Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

Глава 3 Физико-географическое районирование трансграничной территории юга азиатской части России и сопредельных государств

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 3

Физико-географическое районирование трансграничной территории юга азиатской части России и сопредельных государств

Разработка концепций территориального развития невозможна без детального анализа и учета эколого-географической обстановки, особенно в условиях трансграничных территорий. Вместе с тем в современной географии отсутствуют цельная концепция и общепризнанная система методов ландшафтно-экологического анализа трансграничных территорий, а работы по экологической характеристике отдельных приграничных регионов трудно сравнивать, поскольку зачастую они не имеют четкого ландшафтного обоснования.

Особый интерес в этом плане представляет работа С. С. Ганзея [2004], в которой автор методологию географического обеспечения приграничного диагностического анализа обосновывает на базе результатов сравнительной оценки различных отраслевых и комплексных географических принципов районирования, использующихся при изучении ландшафтно-экологических особенностей приграничных территорий.

По мнению Н. В. Мишиной и С. С. Ганзея [2004], состояние природной среды российской части трансграничных геосистем в значительной степени зависит от ситуации на сопредельной территории. Для минимизации урона, который может быть нанесен природной среде приграничных территорий при усилении хозяйственной деятельности, необходима разработка программ территориального развития, основанных на данных о ландшафтной структуре трансграничных геосистем. По-настоящему эффективной программа территориального развития будет в том случае, если она создается и реализуется в пределах целостной трансграничной геосистемы, части которой, расположенные по разные стороны государственной границы, функционально взаимосвязаны и взаимозависимы. Однако осуществление таких проектов требует высокой степени заинтересованности и интеграции усилий со стороны соседних стран. Это обусловлено в первую очередь тем, что только в таких условиях возможно решение вопросов информационного обеспечения проекта, проведение необходимых полевых исследователей, привлечение специалистов с обеих сторон [Ганзей, 2004].

Особое значение как для исследования территорий, так и прикладное имеют универсальные ландшафтные карты, построение которых опирается на выявленные региональные и топологические закономерности структуры и функционирования геосистем, слагающих ландшафтную сферу; это дает возможность экстраполировать свойства других компонентов и раскрывать особенности их организации [Суворов, Семенов, 2007].

Системный подход в географии, разработанный В. Б. Сочавой [1978] и его последователями [Крауклис, 1979; Михеев, 1987; Семенов, 1991; и др.], определил новый взгляд на картографирование географических систем. Методологией такого подхода явилось определение геосистемы как сложной иерархически организованной географической системы с закономерными причинно-следственными связями [Там же]. Значительным вкладом в представления географов об упорядочении структуры ландшафтной сферы явилась концепция двухрядной классификации геосистем, включающей типологический (геомеры) и хорологический (геохоры) ряды с учетом переменных состояний геосистем. Графической, или, как выразился в свое время В. Б. Сочава [Там же], натурной, моделью геосистем служит структурно-динамическая карта.

Важным моментом в картографировании геосистем явилась публикация созданной В. С. Михеевым и В. А. Ряшиным под руководством В. Б. Сочавы типологической карты «Ландшафты юга Восточной Сибири» [1977], в ее легенде вся совокупность картируемых геомеров подчинена тем геосистемам планетарной размерности, к которым они относятся, а значками показаны динамические категории групп фаций. Схема физико-географического районирования представлена на соответствующей врезке. В последующем карты геосистем других территорий или в других масштабах составлялись подобным образом, хотя были разработаны принципы и методы сопряженного картографирования геомеров и геохор.

В настоящее время картографическое моделирование геосистем развивается в направлении составления карт, отражающих состав и содержание, динамику и функционирование геосистем. Задача ландшафтного картографирования заключается в: разработке комплексной карты определенного масштаба, возможных дальнейших гетерогенных обобщений при решении региональных проблем, выяснении взаимных связей между элементами геосистем, природными компонентами и антропогенными нагрузками, все более интенсивно действующими на природу [Географические исследования Сибири, 2007].

Выявление структурно-функциональной организации ландшафтов определенной территории подразумевает познание закономерностей строения геосистем (ландшафтной структуры). Оно может осуществляться методами и ландшафтоведения, включая полевые прямые съемки, и отраслевых географических дисциплин с последующей интерпретацией полученных результатов с позиций прикладной географии и рационального природопользования. Основные сведения о территории получаются на основе дешифрирования космоснимков.

Актуальность выявления особенностей географической дифференциации и комплексного представления свойств территории в условиях все более полномасштабного освоения российских территорий Сибири, Дальнего Востока и сопредельных государств возрастает. Усиливается прикладная значимость выполненных и выполняющихся картографических работ комплексной направленности. В центрах современного освоения структура состояния геосистем или свойства актуального ландшафта подвергаются кардинальным изменениям. Структурные изменения должны учитываться при решении следующей задачи после комплексной инвентаризации, дифференциации и интеграции географических систем – географического прогноза развития территорий.

Существует целый ряд картографических разработок – ландшафтные и ландшафтно-экологические карты, которые используются в геоинформационных системах. Ими охвачены Западная Сибирь, Средняя Сибирь и Дальний Восток. Наилучшим образом представлены южные районы Азиатской России: здесь имеются отдельные проработки и конкретные картографические ландшафтные произведения в масштабе крупнее 1: 1 500 000, некоторые из них находятся в стадии разработок. К имеющейся комплексной информации о территории можно отнести как ландшафтные, так и ландшафтно-экологические карты, атласы, обоснованные схемы физико-географического районирования, крупные обобщающие региональные комплексные монографии. Азиатская Россия представлена уже двумя обзорными ландшафтными картами, на которых показаны гетерогенные структуры – ландшафты и их типы [Ландшафтная карта СССР, 1987, 1988]. Выводы этих карт подкреплены разработкой проблем и обоснованием физико-географического районирования регионов, созданием и публикацией компонентных карт, характеризующих территорию СССР и Российской Федерации, включая геологические и геоморфологические карты, а также растительности и др.

К настоящему времени охарактеризованы территориальные спектры организации геосистем по разным районам, позволяющие при регионально-типологическом подходе выстроить сводную единую иерархическую легенду с учетом имеющихся наработок как в типологическом, так и региональном плане. Опыт сопоставления современных типологических ландшафтных карт различных регионов показывает, что каждая из них, при всех различиях подходов, передает накопленные знания о территориях, значимых местных особенностях, описывает структуру местных закономерностей, характеризует главные ландшафтообразующие факторы; всегда своей плановой структурой они отражают региональные и иерархические закономерности. Единое обновление и представление ландшафтной информации при различиях подходов к комплексному картографированию может базироваться на системно-иерархическом регионально-типологическом подходе показа структуры природной среды, передаче современного состояния ландшафтов с учетом динамической трактовки низших таксонов, т. е. показа динамической структуры [Suvorov, Semenov, Antipov, 2007].

Как известно, существуют два взаимосвязанных и взаимодополняющихся подхода к анализу и синтезу ландшафтной структуры: 1) глобальная сквозная иерархическая типология (классификация) геосистем; 2) разработка и детализация системы ландшафтного районирования. В процессе обобщения осуществляется построение смешанных регионально-типологических схем [Сочава, 1978; Михеев, 1987].

При ландшафтном картографировании приходится сталкиваться с тем, что ландшафтная информация о территории в целом неоднородна, часто отсутствуют карты определенных масштабов. Для преодоления этого дефицита есть два пути: 1) построение карт в крупном масштабе, а затем переход от них через картографическую генерализацию (формальную и содержательную) к более мелкому масштабу; 2) использование разнообразной информации, в том числе привлечение отраслевых карт, характеризующих аспекты свойств геосистем, а также синтезированных дистанционных данных, отражающих интегральную реальную структуру, сразу в определенном масштабе. Первый подход очень трудоемкий, более реален второй путь. Естественно, крупномасштабные ландшафтные карты являются всегда желательным дополнением [Семенов, Суворов, 2008].

Ландшафтное (физико-географическое) районирование предполагает картографическое отображение классификации геохор определенного уровня для того, чтобы схематично показать ландшафтную структуру соответствующей территории. Физико-географическое районирование находится в определенном соотношении с делением территорий по признакам одного из компонентов ландшафтов, поэтому климатические, геоморфологические, почвенно-географические и биогеографические рубежи значимы и для комплексного районирования, но очень часто в качестве рубежей другого (более высокого или более низкого) ранга. Например, граница геоморфологического района может соответствовать границе физико-географической провинции, поскольку климатические и биогеографические особенности, ограниченные этим рубежом, очень значительны [Сочава, 1962]. Поэтому, несмотря на внешнее несоответствие сеток «отраслевых» районирований и комплексного, ландшафтного, районирования, между ними существует органическая связь [Сочава, 1978].

Природные области, как правило, соответствуют почвенно-биоклиматическим разделениям континентов. Каждая природная область представляет собой своего рода поле, в пределах которого выявляются своеобычные почвенно-геоботанические и климатические закономерности (широтная зональность, вертикальная поясность, типы экологических рядов почвенного и растительного покрова и проч.).

Еще в 1962 г. В. Б. Сочава писал, что «природное районирование Дальнего Востока в настоящее время может быть только приближенным. Пока сетка физико-географических районов разных рангов для Дальнего Востока устанавливается путем выделения крупных территориальных подразделений и их последующего дробления. Это так называемое районирование сверху вниз. Однако многие физико-географические рубежи могут быть точно установлены лишь после того, как будут выделены и изучены элементарные природные районы, затем сгруппированные в округа, а последние – в провинции» [Сочава, 1962, с. 24].

Детальность и выбор методики изучения трансграничных геосистем определяются не только целью работы, но и наличием информации об исследуемой территории. К сожалению, территория Дальнего Востока по сравнению с Сибирью до сих пор в физико-географическом отношении изучена слабее, хотя в последние годы появились интересные публикации; особенно малочисленны данные по приграничным монгольским и китайским территориям. Поэтому основными источниками информации о многих трансграничных геосистемах являются данные дешифрирования космических снимков и статистические данные. С. С. Ганзей [2004] считает, что на этой основе возможно проведение среднемасштабных исследований трансграничных геосистем с целью решения ряда вопросов, связанных с перспективами разработки программ их экологически сбалансированного развития.

Физико-географическое районирование трансграничных территорий Сибири и Дальнего Востока (юга азиатской части России и сопредельных государств), схема которого представлена на рис. 3.1, базировалось на принципах выделения геохор регионального уровня [Сочава, 1978] и схеме физико-географических областей Азии [Сочава, Тимофеев, 1968] с использованием опубликованных картографических [Михеев, 1989; Ландшафтная карта СССР, 1987, 1988; Ландшафты юга Восточной Сибири, 1977; Николаев, Самойлова, 1978; Физико-географическое районирование СССР, 1967] и литературных [Бакланов, Ганзей, Ермошин, 2005; Бакулин, Козин, 1996; Винокуров, Цимбалей, 2006; Винокуров, Цимбалей, Красноярова, 2005; Ганзей, 2005; Географические исследования Сибири, 2007; Исаченко, 1985; Маринин, Самойлова, 1987; Михеев, 1987; Мишина, Ганзей, 2004; Пармузин, 1964; Сочава, 1962; Сочава, Космачев, Тимофеев, 1966; Физико-географическое районирование СССР, 1968; Ganzei, Mishina, 2002; Suvorov, Semenov, Antipov, 2007; и др.] материалов.

На схеме (рис. 3.1) показано взаимное расположение геохор следующих таксонов регионального уровня: субконтинентов, физико-географических областей и физико-географических провинций.


Рис. 3.1. Схема физико-географического районирования трансграничной территории юга Азиатской России и сопредельных государств

Согласно В. Б. Сочаве, Д. А. Тимофееву [1968], территория Сибири и Дальнего Востока относится к трем субконтинентам: Северной, Центральной и Восточной Азии.

В Северной Азии, куда входит преобладающая часть рассматриваемой территории, выделяются четыре физико-географические области: Обь-Иртышская равнинная, Южно-Сибирская горная, Байкало-Джугджурская горно-таежная и Амуро-Сахалинская. К субконтинентам Центральная и Восточная Азия в пределах рассматриваемой территории относится только по одной области: соответственно, Северо-Монгольская полупустынно-степная и Восточно-Маньчжурская горная.

Государственная граница между Российской Федерацией и сопредельными государствами в Обь-Иртышской равнинной физико-географической области (1) субконтинента Северная Азия пересекает следующие физико-географические провинции: Притургайскую, Прииртышскую, Барабинскую, Кулундинскую степные и Приишимскую лесостепную.


1 а. Притургайская степная провинция включает участки территории России и Казахстана. Наклонная волнистая равнина, морские палеогеновые и континентальные неогеновые отложения перекрыты маломощными четвертичными элювиально-делювиальными суглинками. В российской части провинции преобладают распаханные черноземы обыкновенные и солонцы под луговыми или степными ассоциациями с солянками, в казахстанской – дерновинно-злаковые степи на южных черноземах и темно-каштановых почвах, солонцы и солончаки.

1 б. Приишимская лесостепная провинция включает участки территории России и Казахстана. Ишимская плоская равнина характеризуется преобладанием озерно-аллювиальных четвертичных отложений. В российской части провинции общий ландшафтный фон создают плоскоместно-западинные поверхности древних ложбин стока с болотами, березовыми колками и солончаковыми лугами на лугово-черноземных и лугово-болотных почвах, которые перемежаются с пологими увалами, занятыми пашнями, березняками и сосняками на темно-серых лесных почвах и черноземах выщелоченных. В казахстанской части преобладают распаханные черноземно-луговые почвы, а также солонцы и солоди.

1 в. Прииртышская степная провинция включает участки территории России и Казахстана. Плоская пологая равнина, озерно-аллювиальные четвертичные отложения подстилаются породами неогена, много озерных котловин. В российской части преобладают распаханные черноземы обыкновенные, лугово-черноземные почвы под колками и разнотравно-злаковыми лугами, в казахстанской – черноземы южные, темно-каштановые почвы, солонцы, солоди под злаково-полынными группировками.

1 г. Барабинская степная провинция включает участки территории России и Казахстана. Центральная часть Обь-Иртышского междуречья, мощная толща рыхлых мезокайнозойских морских и континентальных отложений. Плоская платообразная поверхность, слабо наклоненная с северо-востока на юго-запад. Преобладают разнотравные луга с луговочерноземными почвами и солонцами. На казахстанской территории – только крайняя южная оконечность провинции.

1 д. Кулундинская степная провинция включает участки территории России и Казахстана. Кулундинская тектоническая впадина, флювиогляциальные, аллювиальные и озерные четвертичные отложения. В почвенном покрове доминируют черноземы южные и обыкновенные, на западе провинции – темно-каштановые, в понижениях – солонцы и солонцеватые почвы, 60 % территории распахано, на целинных участках – злаковые, кустарниковые и злаково-полынные степи, ленточные боры. К Казахстану относится только крайняя юго-западная часть провинции.

В Южно-Сибирской горной физико-географической области (2) трансграничными являются следующие физико-географические провинции: Западно-Алтайская предгорно-степная и горно-таежная, Центрально-Алтайская котловинная и горно-таежная, Юго-Восточного Алтая горно-степная и горно-тундровая, Верхнеенисейская горная гольцово-таежная, Окинско-Тункинская горная таежно-гольцовая, Дархадско-Хубсугульская котловинная и горно-таежная, Хамар-Дабанская горно-таежно-котловинная, Селенгинско-Орхонская котловинно-среднегорная остепненная, Хилокско-Чикойская горно-таежно-котловинная остепненная и Онон-Хэнтэйская котловинно-горно-таежная.

2 а. Западно-Алтайская предгорно-степная и горно-таежная провинция включает участки территории России и Казахстана. Высоко– и среднегорные хребты с эрозионно-денудационным рельефом, на юго-западе – эрозионное низкогорье и мелкосопочник. В предгорьях преобладают злаковые и кустарниковые степи на черноземах южных и обыкновенных, в низкогорьях – вторичные березово-осиновые леса с серыми лесными почвами, в среднегорьях – темнохвойная тайга с подзолистыми и дерново-подзолистыми почвами, в высокогорьях – субальпийские и альпийские луга на горно-луговых почвах. К России относится только крайняя северная часть провинции.

2 б. Центрально-Алтайская котловинная и горно-таежная провинция включает участки территории России и Казахстана. Высокогорные хребты с резко расчлененным альпийским рельефом. Межгорные котловины занимают горные злаковые и злаково-разнотравные степи с черноземами южными и обыкновенными. В средне– и высокогорье на северных склонах преобладают парковые лиственничные леса с подзолистыми почвами, на южных – разнотравно-злаковые степные группировки на черноземах или горно-луговых черноземовидных почвах. В альпийском поясе доминируют субальпийские и альпийские луга, кустарниковые заросли на горно-луговых почвах, в нивальном горные тундры чередуются со снежными полями и ледниками. К Казахстану относится только крайний юг провинции.

2 в. Юго-Восточного Алтая горно-степная и горно-тундровая провинция включает участки территории России, Казахстана, Китая и Монголии. Высоко– и среднегорные хребты, плоскогорья и межгорные котловины. Высокогорный рельеф представлен преимущественно альпийскими формами с крутосклонными пиками, острыми гребнями, глубокими ледниковыми карами. В днищах сухостепных и полупустынных межгорных котловин преобладают мелкодерновинные и полукустарничково-ковылковые пустынно-степные ассоциации на каштановых почвах, на склонах соседних хребтов – злаковые и нагорно-ксерофитные степи, переходящие в высокогорные тундрово-степные, тундровые и гляциально-нивальные ландшафты. Лесной пояс выражен фрагментарно. Северная и северо-западная части провинции относятся к России, юго-западная – к Казахстану, южная – к Китаю, юго-восточная – к Монголии.

2 г. Верхнеенисейская горная гольцово-таежная провинция включает участки территории России и Монголии. На севере провинции преобладают среднегорные темнохвойные и гольцовые ландшафты, на юге наряду с темнохвойной тайгой распространены лиственничные леса. В высокогорном поясе доминируют каменистые тундры, в наиболее влажных местах – альпийские и субальпийские луга. К Монголии относится юго-восточная часть провинции.

2 д. Окинско-Тункинская горная таежно-гольцовая провинция включает участки территории России и Монголии. В провинции преобладают среднегорные таежные ландшафты с эрозионным рельефом, в центральной части – высокогорные ландшафты с большим количеством древних плоскогорий, альпийские и субальпийские луга отсутствуют, до 25 % территории занимают гольцы. К Монголии относится только крайний юго-восточный участок провинции.

2 е. Дархадско-Хубсугульская котловинная и горно-таежная провинция полностью располагается в пределах Монголии, ее северная граница практически совпадает с государственной границей. В котловинах представлены спектры ландшафтов от степных и остепненно-луговых с мучнисто-карбонатными черноземами и каштановыми почвами до горно-таежных с подбурами, подзолами и дерновыми лесными почвами, в горном обрамлении преобладают горно-таежные и гольцовые геосистемы с подбурами и глеевыми тундровыми почвами.

2 ж. Хамар-Дабанская горно-таежно-котловинная провинция включает участки территории России и Монголии. Основной фон ландшафтного разнообразия в провинции создают горно-таежные ландшафты с подбурами, мерзлотно-таежными и дерновыми лесными почвами. Значительные площади заняты крутосклоновыми гольцовыми геосистемами. На повышенных участках террас оз. Байкал распространены хвойные и хвойно-мелколиственные подтаежные леса с дерновыми лесными и дерново-подзолистыми почвами. В межгорных котловинах – степные и лесостепные ландшафты с черноземами. Значительная часть провинции – в Монголии.

2 з. Селенгинско-Орхонская котловинно-среднегорная остепненная провинция включает участки территории России и Монголии. Представлена среднегорными хребтами и межгорными понижениями. На этой территории преобладают горно-таежные лиственничные леса с подбурами и бурыми лесными грубогумусными почвами. Вершины хребтов занимают лиственничные редколесья или кедровый стланик. В котловинах сформировались степные и лесостепные ландшафты с черноземами, на склонах, обращенных к котловинам, – сосняки на дерновых лесных, подзолистых или светло-серых лесных почвах. К Монголии относится только крайний юг провинции.

2 и. Хилокско-Чикойская горно-таежно-котловинная остепненная провинция включает участки территории России и Монголии. В провинции преобладают средневысотные сильно расчлененные горные хребты, покрытые горно-таежными лиственничными лесами на подбурах. На вершинах хребтов – лиственничное подгольцовое редколесье или кедровый стланик, горные тундры не занимают больших площадей. В долинах встречаются острова горных степей с черноземами, в нижних частях склонов распространены лиственничники паркового типа на дерновых лесных и подзолистых почвах. К Монголии относится только крайний юг провинции.

2 к. Онон-Хэнтэйская котловинно-горно-таежная провинция включает участки территории России и Монголии. Средне– и низкогорные хребты, сложенные верхнепалеозойскими породами. Преобладающими геосистемами в провинции являются горно-таежные лиственничники на подбурах и дерновых лесных почвах. В нижних частях склонов доминируют лиственничники паркового типа на серых лесных и дерново-подзолистых почвах или березовые рощи на темно-серых и лугово-лесных мерзлотных (неоглеенных) почвах.

К Байкало-Джугджурской горно-таежной физико-географической области (4) относятся Верхнеамурская остепненно-горно-таежная и Верхнеолекминская горно-таежная провинции.

4 а. Верхнеамурская остепненно-горно-таежная провинция включает участки территории России и Китая. Низкогорные хребты, сложенные верхнепалеозойскими и мезозойскими породами. Преобладают геосистемы лиственничных лесов с дерновыми лесными почвами и восточно-забайкальских островных лесостепей с темно-серыми лесными и лугово-лесными мерзлотными почвами. К Китаю относится только крайняя восточная часть провинции.

4 б. Верхнеолекминская горно-таежная провинция включает участки территории России и Китая. Среднегорные массивы, сложенные разновозрастными гранитами, на юге – породами юрского возраста. Практически повсеместно преобладает горная лиственничная тайга с дерновыми лесными и буро-таежными почвами, поднимающаяся даже на вершины среднегорных хребтов. Гольцовые и горно-тундровые геосистемы не имеют широкого распространения. К Китаю относится небольшая юго-восточная часть провинции.

Амуро-Сахалинская физико-географическая область на рассматриваемой территории представлена пятью провинциями: Амуро-Зейской низкогорной южно-таежной, Зейско-Буреинской хвойно-широколиственно-луговой, Малохинганской низкогорной широколиственно-хвойных лесов, Среднеамурской хвойно-широколиственных лесов, Бикино-Вандашаньской низкогорной широколиственно-хвойных лесов и Уссури-Ханкайской низменной лугово-лесной остепненной.

5 а. Амуро-Зейская низкогорная южно-таежная провинция включает участки территории России и Китая. Низкогорные хребты и плато, сложенные верхнепалеозойскими и мезозойскими породами. Преобладают южнотаежные лиственничные травяно-кустарниковые леса на дерновых и бурых лесных почвах. К востоку появляется неморальная растительность. Широкие ложбины стока заняты кочкарными осоковейниковыми, сфагновыми и ерниковыми марями с болотными торфяно– и торфянисто-глеевыми почвами. В долине верхнего Амура – лугово-черноземовидные почвы под луговой и лугово-степной растительностью. В китайской части провинции – остепненные сосновые и березовые подтаежные ландшафты.

5 б. Зейско-Буреинская хвойно-широколиственно-луговая провинция включает участки территории России и Китая. Основную часть провинции занимает расширенная часть долины Зеи и Амура с эрозионно-аккумулятивным равнинным рельефом и редкими низкогорными массивами. На водораздельных пространствах преобладают дубовые, лиственнично-березовые и березовые (с сосной) редколесья с бурыми лесными и лугово-бурыми почвами, на террасах – лугово-черноземовидные почвы под луговой и лугово-степной растительностью, в широких ложбинах – безлесные, с березовым или лиственничным мелколесьем мари с болотными торфяно– и торфянисто-глеевыми почвами. В Китай провинция заходит только своей южной оконечностью.

5 в. Малохинганская низкогорная широколиственно-хвойных лесов провинция включает участки территории России и Китая. Расчлененное плоскогорье, сложенное комплексом изверженных и осадочных пород. В провинции хорошо выражена высотная поясность: в днищах долин и на пологих шлейфах – осоковые и сфагновые мари на болотных торфяно– и торфянисто-глеевых почвах, в нижних частях склонов – дубняки на бурых лесных типичных дренированных участках и лиственничники на бурых лесных глеевых почвах увлажненных местоположений, в средних частях склонов – преобладающие по площади низкогорные геосистемы кедрово-широколиственных и широколиственных лесов с бурыми лесными типичными и оподзоленными почвами, в привершинных частях – темнохвойные леса с господством ели аянской и участием кедра корейского на буротаежных иллювиально-гумусовых почвах. На некоторых вершинах выражен подгольцовый пояс с кедровым стлаником. Большая часть провинции – на территории Китая.

5 г. Среднеамурская хвойно-широколиственных лесов провинция включает участки территории России и Китая. Плоская аккумулятивная равнина, местами холмисто-увалистая, с отдельными низкогорными массивами. На самых низких уровнях преобладают низинные осоковые болота с болотными торфянисто-глеевыми почвами, в более повышенных местоположениях – травянисто-сфагновые болота с болотными торфяно-глеевыми почвами и торфяниками. На слабопокатых предгорных поверхностях – лиственничные, осоковые и долгомошные мари с болотными торфянисто– и торфяно-глеевыми почвами. Островные горы заняты хвойно-широколиственными лесами с бурыми лесными почвами и березово-лиственничными с дерново-подзолистыми почвами. Обширная пойма Амура занята вейниковыми лугами и осоко-вейниковыми болотами на лугово-черноземовидных, луговых заболоченных и лугово-болотных почвах. Значительная часть провинции относится к Китаю.

5 д. Бикино-Вандашаньская низкогорная широколиственно-хвойных лесов провинция включает участки территории России и Китая. Рельеф – среднегорный со слабо волнистыми гребнями и задернованными склонами. В нижнем поясе распространены дубняки леспедециевые с черной березой на бурых лесных оподзоленных почвах, выше – кедровошироколиственные леса с бурыми лесными типичными почвами, в поясе средних и верхних частей склонов – елово-пихтовые леса с буротаежными иллювиально-гумусными почвами, на вершинах – горно-тундровые почвы под кедровым стлаником и горно-тундровой растительностью. Большая часть провинции расположена на территории Китая.

5 е. Уссури-Ханкайская низменная лугово-лесная остепненная провинция включает участки территории России и Китая. Здесь Приханкайская низменность представлена плоскими поверхностями аккумулятивного плиоценового плато, речными и озерными террасами. На нераспаханной территории провинции преобладают остепненные разнотравнозлаковые группировки и кустарниковые заросли на осолоделых луговодерновых и луговых оглеенных почвах. Островные сопки, холмы и высокие террасы оз. Ханка заняты остепненными дубовыми лесами с бурыми лесными оподзоленными почвами, низкие озерные и речные террасы – долинными широколиственными лесами с лугово-бурыми почвами, осоково-вейниковыми, осоковыми лугами и болотами с лугово-болотными и болотными торфянисто– и перегнойно-глеевыми почвами. Северная часть провинции относится к Китаю.

К Восточно-Маньчжурской горной физико-географической области (6) субконтинента Восточная Азия на рассматриваемой территории относится только одна провинция – Приморско-Лаоелинская горно-лесная.

6 а. Приморско-Лаоелинская горно-лесная провинция включает участки территории России, Китая и КНДР. Базальтовое плато со слабо выпуклой поверхностью. Его вершина занята кедровыми лесами с примесью широколиственных пород и ели аянской на буротаежных и бурых лесных типичных почвах, на склонах преобладают грабовые и дубовые леса на бурых лесных оподзоленных почвах, в наиболее низких местоположениях – остепненные редкостойные дубняки с бурыми лесными почвами, остепненные злаково-разнотравные суходольные луга с лугово-бурыми и лугово-черноземными почвами, фрагменты горных и луговых степей. В Россию провинция заходит только своей восточной окраиной.

Относящаяся к субконтиненту Центральная Азия Северо-Монгольская полупустынно-степная физико-географическая область (3) на рассматриваемой территории представлена двумя северными фрагментами, которые относятся к Большеозерной котловинно-полупустынной и Онон– Аргунской горно-степной и возвышенных равнин провинциям.

3 а. Большеозерная котловинно-полупустынная провинция включает участки территории России и Монголии. На южном макросклоне хребтов Танну-Ола преобладают степные геосистемы с отдельными массивами лиственничных лесов паркового типа. В южной части провинции склоны хр. Западный и Восточный Танну-Ола спускаются в Убсу-Нурскую котловину с центрально-азиатскими полупустынными ландшафтами на подгорных делювиально-пролювиальных шлейфах слившихся конусов выноса. Большая часть провинции находится за пределами территории Российской Федерации.

3 б. Онон-Аргунская горно-степная и возвышенных равнин провинция включает участки территории России, Монголии и Китая. Низкогорные хребты, полого-волнистые и мелкосопочные низкогорные равнины, сложенные породами мезозойского возраста. На территории провинции преобладают злаковые (ковыль-тырса, типчак, вострец), пижмовые степи на черноземах мучнисто-карбонатных и бескарбонатных) и мелкодерновинно-злаковые (четырехзлаковые) сухие степи на темно-каштановых почвах. В понижениях – солончаки и солончаковые луга. Наиболее высокие местоположения занимают геосистемы восточно-забайкальских островных лесостепей с темно-серыми лесными и лугово-лесными мерзлотными почвами. Значительная часть провинции относится к Китаю и Монголии.

Как было отмечено выше, детальность изучения трансграничных геосистем во многом определяется наличием информации об исследуемой территории, но некоторые ее участки до сих пор в физико-географическом отношении изучены недостаточно [Ганзей, 2004], поэтому для разработки программ экологически сбалансированного развития регионов трансграничной территории юга азиатской части России и сопредельных государств необходимо дальнейшее изучение ландшафтной структуры, в том числе и детализация схемы районирования.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.447. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз