Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

11.8. Развитие интеграционных трансграничных связей приграничных регионов Дальнего Востока и Китая

<<< Назад
Вперед >>>

11.8. Развитие интеграционных трансграничных связей приграничных регионов Дальнего Востока и Китая

Для Китая в последние десятилетия характерны высокие темпы экономического и социального развития. Поэтому «китайский фактор» в новых политико-экономических условиях становится одним из важнейших в территориальном развитии хозяйства приграничных регионов российского Дальнего Востока. Понятие китайский фактор мы рассматриваем как обобщающее понятие, которое отражает экономические, социально-демографические, природно-ресурсные и другие характеристики Китая и несет в себе совокупность факторов, благоприятствующих (и лимитирующих) развитию приграничных российских территорий. Воздействие «китайского фактора» на приграничные территории российского Дальнего Востока уже сегодня достаточно ощутимо и в целом благоприятно. Вместе с тем определенное регулирование его воздействия может обеспечить больший эффект для дальневосточного региона.

Субъекты российского Дальнего Востока – Амурская область, Еврейская автономная область, Хабаровский и Приморский края – являются теми регионами России, на которые (в силу их экономико-географического положения и структурных, ресурсных и прочих особенностей) влияние китайского фактора наиболее велико. Причем данные субъекты РФ являются одними из наиболее геополитически важных в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому при формировании стратегий их социально-экономического, территориального развития особенно важно учитывать фактор влияния сопредельного государства – и при формировании отраслевой структуры хозяйства, и при размещении производственных, инфраструктурных объектов, и при расселении населения. Из-за географической удаленности от центральных регионов и либерализации транспортных тарифов дальневосточные территории уже около двух десятилетий существуют в условиях определенной экономической «изоляции» от Центральной России и одновременно активного экономического, гуманитарного взаимодействия с сопредельными странами. При отсутствии достаточно «весомого» собственного экономического потенциала и собственного емкого потребительского рынка в середине 1990-х гг. произошла вынужденная переориентация дальневосточных приграничных субъектов на рынки Китая и на внешние рынки Азиатско-Тихоокеанского региона в целом.

Оздоровление политических отношений между двумя великими державами – Россией и Китаем – в течение последних десятилетий способствовало активному развитию связей между ними прежде всего связей между их приграничными регионами («контактными зонами»). Для российского Дальнего Востока (прежде всего, приграничных субъектов) Северо-Восточный Китай уже в настоящее время становится одним из важнейших факторов развития, как благоприятствующим, так и лимитирующим.

Усиление сотрудничества приграничных регионов российского Дальнего Востока с северо-восточными провинциями Китая в последние десятилетия обусловливается, прежде всего, следующими предпосылками:

– для рассматриваемых российских территорий Китай является ближайшим «соседом», что создает благоприятные транспортно-географические условия для развития сотрудничества с ним;

– экономика Китая за этот период стала одной из самых мощных и широко диверсифицированных в мире, что позволяет определить множество направлений достаточно масштабного сотрудничества.

В связи с масштабностью и широкой диверсифицированностью экономики северо-восточных провинций Китая как потенциально основных контрагентов приграничных территорий Дальнего Востока России в международных связях следует также отметить и то, что по темпам прироста ВВП Китай устойчиво занимает лидирующие позиции в мире уже достаточно длительное время (рис. 11.12). По этому показателю с ним не могут сравниться и признанные лидеры мирового развития США и Япония, также рассматривающиеся как важные партнеры приграничных субъектов российского Дальнего Востока в международных связях.


Рис. 11.12. Динамика среднего показателя прироста ВВП (%) ряда стран АТР, рассчитанная для двух периодов развития России. Источник: [Национальные счета России…, 2008, Россия и страны мира, 1996, 2000, 2002].

Ожидается, что и в обозримой перспективе темпы прироста ВВП в Китае сохранятся примерно на таком же уровне. Следовательно, разрыв в экономическом потенциале Китая и России (даже при сохранении достигнутых ею темпов развития в 2000-е гг. в 6,5–7 %) будет только нарастать, что еще более усиливает значимость для России (и прежде всего для приграничных субъектов ДВР) внешнеэкономического сотрудничества с Китаем.

Наряду с этими предпосылками в числе основных благоприятствующих факторов развития сотрудничества приграничных субъектов российского Дальнего Востока и Северо-Восточного Китая можно отметить:

– уникальность природы приграничного Дальнего Востока, богатство его природных ресурсов; к приоритетным, с точки зрения международного сотрудничества, можно отнести цветные металлы, горно-геохимическое сырье, строительные материалы, марикультуру, древесные ресурсы, дикоросы дальневосточной тайги;

– выгодное экономико-географическое и транспортно-географическое положение приграничного региона, непосредственная территориальная приближенность к Китаю. Это создает сравнительные преимущества по транспортным издержкам. Существующие транспортные тарифы выполняют защитную функцию относительно дальневосточного экспорта сырьевой и промышленной продукции на рынки Китая от потенциальных конкурентов из европейских и сибирских регионов страны;

– наличие инфраструктуры для сотрудничества (консульств, представительств компаний, международных банков и пр.);

– связанность транспортных сетей (железнодорожных, автодорожных, авиационных, морских, в перспективе и трубопроводных), сравнительно развитая транспортная и таможенно-пограничная инфраструктура. Здесь располагается ряд приграничных пунктов пропуска, таможенных переходов, несколько международных морских портов;

– структурная и природно-ресурсная взаимодополняемость экономик.

Рассматривая сложившиеся направления внешнеэкономического сотрудничества приграничных субъектов РДВ с северо-восточными провинциями Китая, следует отметить, что ресурсы занимают в них значительное место. Хотя собственный природно-ресурсный потенциал Китая сравнительно высокий, но при сложившихся масштабах и структуре производства он не имеет необходимого уровня самообеспеченности многими видами ресурсов. К тому же Китай в результате политики реформ и открытости также располагает благоприятными возможностями для сотрудничества с другими государствами. С одной стороны, он имеет емкий рынок для зарубежных товаров, а с другой – возможности для экспорта целого ряда товаров, и в первую очередь продукции легкой промышленности и бытовой электроники. Вместе с тем приграничные субъекты Дальнего востока, вследствие экономического кризиса 1990-х гг. пока не способны обеспечить себя в полной мере промышленными потребительскими товарами, продукцией сельского хозяйства, являющимися в основном статьями экспорта Китая. Россия обладает достаточно развитой индустриальной базой, одним из передовых в мире научно-техническим потенциалом. Такая взаимная заинтересованность в сотрудничестве создает необходимые условия для взаимодополняемости экономик сопредельных государств.

– благоприятные двусторонние политические отношения в последние три десятилетия;

– высокий научно-образовательный потенциал населения. В приграничных регионах Дальнего Востока имеется научно-техническая основа для развития наукоемких, высокотехнологичных производств, обеспечивающих выпуск продукции, обладающей высокой востребованностью на мировом рынке.

Однако наряду с позитивными для Дальнего Востока России аспектами во внешнеэкономическом сотрудничестве с Северо-Восточным Китаем можно отметить и явно негативные. Основными лимитирующими для российской стороны факторами развития сотрудничества территориально сопряженных регионов двух стран следует рассматривать:

– экономический кризис 1990-х гг. в России и чрезмерно затянувшийся выход из него, все еще тормозящие развитие экспортной составляющей приграничных субъектов Дальнего Востока. Производство и реализация древесины с низкой степенью переработки, продукции цветной металлургии и горно-добывающей промышленности, мороженой рыбы составляют наибольший удельный вес в структуре экспорта. Неразвитое импортозамещающее производство обусловливает высокую зависимость потребительского рынка от импорта. В связи с отсутствием собственной продовольственной базы и развитой пищевой промышленности в регион необходимо завозить извне до 70 % отдельных видов продовольственных товаров;

– нередко низкое зачастую качество товаров легкой и пищевой промышленности, поступающих в регион из Китая. Например, известно множество случаев завоза товаров, опасных для здоровья населения;

– китайский экспорт продукции легкой, текстильной промышленности и сельского хозяйства (наряду с неблагоприятными внутрироссийскими условиями производства) создал серьезную конкуренцию отечественному производителю. Это привело к резкому сокращению доли обрабатывающей промышленности в ВРП, «работающими» остались преимущественно отрасли, связанные с добычей и первичной переработкой природных ресурсов. Уже сегодня регион очень быстро превращается в ресурсную базу для соседних динамично развивающихся государств, прежде всего Китая – почти 75 % стоимости промышленной продукции составляют сырьевые продукты и энергия.

– приграничные субъекты конкурируют не только с другими регионами Дальнего Востока, но и с регионами Северо-Западного федерального округа (например, в области международных транспортных услуг), а также с регионами Центрального округа (финансовые услуги, образовательные услуги, туризм);

– инфраструктура приграничных субъектов Дальнего Востока требует дальнейшего развития и усовершенствования. Так, конкурентоспособность сервисной экономики (банков, бизнес центров, выставочных информационных центров, гостиниц и пр.) находится на низком уровне, инфраструктура погранично-таможенных переходов недостаточно развита, отсутствуют дороги международного класса, не хватает современных перегрузочных терминалов, а низкий технический уровень портовой инфраструктуры не позволяет принимать контейнеровозы нового поколения;

– сохранение узконаправленной географии внешнеторговых связей делает рассматриваемые территории зависимыми от любых колебаний конъюнктуры внешних рынков, колебаний курсов национальной и зарубежных валют, от ценового диктата торговых партнеров;

– слабость законодательной базы чревата тем, что административные таможенные барьеры, отсутствие гарантий со стороны государства, низкая степень информационного обеспечения (в том числе отсутствие информации о последних изменениях в законодательстве) в условиях нестабильного российского законодательства повышают возможность возникновения различного рода рисков и, таким образом, снижают интеграционный потенциал дальневосточных приграничных территорий. Ряд законодательных актов не только не соответствует современной экономической и политической ситуации, но и утратил свою актуальность;

– высокий уровень коррупции и преступности способствует тому, что доля нелегального торгового оборота все еще остается значительной. Вывозятся в сопредельные государства ценные виды рыб и морепродуктов, недревесные ресурсы леса, редкие виды животных и т. д. Значительный ущерб экономической безопасности региона наносит также незаконная внешнеэкономическая деятельность граждан Китая. Регулярно происходит незаконный вывоз природных ресурсов Дальнего Востока в Китай и близлежащие азиатские страны. Очень часто китайские товары продаются по демпинговым ценам, которые формируются вследствие занижения таможенной стоимости количества товаров. Товары зачастую декларируются под другими наименованиями. В нарушение требований действующего таможенного и валютного законодательства организации, экспортируя товары, в значительных размерах не обеспечивают возврат валютной выручки.

– крайне низок демографический потенциал приграничных регионов российского Дальнего Востока (на конец 2007 г. на территориях Амурской области, Еврейской автономной области и Приморского, Хабаровского краев проживало 4,45 млн чел., в то время как в приграничных с Россией регионах Китая – 132 млн чел., т. е. в 30 раз больше) [Естественное движение населения…, 2008; Приморский край в 2001 г., 2002; Inner Mongolia statistical yearbook, 2007; Heilogjiang statistical yearbook, 2007; Jilin statistical yearbook, 2007; Liaoning statistical yearbook, 2007].

Сложившаяся ситуация вызывает в свою очередь ряд проблем, связанных со снижением контроля (демографического, экономического, военного) над этим стратегически важным регионом России. Совокупность рассмотренных благоприятствующих и лимитирующих факторов позволяет утверждать, что при сохранении благоприятных политических российско-китайских отношений в перспективе можно ожидать дальнейшего усиления связей между российскими приграничными регионами и Северо-Восточным Китаем. Поэтому совершенно необходим сегодня анализ сложившихся направлений сотрудничества, тенденций и темпов их развития, целесообразности и выгодности каждого из них для российской стороны.

Следует отметить, что в силу перечисленных лимитирующих факторов потенциал международного сотрудничества между дальневосточными приграничными регионами и Северо-Восточным Китаем используется недостаточно. Необходима разработка системы мер по созданию более благоприятных условий для сотрудничества, в частности, по наращиванию экономического и демографического потенциала в «контактной зоне» Дальнего Востока России, формированию здесь развитой инфраструктуры на современном уровне и постепенному устранению лимитирующих факторов. В частности, следует развивать современные формы торгово-экономического взаимодействия, прежде всего в сфере инвестиций, производственной и технологической кооперации.

В этих двух регионах активно развиваются в последние годы связи по многим направлениям – внешнеэкономические, торговые, трудовые, культурные, туристские, научные и пр. Наиболее значительны торговые связи (рис. 11.13).


Рис. 11.13. Внешнеторговый оборот приграничных районов Дальнего Востока (по данным: [Внешнеэкономическая деятельность в Приморском крае, 2008])

Масштабы внешнеторговых связей наглядно можно оценивать по тому, что китайские товары (преимущественно пищевые и промышленные потребительские) на рынке потребительских товаров приграничных территорий дальневосточного региона (ДВР) по объему зачастую преобладают над местной продукцией. Не менее значительны товарные потоки и в китайском направлении, но преимущественно сырьевые (древесина, рыба, черные и цветные металлы, их лом, руды и концентраты), а также машиностроительная, в том числе военно-техническая продукция.

Из приграничных с Китаем субъектов российского Дальнего Востока наибольшие объемы внешнеторгового оборота имеет Хабаровский край. Его внешнеторговый оборот с КНР в 2006 г. составил 2028,3 млн дол. США, или 53 % от внешнего товарооборота края. Объем экспорта превысил уровень 2005 г. на 21 % и составил 1504,5 млн дол. Основными товарными группами экспорта Хабаровского край в КНР являются нефть и нефтепродукты (71 %), лесоматериалы (27 %). Объем импорта Хабаровского края из Китая увеличился в 2 раза, составив в 2006 г. 523,82 млн дол. (273,82 млн дол. в 2005 г.).

Приморский край занимает второе место по объему внешнеторгового оборота с КНР, который в 2006 г. вырос на 22 % и составил 1650,2 млн дол. (рис. 11.14). При этом сальдо торговли Приморья с КНР остается отрицательным: при объеме экспорта в 671,9 млн дол. импорт Приморского края из КНР в 2006 г. увеличился на 27 % и составил 978,3 млн дол. В 2007 г. торговый оборот Приморского края с Китаем несколько возрос и составил 1742,5 млн дол. (в том числе импорт – 982,7 млн дол., экспорт – 760 млн дол.). Это 40 % от всего внешнеторгового оборота края[19]. [О внешнеэкономических связях Приморского края, 2007].


Рис. 11.14. Торговый оборот Приморского края с Китаем (по данным: [О внешнеэкономических связях Приморского края, 2003, 2007]).

Такой высокий показатель делает торговые отношения Приморского края узконаправленными и влечет за собой определенные риски. Например, регион становится зависимым от любых колебаний конъюнктуры внешних рынков, колебаний курсов национальной и зарубежных валют, ценового диктата основных торговых партнеров.

Если рассматривать инвестиционное сотрудничество, то Китай входит в девятку основных партнеров Приморского края, занимая там пятую позицию (1,8 млн дол.), пропуская вперед Японию, Сингапур, Республику Корею, Панаму (рис. 11.15).


Рис. 11.15. Иностранные инвестиции в Приморский край и доля китайских инвестиций (по данным: [О внешнеэкономических связях Приморского края, 2007]).

Гораздо теснее связи Приморского края с Китаем в сфере туризма – по-прежнему основную часть туристов, посещающих Приморский край, составляют китайцы (рис. 11.16).


Рис. 11.16. Количество иностранных туристов, посетивших Приморский край в 2007 г. (по данным: [О внешнеэкономических связях Приморского края, 2008]).

Во внешнеторговом обороте Амурской области с КНР в 2006 г. отмечалось снижение в сравнении с предыдущим годом. Объем экспорта в Китай в 2006 г. составил 100,8 млн. дол., что на 25,5 % меньше уровня 2005 г. А стоимость китайского импорта Амурской области в 2006 г. увеличилась на 51 % и составила 130,9 млн дол.

Устойчиво развиваются внешнеэкономические связи с Китаем у Еврейской автономной области. Только за 2000–2006 гг. внешнеторговый оборот ЕАО и Китая возрос более чем в 4 раза (рис. 11.17.).


Рис. 11.17. Внешнеторговый оборот Китая и Еврейской автономной области (мл. дол. США) (по данным: [Статистический ежегодник Еврейской автономной области, 2008]).

Возможности приграничных с Россией территорий Китая – провинций Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин, АР Внутренняя Монголия – для развития интеграционных связей с российскими приграничными территориями и в целом с Россией, несомненно, еще более масштабны. Эти возможности обусловливаются, прежде всего, их весьма значительными демографическими и экономическими потенциалами (табл. 11.4 и 11.5), а также удачной структурной и ресурсной взаимодополняемостью с российскими приграничными территориями.

Таблица 11.4 Площадь территории, количество и плотность населения в приграничных с Россией провинциях КНР


Таблица 11.5 Валовой региональный продукт приграничных с Россией территорий КНР (по состоянию на 2006 г.)


Демографический потенциал сопредельных провинций Китая. Как следует из табл. 11.3, в приграничных с Россией районах КНР проживает более 132 млн чел. – население, сравнимое с численностью населения всей России. Плотность населения неравномерна: в провинции Цзилинь она превышает средний показатель для Китая, в АР Внутренняя Монголия этот показатель в 6,8 раз меньше, чем в целом по стране. Это объясняется более суровыми природными условиями данной территории. Естественная динамика населения характеризуется положительными тенденциями, несмотря на меры, принимаемые в КНР «по контролю» за ростом населения. Например, в провинции Хэйлунцзян в 1978 г. естественная динамика населения характеризовалась довольно высокими показателями роста – 12,2 %, к 2006 г. снизилась до 1,8 %, а к 2006 г. вновь возросла. При сохранении современных тенденций естественной динамики населения к 2015 г. можно ожидать увеличения населения еще на 10–13 млн чел., т. е. только ожидающийся прирост населения в провинции Хэйлунцзян в 1,5–2 раза больше численности современного населения российского Дальнего Востока.

Валовой региональный продукт. В 2006 г. валовой национальный продукт КНР составил 21,087 трлн юаней, а ВРП приграничных с Россией территорий КНР – 2,451 трлн юаней, или 11,7 % от национального показателя (табл. 11.5).

Среди провинций северо-востока КНР наибольший ВРП производит провинция Ляонин. Вместе с тем для АР Внутренняя Монголия в последние годы характерны наибольшие показатели индекса роста ВРП (см. табл. 11.5). Динамика роста ВРП провинции Хэйлунцзян приведена на рис. 11.18.


Рис. 11.18. Динамика роста ВРП провинции Хэйлунцзян за 1980–2006 гг. (по данным: [Heilonhjiang statistical yearbook, 2007]).

За этот период ВРП провинции вырос в 28 раз – с 22,1 млрд юаней до 618,9 млрд юаней. Такие же тенденции роста ВРП характерны и для других приграничных с Россией территорий КНР.

Таким образом, при планировании социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока необходимо учитывать факторы, связанные с развитием сопредельных стран и их приграничных территорий. КНР, по-видимому, будет оказывать существенное влияние на динамику развития не только юга Дальнего Востока России, но и Забайкалья, Республики Саха (Якутия). В настоящее время в КНР принята программа модернизации промышленной базы северо-востока, выделяются значительные финансовые средства на улучшение экологической обстановки.

Рассмотрим наиболее значимые факторы, способные ускорить или замедлить социально-экономическое развитие Сибири и Дальнего Востока. В приграничных с Россией территориях КНР проживает более 132 млн чел., плотность населения колеблется от 20,3 до 145,7 чел./км2, что во много раз превышает аналогичные показатели на российской территории. Индексы роста ВРП приграничных с Россией территорий за последнее время остаются высокими и изменяются для разных приграничных территорий КНР от 109,5 до 123,8 %. Вместе с тем ряд факторов, связанных с природно-ресурсным потенциалом этих территорий, может замедлить развитие экономики и оказать определенное влияние на развитие экономики Сибири и Дальнего Востока.

Значительное развитие в приграничных с Россией провинциях Китая получила активно участвующая во внешнеэкономической деятельности, в том числе на потребительских рынках Дальнего Востока России, сельскохозяйственная отрасль. Основные посевные площади сельскохозяйственных культур расположены в провинции Хэйлунцзян (табл. 11.6). Посевные площади провинции составляют 56,7 % от таковых на северо-востоке КНР. В настоящее время рост посевных площадей в этом регионе связан с освоением водно-болотных угодий на Синьцзянской равнине.

Таблица 11.6 Посевные площади и сбор сельскохозяйственных культур в приграничных районах Китая (по состоянию на 2006 г.)


В 2006 г. в КНР был собран урожай зерновых в 442,4 млн т. Общая доля провинций северо-востока КНР и АР Внутренняя Монголия в этом урожае составила 18,5 %. Больше всего зерновых было собрано в провинции Хэйлунцзян – 26,1 млн т. Необходимо отметить, что урожайность зерновых значительно превышает таковую на юге Дальнего Востока России: в провинции Хэйлунцзян она составила 53,8 ц/га, в провинции Цзилинь – 70,7 ц/га, в провинции Ляонин – 59,3 ц/га при средней урожайности зерновых по стране в 53,2 ц/га [China statistical yearbook, 2007].

В Северо-Восточном Китае, прежде всего в приграничных районах провинции Хэйлунцзян, уже сформировались не только производственная и торговая зоны, нацеленные на российский рынок (хозяйства по выращиванию овощей и фруктов, оптовые базы, предприятия легкой промышленности), но и сегмент экономически активного населения, ориентированный на Дальний Восток России. Так, из почти 16 тыс. иностранных граждан, получивших в 2007 г. разрешение на осуществление трудовой деятельности в Приморском крае, выходцы из Китая составили 40 %. Значительное количество китайских рабочих имеется и в других приграничных регионах России.

Самыми распространенными сферами деятельности китайских рабочих являются строительство и сельское хозяйство. Так, в сельскохозяйственной сфере многие коллективные хозяйства и фермеры, при высочайшем уровне безработицы на селе, нанимают выходцев из Китая и им же сдают в аренду пустующие участки. Эффективность применения их труда, особенно с учетом использования ими традиционных технологий, приспособленных к природным условиям региона, оказывается более высокой. На наш взгляд, привлечение иностранной рабочей силы – в целом явление позитивное, оно экономически оправдано и целесообразно.

Благоприятную модель сотрудничества между Россией и Китаем обеспечивают прежде всего взаимные интересы стран. Если говорить об условиях, существующих в обеих странах, то Россия обладает достаточно развитой индустриальной базой, стоит на передовом научно-техническом уровне в мире, располагает богатыми природными ресурсами и высококвалифицированными научно-техническими кадрами. Китай в результате политики реформ и открытости также имеет благоприятные возможности для сотрудничества с другими государствами: с одной стороны, он обладает емким рынком для зарубежных товаров, а с другой – возможностями для экспорта ряда товаров, в первую очередь продукции легкой промышленности и бытовой электроники. Эта взаимодополняемость в области экономики создает необычайно благоприятные условия для расширения торговли и экономического международного сотрудничества между Китаем и Россией.

Наряду с двусторонним сотрудничеством оно подразумевает и широкое взаимодействие в международных делах. В обозримой перспективе по мере укрепления российской экономики и в целом геополитического потенциала России можно ожидать усиления российско-китайских взаимодействий и в этом направлении, и в первую очередь повышения активности всех приграничных субъектов Дальнего Востока.

Как позитивный момент в трансграничном сотрудничестве двух рассматриваемых регионов можно отметить и то, что в условиях политико-экономического кризиса 1990-х гг. и значительного свертывания производства в пищевой, легкой промышленности и сельском хозяйстве российских регионов (как и в прочих сферах экономики) потребительский рынок региона оставался заполненным необходимыми товарами.

Сегодня немаловажным фактором для развития международного сотрудничества является взаимосвязанное развитие транспортной инфраструктуры по обе стороны границы (развитие сети автомагистралей, железных дорог, создание новых и модернизация имеющихся таможенных переходов, аэропорта, развитие трубопроводного транспорта), большое значение имеет сотрудничество в сфере трудовых ресурсов, в развитии торговли военной техникой и т. д.

Одним из важнейших направлений российско-китайского сотрудничества является научно-технический обмен. Перспективной формой сотрудничества в этой сфере может стать, например, освоение новых высоких технологий.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что «китайский» фактор развития приграничных субъектов российского Дальнего Востока в целом благоприятен. Трансграничное сотрудничество благоприятно и для китайских приграничных с Россией территорий. Можно ожидать, что благоприятным оно останется для обеих сторон и в обозримой перспективе. При этом некоторые направления связей российского Дальнего Востока и Северо-Восточного Китая нуждаются в более строгом контроле и регулировании (например, в области незаконной трудовой миграции, торговли военно-технической продукцией и т. д.).

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.528. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз