Книга: Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей

К– и r-стратегии социальных контактов как психологические типы

<<< Назад
Вперед >>>

К– и r-стратегии социальных контактов как психологические типы

– Почему ты позволяешь соседям охотиться на твоих полях?

– Я предпочитаю иметь приятелей, а не зайцев.

А. С. Пушкин. Записные книжки

Помимо роли окситоцина и вазопрессина другим важным открытием в результате изучения семейной жизни полевок является генетическая детерминация стратегии размножения.

Стратегия социальных контактов – признак с высокой наследуемостью

Это было показано, в частности, в экспериментах с перекрестным воспитанием детенышей матерями полевок двух видов с противоположными стратегиями репродукции. Сразу после рождения детенышей меняли матерями. Родившихся у самки К-стратега подкладывали самке r-стратегу, а ее детенышей – матери К-стратегу. Этот метод называется перекрестным воспитанием. Помет детенышей, генетических К-стратегов, погибал в гнезде приемной матери r-стратега, так как им необходим постоянный обогрев, который самка r-стратег не обеспечивает. Генетические r-стратеги, выросшие в гнезде родителей К-стратегов, став взрослыми, использовали наследственную, а точнее, генетически детерминированную r-стратегию репродуктивного поведения.

Таким образом, тип стратегии репродуктивного поведения относится к числу признаков, которые крайне незначительно модифицируются факторами внешней среды, а определяются наследственностью. Иначе говоря, внимание к собственным детям нельзя воспитать.

Наиболее ярко противоположные стратегии социальных контактов проявляются, конечно же, в репродуктивном поведении, т. е. в стратегии размножения. Но поведение, характерное для двух стратегий размножения, проявляется не только в отношениях к детям и супругам. Стратегии репродуктивного поведения являются частным случаем стратегий социальных контактов. Аффилиативное поведение обеспечивает не только взаимоотношения репродуктивных партнеров, но и стабильность любых социальных групп (рис. 7.23).


Рис. 7.23. Примеры аффилиативного поведения

Следует отметить, что в структуре аффилиативного поведения всегда присутствует аллогруминг, и в эксперименте аффилиативное поведение количественно определяется именно по интенсивности аллогруминга (см. главу 4), т. е. по времени, в течение которого одна особь прикасается к другой. Физический контакт двух особей, как правило, сопровождается чисткой: у зверей – шерсти, у птиц – перьев.

– Выбирай – я или этот кот!

– Ну, я тебя выбираю. Все-таки тебя я давно знаю, а этого кота в первый раз вижу.

Э. Успенский

К-и r-стратегии размножения являются частным случаем К– и r-стратегий социальных контактов

Персонаж Э. Успенского – это очевидный К-стратег, так как в случае необходимости альтернативного выбора предпочитает хорошо знакомого человека. Обладатель противоположного психологического типа выберет незнакомца, поскольку общение с ним сулит новые впечатления и с ним интереснее.

К-стратеги, установив социальные связи, крепко держатся за них. У r-стратегов имеется большое количество социальных контактов, которые легко возникают и также легко угасают. Типичный социальный r-стратег описан Львом Толстым:

Привязанностей, дружбы, любви, как понимал Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком – не с известным каким-нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами. Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю свою ласковую нежность к нему (которою он невольно отдавал должное духовной жизни Пьера), ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним[264].

Современное человечество биологически отличается от древних греков только долей людей с разными стратегиями социальных контактов. При преобладании в человеческой популяции r-стратегов в античном мире встречались и очевидные К-стратеги. В поведении Антигоны принято находить инцестуальные и тираноборческие мотивы. Скорее всего, его проще и полнее можно охарактеризовать как реализацию К-стратегии социальных контактов. Антигона сопровождала убитого горем, ослепившего себя отца не потому, что испытывала к нему половое влечение, а только потому, что это был ее отец. Впоследствии она нарушила закон о наказании государственных преступников не из-за преданности идеалам свободы и демократии. Она всего лишь похоронила брата, тело которого за предательство царь Креонт приказал отдать на растерзание псам и птицам, потому что это был близкий член семьи, и Антигона была обязана выполнить свой долг единственной оставшейся в живых родственницы.

К– и r-стратегии социальных контактов можно рассматривать как поведенческие типы. При этом очевидно различие в потребностях особей двух типов. Чтобы с уверенностью можно было говорить о поведенческих (психологических) типах, надо показать достаточно высокую зависимость потребностей в дружелюбном поведении от генетического фактора. Помимо данных, полученных на полевках, контрастные типы социального поведения внутри одного даже не рода, а вида обнаружены у ящериц.

У самцов ящериц Uta stansburiana, обитающих на западе США, имеются различные стратегии размножения. Примечательно, что индивидуальные особенности их поведения жестко связаны с цветом пятен на горле. Самцы с оранжевым пятном не образуют стабильных супружеских пар, не имеют собственной территории, поэтому агрессивны в своих претензиях на самку. Самцы с синим пятном демонстрируют супружеское поведение: кормят свою самку и, не претендуя на расширение своей территории, защищают имеющиеся границы от агрессивных чужаков. Самое интересное в поведении «синих» ящериц – их кооперация с другими «синими». Они стараются устраиваться по соседству и совместно отражают вторжения «оранжевых». И уж совсем замечательно, что «синие» соседи чаще всего не являются родственниками[265].

Отсутствие родственных связей не укладывается в популярную в современной теории эволюции концепцию родственного отбора, или кин-селекции, согласно которой альтруистическое поведение объясняется помощью носителям тех же генов, что и у субъекта. Согласно этой концепции, например, люди охотнее помогают сибсам (братьям и сестрам) по матери, чем сибсам по отцу, потому что дети одной матери наверняка имеют половину общих генов, а юридический отец не обязательно является биологическим.

Анализ ДНК ящериц с синими пятнами показал отсутствие родственных связей между кооперирующимися самцами. Следовательно, помогают другу другу особи, связанные не общими предками, а единым поведенческим типом, который включает в себя социальность и склонность к взаимодействию с другими.

То, что поведение самцов с разным цветом пятен остается одинаковым на всем протяжении их жизни, позволяет говорить об определенном поведенческом типе. Жесткая связь с цветом пятна, который тоже не меняется в течение жизни, дает основание говорить о генетической детерминации этого типа. Выраженная забота о потомстве у самцов с синими пятнами на горле указывает на то, что их поведенческий тип можно характеризовать как К-стратегию.

Ящерицы Uta stansburiana не являются уникальным биологическим видом. Аналогичные закономерности поведения обнаружены и у ящериц Lacerta vivipara, живущих в Испании. Удаленность ареалов двух видов указывает на то, что, скорее всего, разные стратегии социальных контактов возникли у них независимо друг от друга. Следовательно, есть все основания полагать, что и других животных тоже есть аналогичное деление. Видимо, исследователи просто пока не обнаружили его, поскольку далеко не у всех видов имеется такой четкий полиморфизм, как цвет отдельных участков кожи.

Огромная роль наследственности в стратегии социальных контактов хорошо известна заводчикам собак. Каждая порода имеет свои особенности, выражающиеся в степени стабильности ее привязанностей к прочим членам сообщества (рис. 7.24).


Рис. 7.24. Определенная – К– или r-стратегия социальных контактов сохраняется внутри пород собак, что свидетельствует о большой роли генетического фактора в проявлении этого поведения

Чау-чау – облигатные К-стратеги. Если сексуально наивный кобель по недосмотру заводчика покроет случайную суку, то в дальнейшем он будет отказываться крыть любых других сук – будет верен «первой любви». В силу своей К-стратегии чау-чау плохи как семейные собаки-компаньоны. Собака выбирает одного человека, причем необязательно мужчину, и бывает предана ему одному, а остальных домашних игнорирует.

Лайки – r-стратеги. «Все люди – хорошие» – это их генетически детерминированное мировоззрение. Они любят хозяина, но любят и любого случайного человека. Поэтому их нельзя использовать для охранно-караульной службы и даже не стоит оставлять на улице, если хозяин заходит, например, в магазин

Человек, как правило, принципиально не отличается от ящериц и собак. Обнаружен значительный вклад генетического фактора в проявление доверчивости и благодарности – качеств человека, склонного к тесным социальным контактам, т. е. относящегося к К-стратегам. Доверчивость и благодарность измеряли по результатам экономических игр, подобных описанной выше в этом разделе, а вклад генов определяли, сопоставляя результаты, показанные однояйцевыми и двуяйцевыми близнецами[266]. Сравнение одно– и двуяйцевых близнецов позволяет разделить влияние генов и влияние воспитания в семье. Однояйцевые близнецы имеют абсолютно одинаковые генотипы, а у двуяйцевых общими являются только 50 % генов. Те и другие воспитываются в одной семье, т. е. на них действуют одинаковые средовые факторы в раннем возрасте, когда происходит формирование человеческой личности. Исследуемые признаки, в данном случае доверчивость и благодарность, варьируют, т. е. проявляются в разной степени у разных людей. Анализируя вариативность признака у одно– и двуяйцевых близнецов, можно высчитать вклад генов и вклад семейного воспитания в проявление этого признака.

Всего в исследованиях участвовало 1364 испытуемых. Оказалось, что гены в два раза больше влияют на проявление доверчивости и благодарности, чем семейное воспитание. Другими словами, у одних и тех же родителей, в одной и той же семье могут расти два ребенка, одному из которых надо постоянно напоминать, что, по выражению Вадима Шефнера, «недостатки хороших людей не делают их плохими», а для другого это имманентная установка.

Таким образом, К-стратегия социального поведения в очень большой степени является врожденной. Хороший способ доказать врожденность какого-то признака, т. е. б?льшую роль генов, а не среды в его проявлении – провести искусственный отбор животных. Пока что не было попыток их лабораторной селекции по предпочтению знакомых и незнакомых особей. Тем не менее крысы, генетически селектированные по типу поведения А и Б, демонстрируют противоположный стиль социальных контактов. Животные типа Б активно отвечают на поведение и эндокринные реакции другого животного. Крысы типа А индифферентны к поведению соседа[267]. Очень показательны различия в системе окситоцина этих животных. У животных типа А активность системы окситоцина в два раза ниже, чем у животных типа Б[268].

Несмотря на высокую наследуемость этого признака, активность системы окситоцина подвержена влияниям среды, особенно при неблагоприятных для организма воздействиях. Ранние социальные стрессы, вызванные разлукой с матерью, приводят к измененному уровню окситоцина у взрослых особей. Например, у макак-резусов, которые воспитывались в изоляции от матери, в возрасте 18, 24 и 36 месяцев драматически снижено количество аффилиативных социальных контактов (в том числе длительность аллогруминга) и увеличено число агонистических контактов, а также продолжительность стереотипных двигательных актов. У таких изолянтов концентрация окситоцина в спинно-мозговой жидкости значительно ниже, чем у нормальных, т. е. выращенных с матерью обезьян[269].

Сходные результаты получены при исследовании людей с дефицитом контактов с родителями. Дети, которые с самого рождения были лишены материнского ухода, став взрослыми, страдают эмоциональными расстройствами и демонстрируют нарушенное социальное поведение. У них также обнаружена сниженная активность систем окситоцина и вазопрессина[270]. Нарушения в системе окситоцина отмечены и у детей, лишенных отцовского присутствия. Как известно, у детей матерей-одиночек повышен риск эмоциональных расстройств. У взрослых мужчин, выросших без отца, ослаблено тормозное влияние окситоцина, вводимого интраназально, на стрессорный подъем кортизола в крови[271].

К средовым влияниям относится и старение. Как влияет возраст на активность системы окситоцина, известно мало. Но то, что с годами свойства психики, связанные с окситоцином, проявляются слабее – несомненно.

Очень немногие люди до старости сохраняют оптимизм, беспечность и доброжелательство, типичные для детства и юности. Можно по пальцам пересчитать мемуары, написанные в бодрой манере. В этом жанре пишут люди немолодые, отягощенные житейской мудростью, и очень у немногих сохраняется доброжелательное отношение к человечеству. Редкими примерами такого преломления прошлого через светлую, незамутненную призму души могут быть «Записки кирасира»[272] Владимира Трубецкого или воспоминания об университете Михаила Веллера.

Взрослые называют детство «счастливой порой» (хотя сами дети так не считают), в первую очередь из-за ее беззаботности. Повести о Карлсоне, принадлежащие перу Астрид Линдгрен, не поняты в Швеции, несмотря на всеобщее уважение и любовь, которую питают к писательнице на ее родине. Считается, что Карлсон – это антигерой, т. е. пример того, каким не должен быть мальчик. Действительно, Карлсон привержен нездоровой системе питания. Он ленив, хвастлив, бестактен, лжив, вороват и труслив. Карлсон неряшлив, часто бросает начатое дело. Более того, он плохой товарищ: после очередной шалости улетает, оставляя Малыша одного объясняться с родителями. И тем не менее этот неприятный тип пользуется в нашей стране исключительной популярностью. Причем она не связана с симпатиями детей. Они читают, слушают и смотрят то, что им предлагают взрослые. А взрослым очень нравится Карлсон. Три повести регулярно переиздаются, написана песня на музыку поп-группы Christie, сняты мультфильмы, со сцены нескольких театров – не детских – десятилетиями не сходят постановки о Малыше и Карлсоне (рис. 7.25).


Рис. 7.25. Образ Карлсона очень импонирует взрослым людям. На снимке Алиса Бруновна Фрейндлих среди нескольких поколений актеров, игравших в спектакле о Малыше и Карлсоне

Что же привлекает взрослых в этом типе? Надо думать, что такое связанное с окситоцином свойство психики, как беспечность и безмятежность. Именно способность Карлсона не задумываться об отдаленных последствиях своих поступков, несомненная инфантильность и склонность любую неприятность отметать словами «Ерунда, дело житейское» привлекают к нему взрослых людей, несмотря на все его недостатки и пороки. Способность весело, беззаботно смеяться так высоко ценится взрослыми, что они готовы заплатить за нее очень большую цену, как, например, в сказке Джеймса Крюса «Тим Талер, или Проданный смех»[273].

Душевная легкость и доброжелательность – вот что делает легкомысленного и вечно безденежного Степана Аркадьича Облонского любимого всеми персонажами романа:

Несмотря на то, что Степан Аркадьич был кругом виноват перед женой и сам чувствовал это, почти все в доме, даже нянюшка, главный друг Дарьи Александровны, были на его стороне.

…Степана Аркадьича не только любили все знавшие его за его добрый, веселый нрав и несомненную честность, но в нем, в его красивой, светлой наружности, блестящих глазах, черных бровях, волосах, белизне и румянце лица, было что-то, физически действовавшее дружелюбно и весело на людей, встречавшихся с ним. «Ага! Стива! Облонский! Вот и он!» – почти всегда с радостною улыбкой говорили, встречаясь с ним. Если и случалось иногда, что после разговора с ним оказывалось, что ничего особенно радостного не случилось, – на другой день, на третий опять точно так же все радовались при встрече с ним.

…Степан Аркадьич был на «ты» почти со всеми своими знакомыми: со стариками шестидесяти лет, с мальчиками двадцати лет, с актерами, с министрами, с купцами и с генерал-адъютантами, так что очень многие из бывших с ним на «ты» находились на двух крайних пунктах общественной лестницы и очень бы удивились, узнав, что имеют через Облонского что-нибудь общее[274].

Более того, безмятежность, хотя часто и переходящая в беспечность, делает Степана Аркадьича самым симпатичным героем русской литературы, переполненной лишними людьми, психопатами, уродами и «свиными рылами», мятущимися и страдающими душами – героями, мучительно ищущими, размышляющими и борющимися как против, так и за.

Безмятежность Степана Аркадьича проявлялась не только в его отношениях с людьми, но и в его самооценке. Когда Левин заявил ему, что тот задешево продал лес и что купец недоплатил ему несколько тысяч рублей, Степан Аркадьич отмахнулся – брось, всегда так говорят. А ведь он очень нуждался в деньгах. Более того, узнать, что ты совершил крупную ошибку, всегда неприятно. Люди часто указывают знакомым на невыгодность только что заключенной теми сделки; этим они повышают свою самооценку. И мало у кого хватает безмятежности Степана Аркадьича, чтобы махнуть рукой на свой промах и даже не спросить: «Где ж ты раньше был со своими советами?»

Заметим, что легкость характера Степана Аркадьича помогала ему и в службе. «Не завидовать, не обижаться, не ссориться» – три правила успеха в любом сообществе, в том числе и при построении служебной карьеры (заметим, что Льву Толстому так понравилась простота этих правил, что он дважды перечислил их в романе).

Безусловно, безмятежность, составляющая основу психологического типа Степана Аркадьича, является его врожденной особенностью.

Безмятежность, в частности доброжелательность к людям, занимает ключевое место в одной из моделей личности, используемых в современной психологии, так называемой большой пятерке[275]. Эта модель включает следующие факторы (в скобках указаны прилагательные, характеризующие людей с крайним проявлением данного фактора):

1) экстраверсия (общительный, энергичный, активный);

2) уживчивость (добродушный, сотрудничающий, доверяющий);

3) конформность (добросовестный, ответственный, дисциплинированный);

4) эмоциональная стабильность (спокойный, не невротичный, не подавленный);

5) открытость (интеллектуальный, блестящий, независимо мыслящий).

Обратим внимание на второй фактор. Его называют не только уживчивостью, но и конформностью, и привязанностью. Этому фактору соответствуют такие человеческие качества, как дружеское расположение, доверчивость, сотрудничество, а также зависимость и принятие индивида группой. Если в результате тестирования человек получает высокие значения этого фактора, значит, он позитивно относится к окружающим и испытывает потребность быть рядом с ними. Как правило, люди, относящиеся к модели личности, определяемой вторым фактором, добры и отзывчивы; они хорошо понимают других, чувствуют личную ответственность за благополучие окружающих и терпимо относятся к их недостаткам. Умеют сопереживать, поддерживают коллективные мероприятия и ощущают ответственность за общее дело. Взаимодействуя с другими, такие люди стараются избегать разногласий, не любят конкуренции и скорее предпочитают сотрудничать с людьми, чем соперничать с ними.

Несмотря на различные названия этого фактора и разные прилагательные для его характеристик, все указывает на его несомненную связь с активностью системы окситоцина. А это свидетельствует о том, что такая характеристика человека действительно относится к одной из базовых черт личности.

Подводя итоги обсуждению вопроса о стратегиях социальных контактов человека, следует сказать, что, несомненно, существуют две такие стратегии: r– и К-. Они проявляются прежде всего в отношениях к собственным детям, но также и при всех других социальных контактах. К-стратегия сопряжена с высокой активностью системы окситоцина в организме, а r-стратегия – с низкой. Эти два стиля поведения детерминированы генетически, но могут изменяться, по крайней мере временно, при манипуляциях уровнем окситоцина в организме.

Практическое значение исследования биологических маркеров К-стратегии очевидно. Женщина предъявляет к половому и репродуктивному партнеру различные и во многом противоположные требования. Если любовник должен обладать максимальным количеством достоинств, то у мужа должно быть минимальное количество недостатков и только два положительных качества: приносить деньги и хорошо относиться к детям. Поэтому проблема выбора супруга значительно облегчится, когда будут найдены конкретные биологические признаки склонности человека к поведению, обеспечивающему К-стратегию размножения.

Тип стратегии размножения, к которому принадлежит человек, выявляется только после рождения у него ребенка, когда гормональная реакция, сопровождающая роды, инициирует комплекс родительского поведения. Трудно до родов определить принадлежность женщины тому или иному психологическому типу – r– либо К-стратегии. Если бы можно было определить заранее слабость материнского поведения, то к повышенной родительской нагрузке мог бы заранее готовиться супруг.

Множество человеческих драм происходит из-за того, что пару пытаются составить два человека с полярными стратегиями социальных контактов. Один из знаменитых примеров такой трагедии создан Проспером Мериме и положен на музыку Жоржем Бизе.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.690. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз