Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Охота на тигра: сегодня

<<< Назад
Вперед >>>

Охота на тигра: сегодня

Если охота на бурого медведя традиционно считается в России самой престижной, то охота на тигра давно ушла в область легенд. Туда, где остались охоты на тура, мамонта и шерстистого носорога. Так, по крайней мере, мне казалось, когда я переезжал из сумрачного, но по-домашнему уютного Магадана в кипучий по-столичному Владивосток.

Конечно, как и многие мои сверстники, бредившие охотой, я зачитывался замечательными книгами Дж. Корбетта и К. Андерсона об охоте на тигров в далёкой и таинственной Индии.

А ещё в моих руках побывала книга «Владыка джунглей», принадлежащая перу известного зоолога А. Слудского, в которой были собраны все сведения о тигре, известные на момент её написания, то есть к 1964 году. Были там сведения и об охоте — увлекательные рассказы Н. Байкова, Верненского Гражданина (Б. Карпова) и Эль-Регистана о поединках человека с этим крупным и, без сомнения, самым опасным хищником тогдашнего СССР. Кстати, во время прочтения я с удивлением заметил, что такие прославленные путешественники и охотники, как Н. Пржевальский и В. Арсеньев, сами не смогли добыть полосатую кошку.


Несмотря на любые запреты, тигр был и продолжает оставаться объектом охоты. Только нелегально. Фото IGOR АК. keshouan@mail.ru

Во второй части того же тома подробнейшим образом обсуждалась тема стремительного сокращения тигриного населения в Средней Азии и на Дальнем Востоке. Проблемы добычи этого зверя в послевоенный период были представлены в очерке В. Сысоева «Тигроловы», из которого явствовало, что тигра на Дальнем Востоке предпочитают не убивать, а ловить. Правда, оказавшись в Приморье в 1980 году, я с некоторым недоумением услышал, что тигра время от времени постреливают.


Тигр, незаконно отстрелянный в Тернейском районе.

«Редчайшая кошка СССР» для большинства встреченных мной в те годы охотников была вполне бытовым зверем. И в придачу — не очень удобным соседом по тайге.

— Противная тварь, чего уж говорить, — морщился охотник Николай из Ольгинского района. — Как заведётся на участке — так и житья нету. Кабанчиков пасёт, и не только пасёт, но и разгоняет. А когда снега много, у кабана спасение одно — гуртом держаться. Гурт снег разбивает до грунта, добираются так свинки до хвоща, жёлудя и кедра. И ночуют свиньи вместе. А тигр повадится из гурта свиней таскать, да и разгонит его. А поодиночке кабанчики от бескормицы дохнуть…

… — Потом собачек тигра таскает. А может и по твоим следам начать ходить…

— И что же тогда? Тигроловов вызывают? — спрашивал я, молодой и восторженный.

— А на хрена их вызывать-то? — удивлялся Николай, затягиваясь папиросой. — На тигру много всякой управы есть. Можно её петлёй поймать. Самострел поставить. Отравить. Ну, если встретится по дороге, — приварить ей в бок из винта.

— Так, это… Охраняемый вид… В «Красной книге», — удивлялся я.

— А ты и не подходи к ней, раз в «Красной книге», — поучал меня, молодого, опытный охотник Николай. — Тебе что надо — на мясо её или на шкуру какую? Если тебя с этим поймают, то знаешь, какой вой в городе будет! Будто человека убили… Тебе ж не мясо её нужно, а так — чтобы в лесу не мешала. Ты стрельни — и не ходи в ту сторону. Чтобы своего следа не пускать. Найдут её — ну, сдохла тигра. Отчего — не знаю, почему — не ведаю…

Так, студентом первого курса биофака ДВГУ, я понял, что охота на тигра далеко ещё не отошла в область преданий и сказок.

Как я уже писал выше, сельский житель русского Дальнего Востока тигров недолюбливает. Особенно это утверждение справедливо в отношении промысловых охотников.

Вдвойне — если он выходит в тайгу с собаками. Втройне — если держит лошадей. Поэтому первая мысль этого охотника, когда он обнаруживает на своём участке следы огромной полосатой кошки, — надолго ли ему такая напасть?

Вопрос этот отнюдь не праздный. Индивидуальные участки у тигра велики, и есть некоторый шанс, что гигантский кот не будет проводить всё своё время в угодьях охотника имярек. Может случиться и так, что тигр на участке оказался «ходом», перемещаясь из одной местности в другую. Подобное периодически происходит, и такое мимолётное соседство можно перетерпеть. Хуже, если этот тигр — молодой зверь, обнаруживший свободное место в достаточно густо заселённых своими соплеменниками угодьях, а значит — он пришёл всерьёз и надолго, что заставляет задуматься.


Таёжная осень — начало охоты на копытных. Тогда же учащаются случаи стрельбы по тиграм.

Но даже постоянное пребывание амурского тигра на участке не означает, что охотник немедленно принимает решение покончить с ним. Полосатый хищник может выбрать для своего постоянного обитания самые глухие и малопосещаемые углы охотничьей территории человека. Он также может равномерно распределить свою «нагрузку» между тремя-четырьмя промысловыми участками и тем самым снизить неизбежное раздражение от взимаемой «дани».

Кроме того, некоторые охотники справедливо считают, что так же, как есть «хорошие» и «плохие» медведи, точно так же есть «хорошие» и «плохие» тигры. Критерий деления понятен — не попадается на глаза, не ловит собаку, не пытается задрать лошадь, не преследует человека… С таким тигром, считается, жить можно. Ведь убьёшь его — свято место пусто не бывает, придёт на его место зверь молодой, неопытный, как поведёт себя — неизвестно…

Наиболее терпимо люди относятся к тому, что тигр охотится за принадлежащими им собаками. Видимо, списывают это на взаимную биологическую ненависть кошачьих и псовых. Это не значит, что тигру безоговорочно прощают случаи, когда вдруг вместо любимой Югри обнаруживают один ошейник или, возвращаясь потемну с собакой на поводке, вдруг чувствуют сильный рывок… Даже в объяснениях браконьеров, добывших тигра в нарушение закона, иногда так прямо и говорится: «мстил за собаку».

Гораздо жёстче люди склонны оценивать эпизоды, когда тигр начинает охотиться на лошадей. И уж совсем непростительным, с точки зрения таёжного жителя, грехом является поведение зверя, когда он начинает «ходить» за человеком.

Здесь, правда, я, как специалист по взаимоотношениям между людьми и медведями, приму сторону тигра. Зверю гораздо удобнее передвигаться по лыжне, равно как и ходить лесовозными дорогами и волоками, нежели, проваливаясь по горло, пробираться по глубокому снегу. В других регионах России снегоходные и лыжные тропинки используют волки. Кстати, именно изобилие новых трасс и путиков в тайге наравне с другими антропогенными факторами, судя по всему, позволило тигру сохранить своё присутствие в многоснежных районах Дальнего Востока. Но то, как цивилизация влияет на распространение тигра, будет освещено в другом месте нашей книги.

Итак, человек обнаруживает на своей лыжне следы гигантской кошки. Той самой, что в полтора раза больше его самого. В первый день или даже два это открытие вызывает у него лишь смутное беспокойство. Он не хуже тигра понимает, что лыжня не в пример удобнее для движения на мягких лапах, чем рыхлая снежная целина. Так поступала и молодая тигрица, проходившая по участку два сезона назад, и невесть зачем забредший сюда в прошлом году совсем юный самец. А большой амба-хозяин, живший восемь лет на верховьях ручья Кузин-Гоу, только так и перемещался по своим угодьям…

Но через неделю беспокойство усиливается. Следы становятся свежее и свежее. Охотник понимает, что он опережает тигра не более чем на несколько часов. А однажды, проходя параллельно лыжне, он видит свежую лёжку в десяти метрах от своего путика. И «голова» этой лёжки обращена прямо к лыжне… В этом месте охотник задумывается, поворачивает обратно и в своём зимовье, которое в Приморье называется «барак», пьёт чай, взвешивая напрашивающееся само собой решение.

Этого тигра предстоит убирать.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.255. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз