Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

Б.6. Возобновление Ливонской войны

<<< Назад
Вперед >>>

Б.6. Возобновление Ливонской войны

[Письмо королю Генриху III от 23 января 1575 года]

Король Дании приказал, чтобы дворяне его королевства явились и чтобы каждый, когда он будет призван, держал наготове необходимое для службы количество лошадей. Я Вам уже раньше писал, сир, что он завел такой порядок в своем королевстве: землепашцы и простые люди оплачивают и содержат шесть-семь тысяч пехотинцев, которых он может пустить в ход, когда ему заблагорассудится. Кроме того, он крайне тщательно и старательно подготовил корабли и приказал заготовить в разных частях своего королевства сухари, пиво и другие вещи, необходимые для вышеназванных кораблей, так что у него, несомненно, будет весьма большая и могучая армия, готовая к отплытию этой весной. Я не могу еще сказать вам, с какой целью она собирается, но я думаю, что не ошибусь, если заверю вас, что главная цель – воевать с королем Швеции, если датский король не сможет путем честного соглашения получить от него город Ревель, о котором они договорились. Я знаю, что король Дании твердо решил во что бы ни стало заполучить этот город; он на него всячески претендует и уже давно поддерживает особые связи с горожанами. Они весьма сильно желают власти короля Дании, находясь в крайнем отчаянии из-за постоянного давления со стороны московита и зная, что у короля Швеции нет ни власти, ни средств, чтобы их защитить и надолго уберечь от врага. Как мне известно, некоторые считают, что у короля Дании тайная поддержка королевы Англии, и я не буду упрямо противоречить этим словам. К тому же король Дании достаточно хорошо осведомлен о бедности, нужде и великих раздорах в королевстве Швеция и о плохом порядке в этой стране, а также о том, что ныне правящий король Юхан не слишком любим своими подданными, так что, сир, Шведское королевство поистине находится в великой и очевидной опасности.

[Письмо королю от 24 марта 1575 года]

С тех пор, как хорошо известно Вашему Величеству, император часто отправлял послов к московиту, подобным же образом московит отправлял послов к его величеству, а посланники московита первоначально явились к королю Дании, а от него отправились к императору, а затем через Данию вернулись в Московию; я упоминаю об этом, сир, чтобы напомнить Вашему Величеству, что я говорил Вам в Польше о видах короля Дании на город Ревель и другие крепости, принадлежащие королю Швеции в Ливонии. С тех пор я многократно писал Вашему Величеству, и я не думаю, что ошибусь, если заявлю, что король Дании, с согласия императора, хочет получить то, что принадлежит королю Швеции в Ливонии, при помощи договоренности, внезапного нападения или силы. Поэтому он старательно готовил и снаряжал весьма большую армию, чтобы держать ее наготове в мае месяце. Войска короля Швеции в Ливонии удерживают большинство крепостей шведского короля при условии, что если его величество не заплатит им столько, сколько предусмотрено их соглашением, они могут передать или продать эти крепости любому христианскому государю, какому захотят, и по этой причине король Дании тщательно ведет дела с их военачальниками.

Кроме того, у него, безусловно, есть очень большие связи в городе Ревель. Я только не уверен, что он убежден в согласии московита на то, чтобы он держал эту землю, подобно своему брату герцогу Магнусу, который всегда держал все свои владения в Ливонии с согласия московита. Переговоры московита с королем Дании по этому поводу велись герцогом Магнусом, они продолжаются и в настоящее время.

[Письмо королю от 20 апреля 1575 года]

Когда Ваше Величество были в Польше, я сообщил Вам о замыслах короля Дании по поводу города Ревеля и других крепостей, которые принадлежат шведскому королю в Ливонии. С тех пор я часто напоминал об этом, в частности, в моем письме от 23 января. Через несколько дней оба короля отправят главных своих советников на границу двух королевств, чтобы прийти к согласию по поводу тех крепостей, которые держит в Ливонии шведский король и на которые король Дании заявляет права, и заключить тесный союз. Я нисколько не сомневаюсь, что король Швеции легко передаст королю Дании то, что ему принадлежит в Ливонии (учитывая состояние его королевства). Кроме того, король Дании направляет сейчас посла к московиту, чтобы попросить его помириться с королем Швеции, а также добиться его доброй воли и согласия на то, чтобы король Дании владел Ливонией.

В последние дни император отправил нескольких господ в Любек и другие приморские города, чтобы попросить их помочь ему какими-нибудь деньгами; я не знаю, удастся ли ему что-нибудь получить. Король Дании быстро укрепил замок Эльсинор и подготовил свои корабли к выходу в море.

Вот и все, сир, и т. д.

Из Копенгагена сего 20 апреля 1575 года.

[Письмо королю от 31 мая 1575 года]

Я Вам уже неоднократно писал, сир, что король Дании много раз обращался к королю Швеции, чтобы договориться с ним о городе Ревеле и всех его владениях в Ливонии, а также давно вел переговоры с командирами и военачальниками короля Швеции в той стране, чтобы они передали ему крепости и все другое, что они держат, потому что они получили их от короля Швеции с условием, что если он не выплатит им все, что должен, в обещанное время, они смогут передать или продать их любому христианскому государю, какому пожелают. Вот уже несколько дней как большинство военачальников и командиров явились в этот город, решив передать королю Дании свои крепости, если он заплатит им должную сумму, примерно сто тысяч экю. Я думаю, что они будут довольны, если получат в настоящее время часть этих денег, а остальное в определенный срок. Кроме того, я слышал, что король Дании, чтобы легче получить от шведского короля то, что он требует, предложил сосватать шведскому принцу, которому девять-десять лет[614], свою старшую дочь, хотя ей нет еще двух лет[615]. Он также отправил посла к московиту, чтобы владеть Ливонией с его согласия, так, как ею до нынешнего времени владел его брат герцог Магнус. Я нисколько не сомневаюсь, что король Швеции договорится о передаче Ливонии королю Дании, если Вы ему в скором времени не сообщите, что желаете с ним договориться, как он Вам уже нередко предлагал[616], потому что он в настоящее время столь беден, что уже не сможет долго вести войну против московита, о чем я не раз Вам сообщал.

Сир! Я умоляю и пр., и пр.

Из Копенгагена, в последний день мая 1575 года.

Королеве [31 мая 1575 года]

Сударыня! Король Дании готовится к крестинам ребенка, которого родит его сестра, герцогиня Саксонская, беременная в настоящий момент, от которой он со дня на день ждет известных новостей. Он проявляет великое желание укрепить дружбу с королем Швеции, и, чтобы покончить с их разногласиями, представители обоих королей в настоящий момент собрались на границе двух королевств. Кроме того, он несколько дней назад отправил посла к московиту, чтобы помочь заключению мира между ним и королем Швеции, а также чтобы с его согласия владеть в ливонской земле всем тем, что в настоящий момент принадлежит королю Швеции, и я не знаю пока, какой ответ он получит. Но если этот ответ будет таким, как он надеется, я нисколько не сомневаюсь, что он легко договорится со шведским королем по поводу Ливонии, потому что король Швеции доведен до такой нужды, что уже не может нести расходы, необходимые, чтобы сражаться с московитом.

Королю [1 июля 1575 года]

Сир! Я получил письмо, которое Ваше Величество соблаговолили написать мне 25 мая и сразу же послали с гонцом, а также те, что Вы написали королю Швеции и его брату герцогу Карлу, и так позаботился обо всех делах, которые Ваше Величество желает продвигать в Швеции, что, если вкратце, я надеюсь, что Вы будете совершенно довольны.

Примерно два месяца назад король Дании отправил посла к императору Московии, в основном по двум причинам. Во-первых, чтобы добиться какого-нибудь соглашения между императором и королем Швеции. Во-вторых, чтобы получить согласие императора на то, чтобы он владел землями, которые, как он говорит, принадлежат ему в Ливонии и которые он должен получить от шведского короля, и поскольку многие корабли датских купцов направлялись в Нарву, он отправил с ними пять военных кораблей и одну галеру. Двумя неделями позже он отправил в Ливонию еще четыре военных корабля с некоторым количеством солдат, чтобы поставить гарнизоны в те крепости, которые он недавно получил от шведского короля, о чем я напишу подробнее. При заключении Штеттинского мирного договора было решено, что король Швеции вернет королю Дании все то, что он и его брат король Эрик завоевали и захватили в Ливонии у герцога Магнуса, брата короля Дании, в ходе их последней войны с королем, но сначала эти крепости будут переданы императору как сюзерену Ливонии, чтобы он потом передал их королю Дании, и был намечен день для этого; но вплоть до начала мая ничего так и не было сделано, и в мае представители двух королей договорились обо всем на границе двух королевств, а король Дании выплатил некоторую сумму денег. Король Швеции сохранит за собой город Ревель и другие крепости, которые принадлежали королю Эрику Шведскому в Ливонии, прежде чем он начал войну с королем Дании.

Три дня назад военные корабли, посланные королем Дании в Нарву, вернулись с вестью, что московит задержал в Нарве все датские корабли и товары, и причиной тому стало (как они говорят), что он узнал, что король Дании получил крепости в Ливонии без его согласия. Существует древний союз или мирный договор между императорами Московии и королями Дании, по причине того, что королевство Норвегия и земли, подвластные московиту на северном берегу Ледовитого моря, соседствуют друг с другом. Ныне правящий король Фредерик Датский заключил новый союз с императором Московии, чтобы обеспечить безопасность земель, принадлежащих герцогу Магнусу в Ливонии, сеньором и сюзереном которых считает себя король Дании. А каждый знает, что император Московии провозгласил герцога Магнуса королем Ливонии и дал ему в жены одну из своих родственниц; я знаю, что московит прежде написал королю Дании и попросил передать герцогу Магнусу то, что ему принадлежит в Ливонии, и я думаю, что это истинная причина того, что московит удерживает у себя датские товары и корабли. Я надеюсь через несколько дней написать об этом Вашему Величеству подробнее.

Король Дании держит четыре военных корабля на Восточном или Ливонском море, чтобы мешать набегам пиратов; кроме того, он отправил пять кораблей в Португалию, чтобы купить там соль и другие необходимые товары. Это все вооруженные корабли, которые у него есть на настоящий момент. Ему еще не сообщали, родила ли его сестра, герцогиня Саксонская. Говорят, что он точно будет на крестинах, в особенности если родится сын.

В начале месяца мая посланник, которого император отправил к императору Московии, в сопровождении двух людей и другого посланника, отправленного московитом к императору, сел в Нарве на французское судно из Дьеппа под названием «Единорог», хозяин которого Жак Грав, и он должен был высадить их на берегу герцогства Померания. Но корабль был захвачен людьми короля Швеции и отправлен в Стокгольм. Я сразу же написал, чтобы этот корабль освободили, и вернули все, что принадлежит подданным Вашего Величества.

Сир! Я умоляю и т. д.

Из Копенгагена, в первый день июля 1575 года.

Королеве [1 июля 1575 года]

Сударыня! Я получил письмо, которое Ваше Величество соблаговолили написать мне 28 мая. Представители королей Дании и Швеции, встретившиеся на границе двух королевств в конце апреля месяца, достигли согласия по поводу тех крепостей, которые король Швеции должен был передать королю Дании в Ливонии по Штеттинскому мирному договору, в обмен на некоторую сумму денег. Король Швеции удерживает город Ревель и все остальное, что принадлежало ему в Ливонии вплоть до последней войны. Я не могу знать, предпримет ли король Дании что-либо еще в этом году на суше или на море. В целом он может вооружить двадцать пять кораблей. Если герцогиня Саксонская родит сына, король Дании точно будет на крестинах. Я не буду докучать Вашему Величеству другими частностями, которые Вы узнаете из моих писем к королю.

Вот и все, сударыня, что я в настоящий момент могу Вам написать и т. д.

Из Копенгагена, в первый день июля 1575 года.

Король Дании помирился с королем Швеции, но поссорился с братом.

[Письмо королю от 31 июля 1575 года]

Кроме того, сир, я написал Вам в своем последнем письме, что согласно условиям Штеттинского мирного договора король Швеции вернул королю Дании те крепости, которые он захватил у герцога Магнуса Гольштейнского в Ливонии в ходе последней войны, взамен на выплаченную королем Дании сумму. С тех пор император Московии совершил набег и ограбил часть земель, которые король Швеции передавал королю Дании. По этой причине король Дании в настоящий момент отправляет в Ливонию шестьсот солдат, чтобы разместить гарнизоны в принадлежащих ему крепостях, и многие считают, что король Дании в скором времени будет воевать с московитом, тем более что герцог Магнус, брат короля Дании, делает все, что может, чтобы убедить московита дружбой или силой получить от короля Дании все те крепости, что принадлежали ему в Ливонии, полученные от короля Дании в удел и в возмещение других владений и земель, которые ему принадлежали по праву наследства. Король Дании извиняет себя за то, что лишает брата земель, утверждая, что не может ему ничего отдать без согласия императора, а император поставил герцога Магнуса вне закона в империи в наказание за то, что он обещал московиту союз, и я не знаю, что из этого всего выйдет.

Вот и все, сир, и т. д.

Из Копенгагена в последний день июля 1575 года.

Королеве [31 июля 1575 года]

Сударыня! Получив ответ герцога Шведского на письма, которые король ему прежде писал, я не мог не послать немедленно к его величеству, и надеюсь, что король Швеции тоже в ближайшее время пришлет ему такой ответ, какого его величество желает. В настоящее время король Дании направляет шестьсот солдат в Ливонию, чтобы разместить гарнизоны в крепостях, которые он недавно получил от короля Швеции, и многие датчане не слишком этим довольны, потому что предвидят, что из-за этого они могут оказаться в состоянии войны с императором Московии. Это тем более возможно, что герцог Магнус Гольштейнский изо всех сил подталкивает императора Московии воевать с королем Дании, надеясь благодаря этому получить те ливонские крепости, что в настоящее время принадлежат королю Дании и на которые, по его словам, он имеет право. Следует опасаться, что из-за подобных разногласий Ливония, перенесшая столько нужды и бед, тем легче окажется под властью московита.

Вот и все, сударыня, и т. д.

Из Копенгагена в последний день июля 1575 года.

Напомним еще раз о трех герцогах по имени Магнус, живших в эту эпоху. Брат Фредерика II отказался от своего удела, датского герцогства Гольштейн, и получил взамен епископство Эзельское. Он женился на племяннице Ивана Грозного и получил от него титул короля Ливонии. Магнус Саксен-Лауэнбургский – муж сестры короля Швеции. Наконец, единственный из четырех сыновей Густава Васа, который не правил, тоже звался Магнус.

Королю [27 сентября 1575 года]

Сир! Я получил письмо, которое Ваше Величество соблаговолили написать мне 11 августа, а также то, которое Вы написали королю Швеции в защиту Жака Лё Приёра, купца из Дьеппа.

Я уже сообщил Вашему Величеству, что король Дании отправил посла к московиту в конце апреля этого года. Он недавно вернулся и достиг такого успеха, что московит пообещал сохранить союз и дружбу с королем Дании и позволить ему мирно владеть всем тем, что ему принадлежит в Ливонии, и король чувствует себя намного спокойнее. Король Швеции некоторое время назад передал герцогу Магнусу Саксонскому, своему зятю, сыну герцога Франца Лауэнбургского, замок Зоннебург[617] в Ливонии, со всеми принадлежащими ему землями, чтобы он располагал им, пока не получит остаток приданого. После того сеньор Клаус Хонгрен[618], наместник датского короля в Ливонии, изгнал оттуда герцога Магнуса, который спасся на маленьком суденышке в сопровождении двух-трех человек. Другие, кто находился в замке, были недавно привезены пленниками в Данию. Король Швеции послал к королю Дании сеньора Эрика Спарре[619], своего вице-канцлера, чтобы узнать причину этого пленения. Вчера его выслушал Королевский совет, но он не смог встретиться с королем Дании, несмотря на все свои усилия. Ему объясняют это болезнью короля, у которого вот уже месяц каждый четвертый день возвращается жар. Кажется, что датчане были бы очень рады что-нибудь захватить у шведов. Сеньор Эрик, получив точный ответ на свои предложения, отправится к герцогу Юлию Брауншвейгскому, чтобы узнать, что будет принадлежать королеве Швеции из денег и движимого имущества, что оставила в наследство покойная вдовствующая герцогиня Брауншвейгская, сестра королевы[620].

Король Швеции заключил перемирие с московитом на два года, и оно касается только Финляндии, поскольку московит желает продолжать войну в Ливонии. Что же до города Ревеля и других важных крепостей, которые принадлежат шведскому королю в Ливонии, Ваше Величество знает о предложениях, которые Вам некогда были сделаны, и поверьте, что если пожелаете, Вы не найдете короля Швеции в другом расположении духа.

Данзей сообщает королю о смерти Педера Окса[621] и графа Босуэла. Можно как минимум сказать, что смерть Педера Окса не вызывает у него сожаления.

[Письмо королю 24 ноября 1575 года]

Сеньор Педер Окс умер 24 октября. Если бы все зависело от него, король Дании объявил бы себя решительным врагом Вашего Величества, но главные лица Королевского совета всегда противились этому. Я надеюсь, что после этого дела будут вестись с большим благоразумием и мягкостью.

Шотландский граф де Бодуэль тоже умер. Король Шотландии снова посылал к королю Дании с просьбой казнить графа или отправить его в Шотландию, чтобы он понес соответствующее его делам наказание.

В день святого Мартина представители короля Дании и герцогов Гольштейнских[622] встретились в Кольдинге, чтобы провести переговоры и уладить свои разногласия, и можно ожидать хорошего результата; но каждый считает, что если бы сеньор Окс прожил подольше, они бы рассорились.

Письма пяти последующих лет опубликованы не были. Тем не менее некоторые из них есть в манускриптах Французской Национальной библиотеки. И вот одно из них, посвященное Нарве и Ливонской войне, а также письмо Генриха III королю Дании. Как мы видим, власти продолжали заниматься этим вопросом.

[Данзей – королю, 28 февраля 1578 года] (BnF, fr. ms. 2812, fol. 44)

Сир, я нисколько не сомневась, что Ваше Величество в настоящее время уже знает о дьеппских купцах, а именно ответ, который дал король Швеции на письмо, написанное ему Вашим Величеством в поддержку Жана Кокере и его компаньонов, чтобы вернуть товары и добро, захваченное у них в прошлом году на обратном пути из Нарвы. Поистине, Сир, я надеюсь, что корабль будет возвращен им без каких-либо сложностей, как король Швеции им уже неоднократно обещал. Но после того как они долго стремились к этому, они не смогли его получить, а король дал всего четыре паспорта на плавание до Нарвы. С тех пор я отправил королю Швеции письмо, которое вы написали ему в поддержку Мишеля Даблона из Дьеппа и его компаньонов. Я прошу тех, кто ведет его дела (как я уже часто делал прежде), обеспечить, чтобы французские купцы могли вновь по терпимой цене в каком-нибудь надежном месте получить паспорта, чтобы свободно торговать с Нарвой, и каждый день жду ответа.

Король Швеции недавно отправил посла к трансильванцу, которого называют королем Польши, чтобы подтвердить их союзный договор против московита, в котором значится, что те, кто получит паспорт от одной или другой стороны на плавание до Нарвы, смогут туда отправиться без каких-либо препятствий.

[…]

Безусловно известно, что прошлым летом московит подчинил себе б?льшую часть Ливонии, и многие считают, что если бы он не вошел в Литву, поляки не договорились бы с Данцигом, а значит, этот мир продлится не дольше, чем война между трансильванцем и московитом. Трансильванец с некоторыми силами отправился навстречу московиту, но я еще не слышал, чтобы с одной или с другой стороны произошло что-либо памятное.

[Письмо Генриха III королю Дании, 4 марта 1580 года] (BnF, fr. ms. 3304, f. 21)

Высочайший и т. д.

Из писем, что вы нам написали в десятый день прошлого декабря, для нас явствует ваша решимость и твердость запретить и помешать всему, что связано с мореплаванием и морской торговлей. Вы предупредили нас, чтобы мы отговорили наших подданных подвергать себя опасности, которая им может в этом случае угрожать. Хорошо рассудив по этому поводу, мы находим, что вас, по-видимому, более всего побуждает к этим запретам страх, что к вашим врагам привезут ремесленников или военное снаряжение и другие товары, которое ваши враги смогут использовать против вас и во вред вам, и вы в этом совершенно правы. Но нам также показалось, что вы можете, приняв решение, что вышеуказанные вещи, связанные с войной, не должны достигать ваших врагов, при этом все же не нарушать и не прекращать полностью торговлю и мореплавание в Нарву, приносящие пользу и вашим подданным, и всем другим нациям. Мы сердечно просим вас никоим образом не препятствовать нашим подданным и не досаждать им в подвластных вам морях, портах, гаванях, странах и провинциях, когда они отправятся в Нарву вести торговлю и заключать сделки, при условии, что они не пошлют туда и не оставят там ремесленников, а также военное снаряжение и другие товары, служащие войне, но привезут туда лишь соль, вино и другие обычные и не запрещенные товары, которые они обыкновенно возят в Нарву, обменивая их на другие, которые они привозят для пользы и удобства моего королевства и моей страны. Мы уверяем вас, нам всегда сообщали, что наши подданные ведут торговлю именно таким образом и не возят с собой вредных товаров, могущих оскорбить наших друзей – королей и государей. Ведь дружба с ними всегда была и остается более дорогой нашему сердцу, чем вся польза, которую мореплавание и торговля могут принести нашему королевству и нашим подданным. Так мы пишем сейчас г-ну де Данзею, нашему советнику и полномочному послу у вас, и он сможет более подробно вам все рассказать от нашего лица. Остаюсь, и пр.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.501. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз