Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

8.4. Особенности и экологические проблемы водопользования в Верхнеамурском бассейне

<<< Назад
Вперед >>>

8.4. Особенности и экологические проблемы водопользования в Верхнеамурском бассейне

Верхнеамурский бассейн является наиболее освоенной и заселенной частью Забайкальского края. На его территории расположено 82,4 % населенных пунктов, в которых проживает 89,4 % населения края. Плотность населения в Верхнеамурском бассейне – 4,4 чел./км2 (от 11,9 в бассейне р. Ингода до 2,2 чел./км2 в бассейне р. Шилки) при средней по краю – 2,7 чел./км2. Именно здесь сосредоточено основное количество водопользователей – около 400 (90 % от их общего числа в крае). В 2005 г. на их долю приходилась подавляющая часть забора свежей воды (450,02 млн м3, или 98,6 %), объема оборотного водоснабжения (654,63 млн м3, или 98,1 %) и сброса сточных вод в поверхностные водные объекты (362,11 млн м3, или 99,1 %) Забайкальского края [Государственный доклад…, 2006]. Большая часть забора свежей воды (87,2 % от всего бассейна) и сброса сточных вод в поверхностные водные объекты (93,7 %) приходится на три района: Читинский в бассейне р. Ингоды (соответственно, 68,1 и 76,8 % от всего бассейна), Оловяннинский в бассейне р. Онон (12,4 и 13,2 %) и приграничный Краснокаменский район в бассейне р. Аргунь (6,7, 3,7 %) (табл. 8.10).

Таблица 8.10 Водопользование в Верхнеамурском бассейне по бассейнам рек в пределах Забайкальского края, %*


Среди отраслей водопотребления и водоотведения ведущее место занимает промышленность. На нее приходится 88 % всего забора воды (в том числе на теплоэнергетику – 73,8 % и горно-рудную промышленность – 10,4 %) и 93,3 % сброса сточных вод в поверхностные водные объекты (в том числе, соответственно, 84,7 и 5,1 %). Жилищно-коммунальное хозяйство потребляет 8,2 % и сбрасывает 6,4 % сточных вод региона в этом бассейне. Теплоэнергетика является основным водопользователем поверхностных водных объектов Верхнеамурского бассейна как по забору свежей воды, так и по сбросу сточных вод (табл. 8.11). Большую часть сброса теплоэнергетики составляют нормативно чистые (без очистки) воды Читинской ТЭЦ-1, использующей для охлаждения агрегатов стационарные запасы бессточного озера Кенон [Экология городского водоема, 1998]. Доля оборотного водоснабжения (экономии воды) в валовом водопотреблении предприятиями теплоэнергетики составляет около 15 %. Остальные промышленные водопотребители, а также предприятия жилищно-коммунального хозяйства и сельскохозяйственного производства свои потребности в воде удовлетворяют преимущественно за счет подземных вод. Без теплоэнергетики доля подземных водоисточников в потреблении свежей воды промышленными предприятиями составляет в среднем 73 %.

Таблица 8.11 Предприятия, ведущие водозабор из поверхностных водных объектов Верхнеамурского бассейна на производственные нужды в 2005 г. [Государственный доклад…, 2006]


Горно-рудный сектор промышленности производственные потребности в воде в основном осуществляет за счет оборотного водоснабжения (около 88 % в валовом водопотреблении этой отрасли). Из объема загрязненных сточных вод этих предприятий, сбрасываемых в поверхностные водные объекты, 74,5 % приходится на недостаточно очищенные сточные воды. Многочисленные предприятия этой отрасли, разрабатывая россыпные месторождения золота, осуществляют пойменно-русловое водопользование. При разработке россыпей на значительном протяжении разрушаются пойма и русла рек, водные объекты загрязняются нефтепродуктами, повышается мутность водотоков. Это негативно влияет на биологические ресурсы вод. Отмечено, что рыбопродуктивность устьевых участков притоков р. Шилки, на которых ведется добыча золота, составляет до 24 кг/га, а в устьях тех притоков, где не ведутся эти разработки, ихтиомасса достигает 55 кг/га [Водные ресурсы…, 1998; Малые реки Забайкалья, 2001; Государственный доклад., 2000].

Хозяйственно-питьевое водоснабжение обеспечивают более 1600 водохозяйственных объектов, в том числе около 100 объектов – источники централизованного водоснабжения (коммунальных и ведомственных водопроводов). Объекты жилищно-коммунального хозяйства эксплуатируют в основном подземные водоисточники и сбрасывают большой объем загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты. Из загрязненных сточных вод нормативно очищается их небольшая часть – только 10,5 %. Для хозяйственно-бытовых нужд из поверхностных водных объектов осуществляется водозабор из р. Аргунь (пос. Забайкальск), из водохранилищ на р. Большая Чичатка (ст. Амазар) и на р. Жарча (пос. Вершино-Дарасунский). Для питьевых нужд воду открытых водоемов использует около 10 % населения. Из их числа, как показали обследования, значительная часть потребляет воду, не отвечающую стандартам (до 40 % проб, а по отдельным районам еще выше) по санитарно-химическим и микробиологическим показателям [Государственный доклад., 2000, 2006].

Сельскохозяйственное водоснабжение также базируется преимущественно на подземных водоисточниках. Стоки сельскохозяйственных предприятий относятся к категории загрязненных. Большая их часть «неорганизованно» сбрасывается на «местность», загрязняет водосборы рек и грунтовые воды и не учитывается статистикой. Централизованный сброс сточных вод этой отраслью в открытые водные объекты составляет около 1 % от забора свежей воды, и они относятся к категории недостаточно очищенных [Водные ресурсы., 1998, 2004]. За последние 10–15 лет использование вод для орошения существенно сократилось. Значительная часть мелиорированных земель находится в неудовлетворительном состоянии и ставится вопрос об их списании [Государственный доклад., 2000].

В структуре отведения сточных вод преобладают так называемые нормативно-чистые (без очистки) сточные воды – 85,8 % от общего количества сточных вод. Они образуются в основном на предприятиях теплоэнергетики, а также в угольной и горно-добывающей промышленности (дренажные и шахтные воды). Загрязненные воды составляют 14,2 % от всего количества сточных вод, в том числе нормативно очищенные – 1,3 %, не нормативно очищенные – 8,3 % и сброшенные без очистки – 4,6 %. Сброс сточных вод часто происходит в малые реки, которые не имеют достаточных ресурсов для разбавления стоков, как и для процессов самоочищения вод. В меженный период эта нагрузка особенно велика. Даже средняя по размерам р. Ингода в зимний период не имеет достаточных ресурсов для разбавления и самоочищения сточных вод г. Читы [Сычев и др., 1979; Периферия…, 2002]. Преобладающая часть очистных сооружений не обеспечивает очистку сточных вод не только до уровня нормативов ПДС, но и до проектных показателей.

В последнее десятилетие отмечается ухудшение работы очистных сооружений. Большое количество загрязняющих веществ попадает в водные объекты с водосборов с талыми и дождевыми водами. По некоторым оценкам [Водные ресурсы., 1998], более половины загрязнений, формирующихся в Чите, поступает в водные объекты с ливневым стоком. Ни в одном городе или поселке нет систем отведения и очистки ливневого стока. Вследствие этого значительная часть водных объектов бассейна оценивается по индексу загрязненности вод (ИЗВ) от умеренно загрязненных (реки Ингода и Чита до г. Читы, оз. Кенон, реки Онон, Кыра, Иля, Ага, Борзя, Унда, Турга, Шилка, Нерча, Ульдурга, Черная, Амазар, Могоча, Урулюнгуй и др.), до загрязненных (Ингода, Ульдза) и грязных (Чита, Аргунь) [Государственный доклад., 2001].

Отмечается также загрязнение подземных вод. В 2000 г. их загрязнение обнаружено в 140 пунктах отбора подземных вод [Государственный доклад., 2002]. Загрязнение вод ухудшает качество свободных ресурсов в смежных районах, ухудшаются условия для самоочищения вод. Транзит детериорированных вод распространяется на нижерасположенные участки трансграничных рек. Тем самым уменьшаются ресурсы чистой воды для нужд водопотребления и пойменно-руслового водопользования, например, для различных видов промыслового и рекреационного водопользования. То есть системы водоотведения функционируют в Верхнеамурском бассейне таким образом, что они истощают биологические и рекреационные ресурсы водных объектов.

По сравнению с объемом полного речного стока Верхнеамурского бассейна забор свежей воды и сброс сточных вод в поверхностные водные объекты на территории этого бассейна в Забайкальском крае составляют, соответственно, 1,5 и 1,2 %. Соотношение объемов водных ресурсов местного стока в маловодный год, которые могут быть использованы, и валового водопотребления, а также общего водопользования (сумма валового водопотребления и сточных вод с учетом их разбавления) позволяет судить об интенсивности использования вод (табл. 8.12). Это соотношение показывает, что в Читинском, Оловяннинском и Краснокаменском районах Верхнеамурского бассейна баланс водопользования по количественным и качественным параметрам характеризуется дефицитом ресурсов местного стока. Потребность в воде удовлетворяется в этих районах за счет водных ресурсов, транзитных для данного района, или за счет стационарных запасов озер и эксплуатации водохранилищ [Чечель, 2007].

Таблица 8.12 Модули водопользования в Верхнеамурском бассейне Забайкальского края[7], тыс. м3/год на 1 км2


В последние годы обозначились проблемы водопользования на трансграничных водных объектах Верхнеамурского бассейна, который является международным трансграничным гидрографическим комплексом [Чечель, 2007]. В связи с этим следует обратить внимание на два аспекта, которые нуждаются в первоочередном регулировании: соблюдение нормативов качества вод, установленных исходя из целей их использования, и определение объема допустимого изъятия воды из трансграничного объекта. Во-первых, трансграничные воды р. Аргунь, поступающие на территорию России из Китая, характеризуются по ИЗВ как очень загрязненные – грязные, что свидетельствует о наличии на территории Китая источников загрязнения. На р. Аргунь со стороны России находятся водозаборы, обеспечивающие водоснабжение населенных пунктов, качество вод которых не соответствует нормам, установленным для этих целей [Зима, Никифорова, 2006]. Во-вторых, представляет интерес определение водоснабженческого потенциала трансграничных районов. По российским нормативам, возможные ресурсы водопотребления устанавливаются для водотоков в естественном (незарегулированном) состоянии в среднем в объеме 30 % от величины «устойчивого» стока (минимального стока в лимитирующий период) [Савельева и др., 1998]. Исходя из этих нормативов водоснабженческий потенциал территории трансграничного Верхнеамурского бассейна оценен [Чечель, 2007] ориентировочно в объеме 1,49 км3/год, в том числе: 1,08 км3/год формируется на территории Забайкальского края (0,95 км3/год – в бассейне р. Шилки и 0,13 км3/год в бассейне р. Аргунь), а 0,41 км3/год формируется на территории Китая (0,31 км3/год по бассейну р. Аргунь) и Монголии (0,1 км3/год по бассейну р. Шилки).

Таким образом, возможный (реальный) объем безвозвратного забора воды составляет около 5 % от полного речного стока этого региона.

По международным стандартам допустимый уровень забора воды не должен превышать 12 % [Ревский, 2006]. Остальная часть стока (устойчивого и паводочного) должна остаться в водотоках для обеспечения экологических и других водохозяйственных функций. Эти показатели водоснабженческого потенциала следует учитывать при определении квот (лимитов) на безвозвратное водопотребление из трансграничных водных систем. Водозабор (с последующим сбросом сточных вод) в Читинской области на этой территории составляет около 1/3 от ее водоснабженческого потенциала. Превышение фактического использования вод над значениями водоснабженческого потенциала, т. е. чрезмерное изъятие (локальное или региональное) устойчивого стока может нанести ущерб водным объектам, истощить речной сток, особенно малых рек, вообще или только в меженный период. Эти районы нуждаются в мероприятиях по экономному использованию водных запасов и увеличению, расширенному воспроизводству устойчивого стока и, соответственно, увеличению водоснабженческого потенциала.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.411. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз