Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Охота на тигра: тигры и оружие (продолжение)

<<< Назад
Вперед >>>

Охота на тигра: тигры и оружие (продолжение)

Участники охот на тигра в Уссурийском крае конца XIX — начала XX столетия были чужды британским изыскам. Чаще всего они использовали трёхлинейную винтовку системы Мосина и винчестер. Это оружие было распространено среди самых широких слоёв населения. Как вспоминает ветеран тигровых охот И. Алмазов, «…особенно прославился живущий на посту Раздольном (в 30 верстах от села Никольского) крестьянин Худяков, который, возвращаясь с охоты, случайно наткнулся на целую семейку тигров и убил троих! Но один, которого он считал наверняка убитым, очнулся в то время, когда мужик обдирал его собрата, и прописал Худякову на ноге и на руке вечную память. Худяков стрелял из винчестера; сам он по сие время жив, здоров и ещё хороший охотник».

Вероятнее всего, речь идёт о винтовке Winchester Mod. 95 образца 1895 года с коробчатым магазином под русский военный патрон, ныне известный как 7,62x54R, или не менее распространённый американский патрон 30–40. Эта винтовка была излюбленным оружием таких знаменитых зверобоев, как Михаил и Юрий Янковские, ею пользовался и В. К. Арсеньев.

Н. Г. Гарин упоминает о некоем корейском охотнике Шинпуги, убившем на своём веку «9 тигров, 21 медведя, 7 изюбров и без счёта барсов и косуль». По словам Гарина, он пользовался «винчестером на 12 зарядов», то есть под пистолетный/револьверный патрон.

Анализируя сведения об оружии, из которого добывались тигры на российском Дальнем Востоке, приходишь к выводу, что стреляли их, конечно, из чего угодно. В нынешние времена полосатые хозяева тайги часто гибнут от выстрелов гораздо менее мощных карабинов СКС, сделанных под патрон 7,62x39. Но опытные браконьеры до сих пор вспоминают тёплым словом карабины «Медведь» и «Лось» под патрон 9,3x53, распространённые на юге Дальнего Востока в 1970–80-е годы.

— Исключительно удачный карабин, — резюмировал охотник-промысловик С., работавший в то время на севере Приморского края. — Как дашь из него по корпусу — падает сразу и потом не шевелится.

По словам С., он убил за двадцать лет четырёх тигров — считал, что они сильно мешают ему на участке. Ни одного хищника он не ободрал и ни одной шкуры не продал, просто застрелил и бросил в тайге. «Чтоб не жили» — такова типичная аргументация этого поступка.

— А тигр вообще крепок на рану? — спрашиваю я его. — Кошка же!

— Да не так, чтоб очень, — С. задумывается. — Вообще, я их не стрелял пачками, как кабанов, скажем… Нет, и другие не жаловались… Падает он хорошо, практически от любой пули. Всё-таки хлипковат он маленько. Живучий — да, но живучий он уже такой — не шевелящийся. Упадёт, потом ещё долго ползти будет.

Всё это напоминает мне слова одного очень известного африканского охотника: «Вообще, лев не очень крепок на рану. Главное попасть по корпусу». Это высказывание относилось к использованию на охоте патрона 30–06 Springfield, аналогичного по характеристикам нашему трёхлинейному (7,62 мм). В современной традиции того же африканского льва принято стрелять оружием под патрон не меньше.410 Rigby (при рекомендованном 460-м). Что, в общем-то, и понятно: считается, что он обеспечивает эффект «overkill», и зверь после попадания такой пулей в корпус с расстояния меньше ста метров уже не сможет сделать ни шагу. Возможно, такие ограничения по боеприпасу будут приняты в России в случае открытия спортивной охоты на тигра. Но тем не менее люди старшего поколения не перестанут вспоминать, что в предыдущие десятилетия они обходились тем, что было под рукой…

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.269. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз