющих огромную территорию, большую протяженность государственных границ с большим количеством стран, находящихся на разных ступенях социально-экономического развития, невозможно выработать единую стратегию вхождения в глобализирующий мир. Поэтому необходимо проводить диверсифицированную региональную политику вхождения в современные мировые процессы с четким выделением своих приоритетов.

В ближайшей перспективе на Россию будут воздействовать две глобальные силы – процесс глобализации и растущая мощь Китая. Для Сибири и Дальнего Востока такая ситуация становится критической, поскольку в действие вступают факторы расстояния, суровости природноклиматических условий, слабой заселенности территории, усиления тенденций депопуляции, недостаточного уровня развития инфраструктуры, прежде всего, слабости транспортно-коммуникационных сетей, являющихся в настоящее время основными факторами вхождения в глобальные социально-экономические сети.

Россия, по нашему мнению, не должна стремиться противостоять этим силам, и она не сможет этого сделать по ряду обстоятельств. Наоборот, она обязана обратить эти силы в свою пользу, а также найти разумные пути использования «экономического преимущества отсталости». Прежде всего, необходимо выстроить грамотное управление на российском экономическом пространстве, организовать конкурентную среду и на противоборстве этих сил найти свою выгоду и определить долгосрочную стратегию действий. В этом плане Сибирь и Дальний Восток являются хорошим полигоном. В такой ситуации некоторые отрицательные факторы развития можно было бы использовать для экономического развития. Например, наличие земельных ресурсов, свободных пространств с богатым и своеобразным природно-ресурсным потенциалом, не обремененных внутренними институциональными факторами из-за их слабой заселенности, относительная «экологическая свобода» и т. д.

В связи с этим появляется необходимость разработки диверсифицированной государственной региональной политики для сибирских регионов с целью мягкого вхождения в глобальные экономические сети и определения рациональных путей сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Как показывает анализ, проведенный БИП СО РАН, на территории Сибири и Дальнего Востока еще не созданы условия для эффективного вхождения в мировые экономические сети. А это чревато усилением экспансионистской деятельности, поэтому в условиях российской политико-экономической реальности необходимо создание в Сибирском и Дальневосточном регионах промежуточного звена для взаимосвязи с мировыми экономическими центрами. Таким звеном, по нашему мнению, могут стать специально выделенные стратегические регионы, прежде всего в приграничных регионах.

Стратегический регион – это важная и существенная территория для развития территорий более высокого иерархического уровня. Регион может быть стратегическим для страны, для более крупного региона, в который он входит, для соседней страны или группы стран и, в конечном итоге, для всего мира. Важность и значимость территории определяется ее географическим и геополитическим положением, социально-экономическим, демографическим, природным и территориальным потенциалом. Таково обобщенное понимание стратегического региона.

Очень важным для понимания сущности такой территории является выявление ее функциональной роли. Стратегический регион с функциональной позиции может быть значимым для устойчивого социально-экономического развития страны, для продвижения геополитических интересов государства, укрепления его обороноспособности, закрепления в данном районе национальных и транснациональных корпораций, а также для продвижения своих интересов в другие государства и т. д.

В условиях Сибири и Дальнего Востока наиболее приоритетными стратегическими регионами являются приграничные территории, особенно те, которые имеют трансграничные функции. В этом плане наряду с Приморьем и Хабаровским краем, Байкальский регион в составе Республики Бурятия, Иркутской области и Забайкальского края имеет наибольшие шансы стать стратегической территорией как для Азиатской России, так и для стран Восточной Азии. Как трансграничная территория Байкальский регион обладает для этого уникальным природноресурсным, этнокультурным потенциалом, географическим и геополитическим положением и многими другими возможностями. Процесс глобализации предъявляет к регионам свои требования относительно не только ресурсного, но и человеческого, культурного, инфраструктурного и институционального потенциалов. И если регионы не будут активно использовать свой потенциал, чтобы занять достойное место в процессе глобализации, то они станут регионами-аутсайдерами, вовлекаемыми в этот процесс в жестком режиме и со всеми вытекающими социально-экономическими последствиями.

Байкальский регион может претендовать на роль стратегического региона по многим позициям. Так, его географическое и геополитическое положение выгодно отличается от соседних регионов. Прибайкалье и Забайкалье, располагаясь между Сибирью и Дальним Востоком, имеют хорошие выходы в страны Центральной и Восточной Азии и всегда использовались Россией для установления контактов и торговли с этими странами, а также служили плацдармом для освоения Ближнего Севера и Приамурья. В экономическом плане они превратились в транзитно-буферные районы со всеми присущими им положительными и отрицательными сторонами. Кроме того, следует учитывать их военно-стратегическое значение.

В настоящее время, когда Россия стала открытой мировому сообществу, стратегическая роль географического положения Байкальского региона еще более усилилась. Этому способствуют, прежде всего, трансграничность его природно-ресурсного потенциала, а также его транспортно-географическое положение. На территории соседних стран – Монголии и Китая – расположены бассейны трансграничных рек Селенги и Амура. Границу России с Монголией и Китаем пересекают транспортные и энергетические магистрали. Из Прибайкалья и Забайкалья расходятся все наземные пути сообщения на восток и северо-восток России, в страны Восточной и Центральной Азии. По их территории проложены все магистральные транспортно-коммуникационные линии связи, международные и внутрироссийские авиалинии, включая кроссполярные маршруты между странами Южной и Юго-Восточной Азии и Американским континентом.

В период глобализации не только отдельные государства, но и приграничные территории крупных государств могут стать отдельным геополитическим фактором в зависимости от интересов государства (политических, экономических, военных, демографических и др.). В Байкальском регионе непосредственно к приграничным территориям относятся Республика Бурятия и Забайкальский край (Читинская область вместе с Агинским Бурятским автономным округом). В период советской власти из-за военно-политической ситуации территории, непосредственно прилегающие к государственной границе, не получили своего развития. В последние 15 лет в связи со снижением уровня военного присутствия эти территории оказались экономически и демографически опустошены, особенно в Восточном Забайкалье (бывшей Читинской области).

Макрогеополитическое положение Забайкалья необходимо рассматривать с учетом его местоположения и интереса к нему ведущих мировых геополитических сил. К таким силам следует отнести США, Китай, Японию, Германию, Великобританию, Францию и Россию, а в макрорегиональном плане АТР, ЕС, НАТО. Для Забайкалья наибольший интерес представляют Китай, США, Япония и АТР в целом. Китай является соседом первого порядка (приграничная страна), и потому эта мировая геополитическая сила представляет наибольший интерес.

Китай превращается в могущественную по экономическому и демографическому потенциалу державу. ВВП Китая в 2007 г., по оценкам экспертов, превысил 10 трлн дол. США, население – 1300 млн чел. ВВП России – 1,3 трлн дол., население – 142 млн чел. Даже по уровню ВВП на душу населения Китай приближается к уровню России. В приграничных провинциях Китая, граничащих с Забайкальем и российским Дальним Востоком, население составляет 148 млн.чел., а в России – 10 млн чел. Между тем российская внешняя политика не обращает особого внимания на Забайкалье, в частности на Бурятию как на важный геополитический плацдарм своей страны. В последние годы внимание государства направлено на Тихоокеанское побережье в связи с наметившимся перемещением в XXI в. мировой геополитической оси с Атлантического в Тихий океан. Учитывая эти факторы, России следует обратить внимание и на Забайкалье в целях усиления своей позиции в этом регионе, особенно в продвижении своих геополитических интересов, используя потенциал геополитических, этнокультурных, природно-экологических особенностей данного региона.

Мезогеополитическое положение Забайкалья рассматривается с позиции отношения с ближайшими приграничными соседями и интереса к этому соседу других геополитических сил и стран. Ближайшим соседом является Монголия, которая не представляет собой мировую геополитическую силу. Но к ней проявляют интерес мировые геополитические силы, даже имеются элементы соперничества между ними за закрепление интересов в данной стране. Это обусловлено географическим положением Монголии, расположенной между двумя мировыми геополитическими силами – Китаем и Россией и обладающей богатыми стратегически важными минерально-сырьевыми ресурсами: цветными и благородными, редкоземельными металлами, ураном, коксующимися и энергетическими углями и т. д.

Между тем Россия, имея исторические, транспортно-географические, экономические преимущества в этой стране, начинает уступать свои геополитические позиции другим геополитическим силам. Так, являясь совладельцем Улан-Баторской железной дороги, медно-молибденового комбината «Эрдэнэт» и некоторых других предприятий, Россия по объему инвестиций в Монголию уступает другим странам, прежде всего Китаю. Основные фонды Улан-Баторской железной дороги изношены на 80 %, а принятое межправительственное соглашение по реконструкции этой дороги не выполняется. Торговый баланс между Монголией и Россией в настоящее время отрицательный со стороны Монголии, а это тревожит монгольское руководство. Россия перестала закупать традиционный экспортный товар Монголии – продукцию животноводства, хотя по своим потребительским качествам она значительно экологичнее аналогичной продукции европейских стран и Китая. Из-за этого самый крупный на востоке страны Улан-Удэнский мясокомбинат, построенный в свое время для переработки монгольского сырья, находится на грани банкротства. Свои внешнеэкономические связи Монголия большей частью осуществляет через Россию, прежде всего через Забайкалье, имея два железнодорожных и несколько автомобильных переходов. Между тем Китай предложил Монголии весьма выгодные портовые услуги на Желтом море и удлинение железной дороги из г. Чойбалсан в Китай, а также помощь в реконструкции Улан-Баторской железной дороги. Однако Монголия не может начать ее реконструкцию без согласия РЖД.

Вместе с тем Забайкалье и, прежде всего Бурятия, может укрепить свое геополитическое положение в Монголии и тем самым усилить здесь позиции России. К факторам, способствующим данному процессу, можно отнести транспортно-географическое положение, установившиеся ранее и еще не разрушенные окончательно экономические, исторические, политические, а также возрождающиеся родственно-этнические, культурные, языковые и религиозные связи бурят и монголов. Имеются возможности для кооперации производства на трансграничных и приграничных территориях на взаимовыгодной экономической основе.

Фактор микрогеополитического положения заключается в извлечении выгод приграничного сотрудничества на основе использования и развития макро и мезоположения. В настоящее время приграничное сотрудничество российских, монгольских и китайских территорий находится на очень низком уровне. Оно заключается в основном в обмене некоторыми видами сырья и материалов, эпизодическими обменами культурными и этническими делегациями. Приграничные территории не имеют совместных программ социально-экономического развития, использования трансграничных земельных, водных, лесных и рекреационных ресурсов. Без такого рода программ и взаимодействия властных структур разного уровня, соответствующих политических соглашений трудно использовать выгоды микрогеополитического положения. Например, уже несколько лет обсуждается на правительственном уровне вопрос о безвизовых поездках граждан России и Монголии, но он так и не решается. Не будет способствовать приграничному сотрудничеству введение Россией 20-километровой пограничной зоны, куда доступ гражданам ограничен. Не решается вопрос о принятия Закона РФ «О приграничном сотрудничестве». Назрела необходимость внесения поправки в Налоговый кодекс РФ, касающейся перераспределения доходов, получаемых от транспортных переходов. В настоящее время приграничные регионы не имеют никаких экономических выгод от присутствия на их территориях пограничных переходов и таможен. Все налоговые сборы уходят в федеральный бюджет, поэтому следует установить определенные пропорции между федеральным центром, субъектом федерации и муниципальным образованием.

Таким образом, геополитические факторы развития приграничных и трансграничных территорий разнообразны, иерархичны, создают немало проблем, решение которых требует усилий многих структур и прежде всего федеральных. Это сотрудничество будет способствовать безопасности страны и благополучию народов, проживающих на приграничных территориях.

Необходимо признать, что кроме политических и экономических задач, в последнее время все большее внимание привлекают экологические проблемы, связанные, в первую очередь, с использованием водных ресурсов трансграничных бассейнов. События с загрязнением р. Амур со стороны китайской р. Сунгари, проекты по отводу части стока рек Черный Иртыш и Аргунь для сельскохозяйственной мелиорации и другие показывает сложность возникающих эколого-экономических проблем. Такие масштабные гидрологические и гидротехнические эксперименты будут иметь необратимые последствия для наших речных экосистем и экономики прилегающих территорий, поскольку все эти реки в нижнем своем течении протекают по территории России.

По прогнозам, в XXI в. человечество столкнется с дефицитом пресной воды для питьевых, промышленных, жилищно-коммунальных и мелиоративных целей. Многие политические, экономические и экологические проблемы на трансграничных территориях тесно взаимосвязаны между собой, и их решение возможно только на основе системного подхода, учитывающего общие интересы сторон.

Проблемы взаимодействия «природа-общество» на приграничных и трансграничных территориях необходимо рассматривать с позиции концепции устойчивого развития с учетом глобальных, региональных и локальных факторов, затрагивающих интересы разных государств. На каждом иерархическом уровне появляются специфические условия и проблемы, касающиеся интересов соседних стран, а через них и третьих сторон. Поэтому при формировании программ устойчивого развития таких территорий перед разработчиками стоит задача выявить наиболее полно региональные, локальные проблемы и интерпретировать их с учетом глобальных процессов.

Характер и направление социально-экономического развития на восточных рубежах России приобретают особое значение. Выше уже отмечалось, что характер природопользования в бассейне р. Селенги, являющейся основным водотоком оз. Байкал, определяет направление эколого-экономической стратегии развития данной территории и становится не только межгосударственной, но и мировой проблемой. Следует отметить, что в бассейн р. Селенги на территории России входят южные и центральные районы Бурятии и западные районы Забайкальского края. В целом это наиболее экономически развитые территории субъектов РФ. Здесь производится более 80 % валового регионального продукта Республики Бурятии. На российской части бассейна р. Селенги, включая три района Забайкальского края, проживают более 700 тыс. чел., расположены основные города региона (население г. Улан-Удэ составляет 400 тыс. чел.). На территории Бурятии среднегодовой забор воды составляет около 620 млн м3, водоотведение – 500 млн м3. Бассейн р. Селенги на территории Монголии также является экономически развитой территорией страны. Здесь производится 80 % валовой промышленной продукции.

Если на территории Бурятии проблемы обеспечения водой населения и хозяйства в целом не существует, то в монгольской части бассейна р. Селенги вода относится к регламентируемыми ресурсам, хотя территория ее бассейна для Монголии считается самой водообеспеченной. В последние годы в стране принимаются серьезные меры по охране водных ресурсов: 64 % городов и крупных населенных пунктов имеют очистные сооружения, большинство которых находится в бассейне Селенги.

Одним из факторов стратегического значения Байкальского региона является его транспортно-географическое положение. Как отмечено выше, особенность транспортной системы и транспортно-географического положения Байкальского региона заключается в том, что отсюда веером расходятся все наземные пути сообщения и магистральные линии связи, высоковольтные линии электропередач на восток и северовосток России, в страны Восточной и Центральной Азии. Намечается прокладка в этих же направлениях магистральных нефте– и газопроводов. Возможность вхождения транспорта Байкальского региона в мировые транспортные сети еще больше усиливается в связи с созданием в будущем сухопутного транспортного коридора Западная Европа – Восточная Азия. Байкальский регион расположен фактически в середине российского участка, отсюда уходят пути сообщения в Монголию и районы Ближнего и Дальнего Севера России.

Таким образом, Байкальский регион может стать «транспортно-коммуникационными воротами» России в страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Азии. Все это предопределяет создание в транспортных узлах, таких как Иркутск, Улан-Удэ и Чита, мультимодального транспортно-коммуникационного терминального кластера международного значения с включением транспортно-экспедиторских фирм по интермодальным комбинированным перевозкам, с лизингом и арендой транспортных средств, страхованием грузов, организацией системы сервисного обслуживания людей и транспортных средств. Производство транспортных услуг мирового значения повлечет за собой структурную перестройку многих сопутствующих отраслей экономики и системы подготовки кадров, способных работать на уровне мировых стандартов. Прежде всего, потребуется реконструкция всего транспортного комплекса. Если не будут проведены предлагаемые мероприятия, то будет, во-первых, значительно ослаблено геополитическое положение России в АТР, во-вторых, не будут реализованы стратегические интересы зарубежных стран в Байкальском регионе (инвестиции, импорт и экспорт и т. д.), что отрицательно скажется на социально-экономическом развитии региона. Транспортно-коммуникационные услуги в постиндустриальном мире являются самыми высокодоходными мероприятиями, а для Байкальского региона они являются вместе с тем относительно экологически чистым производством.

Кроме того, в развитии Байкальского стратегического региона следует учитывать его этнокультурные особенности. Это стык западных и восточных культур, центр буддизма России, здесь происходит соединение западных и восточных менталитетов. Этот фактор успешно использовали дореволюционная Россия и советская власть в 1920-е гг. в целях проникновения и укрепления своих позиций в Монголии и Китае.

При соответствующей стратегической политике со стороны государства и субъектов Байкальского региона природные ресурсы могут быть конкурентоспособными и востребованными на мировом рынке товаров. Однако имеются сдерживающие факторы в интенсификации социально-экономического развития региона. Среди них основными являются низкий демографический потенциал и слабая заселенность территории, низкая инфраструктурная обеспеченность, а в бассейне оз. Байкал – высокие экологические требования. При определенных условиях они вполне преодолимы.

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в период глобализации, в условиях политической и экономической открытости приоритетное развитие должны получить те приграничные регионы, которые имеют выгодное геополитическое, транспортно-географическое положение и соответствующий природно-ресурсный и экономический потенциал.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.932. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз