Книга: Голый человек (сборник)

5 Глаза

<<< Назад
Вперед >>>

5

Глаза

На протяжении столетий женские глаза находились в центре самого пристального внимания. Косметика для глаз начала использоваться свыше 6000 лет назад. В Древнем Египте женщины чернили веки, а древнеримский сатирик Марциал, писавший в I веке н. э., язвительно замечал: «Ты смотришь на мужчин из-под нового века». Веки, ресницы и кожа вокруг глаз подвергались тончайшим видоизменениям в плане окраски, оттенков и приукрашиваний во всех крупных цивилизациях на всем протяжении истории человечества. Для увеличения зоны женских глаз в разное время использовались тени, карандаши, щипчики для загибания ресниц, накладные ресницы и цветные контактные линзы. Но прежде чем приступить к подробному рассмотрению этих украшательств, выясним, что представляют собой глаза без всяких прикрас.

Зрение – доминирующий орган чувств человека. 80 % информации об окружающем мире он получает, глядя на него. Несмотря на важную роль, которую играет в нашей жизни слух, мы остаемся главным образом «визуальными» животными. В этом мы не очень отличаемся от своих близких родственников – обезьян. У всех приматов зрение является главным из пяти чувств, и у всех у них в передней части головы располагаются два глаза, обеспечивающие бинокулярную картину мира.

Человеческий глаз имеет в диаметре всего около 2,5 сантиметра, но тем не менее на его фоне самая совершенная телевизионная камера выглядит изделием каменного века. Светочувствительная сетчатка в задней части глазного яблока содержит 137 миллионов клеток, которые посылают в головной мозг сигналы, информирующие его о том, что мы видим. Из них 130 миллионов имеют форму палочек и отвечают за черно-белое зрение, а остальные 7 миллионов – форму колбочек и отвечают за цвет. В каждый момент эти светочувствительные клетки могут обрабатывать одновременно 1,5 миллиона единиц информации. В силу сложности своего устройства, глаза в процессе взросления совершенствуются наиболее динамично по сравнению с другими органами, даже мозгом.

В центре глаза находится черный зрачок, представляющий собой апертуру, через которую свет попадает на сетчатку. Он расширяется при тусклом освещении и сужается при ярком, контролируя поток света, попадающего на сетчатку. В этом отношении глаз подобен камере с регулируемой диафрагмой, но он также обладает весьма любопытной системой приоритетов. Когда человек видит то, что ему очень нравится, зрачок максимально расширяется. Когда он зацепит взглядом то, что вызывает у него отвращение, зрачок сильно сужается. Вторая реакция вполне понятна: сокращение апертуры зрачка способствует уменьшению потока света на сетчатку, благодаря чему неприятный образ затушевывается. Первую реакцию объяснить сложнее, поскольку чрезмерное увеличение потока света на сетчатку, вызываемое излишним расширением зрачка, вместо улучшения качества изображения, размывает его. Возможно, это неплохо для влюбленных, пристально глядящих в глаза друг другу и видящих слегка нечеткий образ любимого в сияющем ореоле, а не малопривлекательные подробности поверхности его кожи в виде, например, прыщей.

В эпоху Средневековья итальянские куртизанки перед приходом посетителя закапывали себе в глаза экстракт белладонны. Это вызывало сильное расширение зрачков, что усиливало привлекательность женщины, поскольку ее глаза говорили: мне нравится то, что я вижу (пусть это и было обрюзгшее лицо старого распутника).

Зрачок окружен радужной оболочкой, которая при непроизвольных мышечных сокращениях изменяет его размеры – мы не можем сознательно контролировать размер своих зрачков. Благодаря этому они являются надежными индикаторами наших эмоциональных реакций на зрительные образы. Они не способны лгать.

Цвет радужной оболочки у людей варьирует, но не из-за наличия разных пигментов. У голубоглазых в радужной оболочке отнюдь не присутствует голубой пигмент – у них просто меньше пигмента, чем у других, что и обусловливает голубизну. Если у вас карие глаза, это означает, что верхние слои вашей радужной оболочки в избытке содержат меланин. Если этот пигмент сконцентрирован преимущественно в более глубоких слоях радужной оболочки, глаза будут зелеными либо серыми или голубыми, по мере снижения содержания меланина. Фиолетовый цвет глаза имеют в том случае, если сквозь радужную оболочку видна кровь.

Таким образом, яркий цвет глаз – это нечто вроде оптической иллюзии. Он указывает на недостаток меланина и является частью общей тенденции «побледнения» человеческого тела по мере продвижения от экватора к менее солнечным полярным зонам. Этот эффект особенно явно выражен при сравнении младенцев, принадлежащих к белой и черной расе. Почти все белые новорожденные голубоглазы, а все черные – темноглазы. Затем, с возрастом, у большинства белых детей в верхних слоях радужной оболочки постепенно вырабатывается меланин, в результате чего их глаза становятся все темнее и темнее. Лишь очень немногие сохраняют «детскую голубизну глаз».

Зрачок и радужную оболочку защищает прозрачная роговица, а вокруг нее располагается зона, называемая в обиходе белком и имеющая научное название «склера». Именно этот неоптический компонент человеческого глаза является самой необычной его особенностью. Большинство животных имеют круглые глаза-«кнопки». Это относится и к низшим приматам, но у большинства обезьян кожа по обеим сторонам глаз слегка оттянута назад, в результате чего «уголки» их глаз обнажены. Такие глаза ближе к кругу, нежели к овалу, но по мере перехода от низших приматов к высшим их форма постепенно становится все более эллиптической, и они приближаются к человеческим. Но и у наших ближайших родственников белки глаз не видны, а обнаженные «уголки» имеют такой же темный цвет, как и радужная оболочка. Белки делают человеческие глаза очень заметными. Значение этого небольшого эволюционного изменения заключается в том, что в процессе общения смещение направления взгляда легко определяется даже на расстоянии.

Видимая часть глаза защищена веками с жирными блестящими краями, по краю которых растут ресницы. Жир выделяют располагающиеся рядами крошечные железы, которые можно увидеть за корнями волосков ресниц. При моргании веки смачивают и очищают роговицу. Этому способствуют также выделения слезной железы, располагающейся под верхним веком. Жидкость отводится по двум маленьким слезным протокам, тоже видимым, которые находятся на внутреннем конце век, – один на верхнем, другой на нижнем. Протоки соединяются в канал, переправляющий «отработанные» слезы в нос и наружу. Когда вследствие раздражения глаза или сильных эмоций слезные железы выделяют жидкость быстрее, чем протоки способны отводить ее, мы плачем. Избыток слез выливается из глаз на щеки, и мы вытираем их. Это вторая уникальная особенность человеческих глаз, ибо мы являемся единственными сухопутными животными, часто плачущими под воздействием эмоций.

Между двумя слезными протоками, в уголке глаза у носа, находится маленький розовый бугорок. Это рудимент нашего третьего века, судя по всему, полностью утратившего свою функцию. У многих видов этот орган играет важную роль. У одних третье веко функционирует как «стеклоочиститель», очищая роговицу в боковом направлении, у других оно ярко окрашено и является своего рода сигнальным средством, третьи, у которых оно бесцветно, используют его в качестве естественных солнцезащитных очков. Толстое прозрачное третье веко утки защищает нежную роговицу ее глаза во время ныряния. Если бы наши отдаленные предки вели более водный образ жизни, сегодня мы чувствовали бы себя под водой намного комфортнее.

Ресницы, обрамляющие наши глаза защитными волосками сверху и снизу, имеют одну исключительную особенность: они, в отличие от других волос головы и тела, с возрастом не седеют. Вокруг каждого глаза растет около 200 волосков, на верхнем веке их больше, чем на нижнем, и каждые 3–5 месяцев они выпадают и заменяются новыми. Срок их жизни такой же, как у волосков бровей.

У представителей монголоидной расы в углу глаза имеется эпикантус – особая кожная складка, которая придает их глазам характерную раскосость. Эпикантус присутствует у человеческих зародышей всех рас, но во взрослом состоянии сохраняется только у представителей монголоидной. Очень немногие белые младенцы появляются на свет с эпикантусом, но впоследствии, по мере того как с возрастом нос становится у?же и изменяет форму, эта складка постепенно исчезает. Судя по всему, у монголоидов эпикантус сохранился в рамках общей адаптации к холоду. Их плоское лицо имеет более толстую жировую прослойку, благодаря чему оно лучше приспособлено к превратностям холодного климата, а дополнительная складка кожи в углу глаза защищает этот жизненно важный орган от неблагоприятного воздействия окружающей среды.

Монголоидная форма глаз, безусловно, привлекательна, но многие женщины на Дальнем Востоке так не считают, и сегодня клиники пластической хирургии в Китае, Японии и Корее переполнены пациентками с повязками на лице, которые хотят избавиться от эпикантуса и стать в большей степени похожими на представительниц европеоидной расы.

В форме глаза имеются небольшие различия по половому признаку. По сравнению с мужским, женский глаз чуть-чуть меньше, а пространство, занимаемое в нем белком, в пропорциональном отношении больше. Во многих культурах слезные железы активнее функционируют у женщин, нежели у мужчин, но с чем это связано – с гендерными особенностями или требованием эмоциональной сдержанности, которую все ждут от представителей сильного пола, сказать трудно. Похоже все-таки, что это широко распространенное различие является следствием правил поведения, принятых в обществе.

Слезы не только смазывают незащищенную поверхность глаза, но и предохраняют его от инфекции, поскольку содержат лизоцим – фермент, обладающий бактерицидными свойствами.

Должно быть, для многих наших далеких предков плохое зрение было проклятием не только из-за невозможности получать точную визуальную информацию, но и потому, что постоянное напряжение глаз вызывало сильные головные боли. Оно оставалось проклятием и для представителей древнейших цивилизаций, и эта ситуация усугубилась после появления письменности, поскольку пожилым ученым мужам приходилось нанимать молодых людей, которые им читали.

Луций Анней Сенека, древнеримский знаток искусства риторики, живший в начале новой эры, похоже, был первым человеком, попытавшимся решить эту серьезную проблему. Несмотря на плохое зрение, он ухитрился прочитать все, что хранилось в библиотеках Рима, используя «водяной шар» в качестве увеличительного стекла. Столь оригинальное решение должно было привести к попытке создать первые очки, но не привело. Только в XIII веке английский философ Роджер Бэкон записал: «Если рассматривать буквы или какие-нибудь мелкие предметы через кристалл или стекло… если он или оно имеет форму небольшого сегмента сферы и если его держать выпуклой стороной к глазам, буквы и предметы видны лучше и кажутся больше, нежели они есть на самом деле». Далее он говорил о том, что такое стекло было бы полезным для людей со слабым зрением, но и тогда никто не поспешил претворить в жизнь эту идею усовершенствования человеческого зрения. И все же в конце того самого века в Италии появились первые настоящие очки для чтения, хотя и неизвестно, имеет ли это какое-либо отношение к Бэкону. В 1306 году один священник во Флоренции в своей проповеди сказал следующее: «Не прошло еще и 20 лет с того времени, когда было изобретено искусство изготовления очков, одно из самых полезных искусств на свете…» Приблизительно тогда же Марко Поло видел пожилого китайца, пользовавшегося для чтения линзами. Таким образом, к началу XIV века были сделаны шаги по пути к широкому применению очков. В XV столетии появились специальные линзы для коррекции близорукости, а в XVIII веке Бенджамин Франклин изобрел двухфокусные очки. Первые контактные линзы, которые можно было считать удачными, изготовлены в Швейцарии в 1887 году.

Эта краткая история очков представляет интерес с точки зрения медицины, ибо она оказала определенное влияние и на внешний вид наших глаз. Форма очков стала неотъемлемой частью выражения лица того, кто их носит. Скажем, тяжелая оправа придавала человеку хмурый, властный вид, а широкая округлая вызывала ассоциации с удивленно поднятыми дугообразными бровями. Здесь не было никакого обмана, как в случае с косметикой. Очки не являлись частью лица, и все же они не могли не оказывать своими очертаниями влияние на впечатление, производимое их обладателем.

Особенно силен эффект темных очков, поскольку они скрывают движения глаз, заметные благодаря белкам, о чем уже говорилось выше, – движения, которые служат важным источником информации во время общения. Злой взгляд, хитрый взгляд, невнимательный взгляд, пристальный взгляд, любящий взгляд – все это спрятано от того, кто беседует с человеком в темных очках. Ему остается только догадываться, что скрывается за непроницаемыми стеклами.

Что же теряют собеседники людей, чьи глаза они не видят? Представьте собрание группы людей. Что говорят нам движения их глаз? На любой подобной «пятиминутке» те, кто занимает подчиненное положение, обычно смотрят на тех, кто доминирует над ними, а те игнорируют их взгляды, за исключением особых ситуаций. Например, если в комнату входит дружелюбно настроенный человек, занимающий подчиненное положение, он осматривает всех присутствующих, переводя взгляд с одного на другого. Выявив людей с высоким статусом, он сосредотачивает взгляд на них. Когда высказывается шутливое замечание, спорное утверждение или личное мнение, подчиненный человек бросает взгляд на доминантного, чтобы оценить его реакцию. Доминантный человек, как правило, во время подобных обменов репликами держится отстраненно и едва удостаивает взглядом подчиненных во время общей беседы. Но если он задает прямой вопрос одному из них, то пристально глядит на него. Подчиненный человек старается не встречаться взглядом с доминантным и во время беседы смотрит в сторону. Здесь все определяет иерархия. Одни чувствуют, что могут контролировать других, и стремятся это делать.

Когда встречаются друзья, равные по своему положению, движения глаз осуществляются иначе. В такой группе все используют «подчиненные» движения глаз, хотя и не являются подчиненными по отношению друг к другу. Это связано с тем, что самый простой способ проявления дружелюбия с помощью языка тела – демонстрация отсутствия враждебности и стремления доминировать. Поэтому люди показывают друзьям движениями глаз свою «подчиненность». Когда одни говорят или просто активны, другие смотрят на них. Поменявшись ролями, вторые отводят глаза и только время от времени бросают на первых взгляды, проверяя их реакцию на то, что они говорят. Таким образом, друзья относятся друг к другу как к доминантному человеку, и в результате все чувствуют себя комфортно.

Если доминантный индивидуум хочет снискать чье-нибудь расположение, он может добиться этого, прибегнув к дружескому языку тела и продемонстрировав равенство их положения. Обращаясь к своему служащему или человеку, имеющему более низкий статус, он смотрит на него с подчеркнутым вниманием. Доминантные люди редко используют подобные приемы вне особых ситуаций (таких, например, как избирательная кампания).

Продолжительный взаимный зрительный контакт происходит только в моменты проявления страстной любви или ненависти. Для большинства людей в большинстве ситуаций пристальный взгляд, продолжающийся дольше нескольких секунд, таит в себе опасность, и оба человека быстро отводят глаза в сторону. Возлюбленные настолько доверяют друг другу, что могут без всяких опасений смотреть друг другу в глаза. При этом они подсознательно отслеживают степень расширения зрачков. Видя перед собой глубокие черные озера, они интуитивно понимают, что их чувства взаимны. Если же перед ними маленькие точки, они могут встревожиться, заподозрив, что в их отношениях не все гладко.

Что касается ненависти, пристальный взгляд рассерженного человека воспринимается как угроза. В старину, когда были сильны предрассудки, считалось, будто сверхъестественные существа следят за событиями в мире людей и влияют на их исход. То, что эти сверхъестественные существа или божества именно следят, подразумевало наличие у них глаз. Так как событий было хоть отбавляй и происходили они в разных местах, предполагалось, что у них много глаз и что они всевидящи. Что касается хороших богов, для людей это было несомненным благом, ибо такие боги могли оказывать им покровительство и обеспечивать защиту. Но существовали и плохие боги, демоны и бесы – злые духи, – и их взгляд мог предвещать несчастье.

Вера в могущество злых глаз получила широкое распространение и бытует в отдельных уголках мира до сих пор. Злые глаза превратились в «дурной глаз», способный сглазить, то есть оказать вредное, порой даже пагубное влияние. Если этот взгляд упадет на человека, с ним случится нечто ужасное. Иногда обычная женщина, против своей воли, воспринималась окружающими как обладательница «дурного глаза», и считалось, что каждый, на кого она посмотрит, так или иначе впоследствии пострадает. Люди защищались от этой угрозы с помощью амулетов и талисманов, которые они надевали на себя, носили в сумке или вешали дома. Некоторые из этих защитных устройств основывались на принципе, согласно которому откровенно сексуальный образ отвлекает внимание «дурного глаза».

Как это ни удивительно, многие служители христианской церкви в средневековой Европе закрепляли над своими дверями вырезанные из камня символы женских гениталий, дабы воспрепятствовать проникновению в дом злых духов. Для усиления этого образа гениталии изображались в сочетании с двумя раздвигающими их руками. Неудивительно, что в благочестивую Викторианскую эпоху большинство таких изображений было выброшено или спрятано, но некоторые из них дожили до наших дней. Более счастливая судьба оказалась у подковы, которая, по мнению многих, приносит удачу. Если бы было широко известно, что изначально и подкова символизировала женские гениталии, она тоже могла бы исчезнуть и не стать талисманом.

Поскольку худшие деяния «дурного глаза» связывались с завистью, было важно не расточать похвалы тому, кто в чем-то уязвим. Например, матери приходили в ужас, если незнакомец хвалил их новорожденное дитя. Они вешали над колыбелью амулет, предохранявший младенца от сглаза, или выполняли какие-то другие защитные ритуалы. Даже сегодня, особенно в странах Средиземноморья, многие люди относятся к подобным мерам предосторожности вполне серьезно.

Перейдя от воображаемых глаз злых духов к реальным женским глазам, мы увидим, как много самых разных визуальных сигналов они способны посылать.

Опущенный взгляд. Опущенные глаза очень часто воспринимаются как признак скромности. Так, младшие не осмеливаются поднимать глаза на старших, но они смотрят вниз прямо перед собой, а не бросают взгляды по сторонам. При этом голова у них слегка наклонена вперед, как бы в знак покорности.

Взгляд вверх. Иногда глаза поднимают к небу в качестве особого знака. Оставаясь в таком положении в течение некоторого времени, они выражают претензию на невинность. Сегодня это движение глаз уместно только в неофициальной обстановке. Человек как бы призывает небеса в свидетели своей невиновности.

Сердитый взгляд. Так смотрит мать на расшалившегося ребенка, взглядом призывая его к порядку. Сердитый взгляд – это сложный вариант пристального взгляда. Широко раскрытые глаза с нахмуренными бровями буравят «жертву». Здесь есть противоречие, так как широко раскрытые глаза обычно сочетаются с поднятыми бровями, вследствие чего этим двум компонентам лица приходится действовать друг против друга. По этой причине такое выражение нельзя сохранять сколько-нибудь долго. При сердитом взгляде верхние веки с такой силой давят вниз, что почти исчезают за опущенными бровями, и демаркационную линию этого взгляда создают брови, а не веки. Это придает глазам странное выражение, смысл которого очевиден – внезапный гнев.

Взгляд искоса. Он используется в том случае, когда человек хочет посмотреть на кого-то так, чтобы тот этого не заметил. Это также признак застенчивости. Такой взгляд как бы говорит: «Мне боязно смотреть на вас, но я не могу ничего с собой поделать». Именно его подразумевают, когда в разговоре используют популярное выражение «смотреть овечьими глазами».

Рассеянный взгляд. Взгляд становится рассеянным вследствие сильной усталости или когда человек предается мечтам. Тот, кто хочет продемонстрировать, что ему есть о чем мечтать (например, о новом возлюбленном), может рассеянно смотреть в окно или в противоположный угол комнаты, дабы произвести впечатление на окружающих.

Взгляд широко раскрытых глаз. Глаза, раскрытые так широко, что белок виден сверху и/или снизу от радужной оболочки, – обычная реакция на умеренное удивление. При этом увеличивается поле зрения и повышается чувствительность к визуальным раздражителям. Подчеркнуто наигранная версия этого движения глаз в настоящее время используется для выражения насмешливого удивления.

Взгляд с прищуром. Прищур тоже имеет подчеркнуто наигранную версию. По своему происхождению это защитная реакция на слишком яркий свет или угрозу повреждения глаз, но плюс к этому прищур обычно выражает презрение. Притворно «болезненное» выражение означает, что окружающие являются причиной постоянных страданий щурящегося. Это также выражение отвращения – проявление высокомерного пренебрежения к окружающему миру. Эпикантус монголоидов иногда создает ложное впечатление высокомерия, поскольку благодаря ему глаза выглядят нарочито прищуренными.

«Блистающий» взгляд. Увлажненные глаза посылают совершенно иной сигнал, который чрезвычайно трудно подделать (если только вы не профессиональный актер). Сверкающая поверхность глаза перенасыщена выделениями слезных желез вследствие эмоций, которые, однако, недостаточно сильны, чтобы вызвать настоящий плач. Это взгляд страстного любовника, преданного поклонника, матери, гордящейся ребенком, спортсмена, торжествующего победу. Он также может выражать страдание, горе и тяжелую утрату.

Плач. Сам по себе плач является мощным социальным сигналом. Тот факт, что мы плачем, а другие приматы нет, вызывает немалый интерес. Бытовала версия, будто это различие связано с тем, что наши предки несколько миллионов лет назад прошли водную фазу существования. Тюлени плачут под влиянием отрицательных эмоций, как и морские выдры, потерявшие свое потомство. Предполагалось, что чрезмерное слезоотделение – это побочный эффект усовершенствованной функции очистки глаз с помощью слез у млекопитающих, вернувшихся в море.

Данное объяснение представляется достаточно логичным. Если человек в глубокой древности прошел водную стадию существования и у него увеличился объем вырабатываемой слезной жидкости вследствие продолжительного контакта глаз с морской водой, он мог сохранить это свойство и сейчас использует плач как социальный сигнал. Это объясняет, почему он единственный из приматов обладает способностью плакать. Альтернативное объяснение заключается в том, что данная способность сформировалась в мире саванн, и плач является побочным действием усовершенствованной очистки глаз в условиях тамошних ветров и пыли. Можно возразить, что другие млекопитающие, живущие в среде сильной запыленности, не плачут под влиянием отрицательных эмоций. Против этого аргумента имеется такой довод: у обезьян на щеках шерсть, в которой слезы просто не видны.

Совершенно иное объяснение способности плакать основывается на идее, согласно которой главная функция слез, как и урины, заключается в выведении шлаков из организма. Химический анализ слез, пролитых под влиянием отрицательных эмоций, и слез, ставших результатом раздражения, показал, что они содержат разные белки. Существует предположение, что эмоциональные слезы выводят из организма излишек химических веществ, вызывающих стресс. Это объясняет, почему, если хорошо выплакаться, чувствуешь облегчение. Другими словами, улучшение настроения является биохимическим процессом. В таком случае визуальный сигнал заплаканного лица, побуждающий окружающих обнимать и утешать горюющего человека, следует рассматривать как побочный эффект процесса выведения шлаков из организма. И опять же трудно понять, каким образом эта теория может согласовываться с отсутствием способности плакать у таких животных, как шимпанзе, безусловно переживающих сильные эмоции в ходе общения с себе подобными.

Моргание. Оставим драматическую тему плача и обратимся к более будничной теме моргания. Сегодня в ходу несколько связанных с ним сигналов. Процедура обычного моргания, то есть частое опускание век, которые очищают и увлажняют поверхность роговицы на протяжении всего дня, длится приблизительно 1/40 секунды. В определенных эмоциональных состояниях, когда начинает увеличиваться объем вырабатываемых слез, скорость моргания возрастает, и поэтому оно может служить показателем настроения.

К модифицированным формам процесса относятся частое моргание, суперморгание, трепетание ресниц и подмигивание.

Частое моргание. Человек часто моргает, когда готов расплакаться. Это отчаянная попытка защитить глаза, прежде чем они переполнятся слезами. Частое моргание может также быть знаком выражения соболезнования.

Суперморгание представляет собой однократное преувеличенное моргание, замедленное и большее, чем обычно, по амплитуде. Оно используется для выражения притворного удивления. Это сугубо театральное действие, которое означает: «Я не верю своим глазам, но очищаю их, моргая, чтобы удостовериться в существовании того, что они видят».

Трепетание ресниц. При трепетании ресниц глаза быстро открываются и закрываются, как при частом моргании, но распахиваются более широко, и при этом на лице появляется «невинное» выражение. Это еще одно театральное действие, выражающее притворный испуг.

Подмигивание представляет собой однократное нарочитое моргание одним глазом, означающее существование тайного сговора между теми, кто подмигивает и кому подмигивают. Смысл этого сигнала таков: «В данный момент нас с тобой объединяет одно дело, в которое не должны быть посвящены посторонние». Подмигивание друзей друг другу во время собрания подразумевает, что подмигивающий сочувствует своему товарищу по какому-либо поводу или что они ближе между собой, чем с остальными присутствующими. Подмигивание незнакомцев обычно имеет сексуальную подоплеку, независимо от их половой принадлежности. Хотя этот сигнал означает некую тайную договоренность между двумя людьми, он может быть нарочито открытым с целью подразнить третью сторону. Используется подмигивание скрыто или открыто, знатоки этикета считают его признаком дурного тона. Один из них заявил, что в Европе подмигивание неприемлемо для женщины из хорошего общества и сравнил его с ударом по ребрам с целью привлечь к себе внимание… Многие представительницы слабого пола не умеют подмигивать убедительно и выглядят довольно нелепо, когда пытаются это делать, о чем нам постоянно напоминает одна хорошо известная телеведущая в конце каждой своей программы. По какой-то пока невыясненной причине (если только это не связано с трудностями, создаваемыми косметикой), мужчинам подмигивать легче, и это получается у них более убедительно.

Что касается природы подмигивания, ее можно определить как «направленное закрывание глаза». Закрывание глаза подразумевает, что секретное послание адресовано только одному человеку – тому, на которого смотрит подмигивающий. Второй глаз остается открытым для всех остальных, потому что это послание на них не распространяется.

Поскольку женские глаза посылают так много визуальных сигналов, стоит ли удивляться, что они подвергались всевозможным косметическим воздействиям. К 5000 г. до н. э. использовавшиеся в Древнем Египте средства для глаз имели уже довольно сложный состав. Галенит – черная краска на основе свинца – применялся для подчеркивания формы век. Из малахита – оксида меди – изготавливали знаменитое косметическое средство в виде зеленой пасты, наносившейся на кожу в области глаз. Помимо выполнения чисто декоративной функции оно защищало кожу от палящего солнца. Более элитарное, чисто декоративное средство изготавливали из измельченных муравьиных яиц.

Древнеегипетские модницы тратили много денег и времени, чтобы быть красивыми, а в результате недавно проведенных исследований выяснилось, что ко II тысячелетию до н. э. косметические препараты стали еще более сложными, чем было принято считать. Сегодня известно, что 4000 лет назад женщины в Древнем Египте прибегали к средствам не только черного и зеленого цвета, но и пурпурного, желтого, синего и трех оттенков белого, благодаря достижениям сравнительно развитой, так сказать, химической индустрии. Два средства из тех, что имели оттенки белого цвета, использовались и в медицине – как противовоспалительные. Плюс к этому черные средства делились на матовые и блестящие.

Для нанесения косметики на глаза использовали закругленные палочки из дерева, бронзы, гематита, обсидиана или кварца. Наборы этих палочек и горшков для косметических средств были найдены в ящиках для косметики, возраст которых насчитывает свыше трех тысяч лет.

Женщины Древнего Египта рисовали на лице две черные горизонтальные линии – от внешнего угла глаза к уху. Этот характерный декоративный элемент имел магическое значение: горизонтальные линии имитировали глаза кошки, священного животного древних египтян.

Такая практика бытовала в Древнем Египте в течение нескольких тысячелетий. Царица Клеопатра, последняя его правительница династии Птолемеев, экспериментировала с новыми сочетаниями оттенков, окрашивая верхние веки в темно-синий цвет, а нижние – в ярко-зеленый.

В Древней Греции ситуация была иной. Там порядочные женщины должны были демонстрировать естественную красоту и чистоту лица. Несмотря на то что слово «косметика» имеет греческое происхождение (от слова «Rasmetiros», означающего «искусное украшение»), косметическими средствами в Древней Греции могли пользоваться только куртизанки. Им позволялось красить веки черной тушью с помощью кисточки и подводить глаза черной краской. Хотя многие эллины с удовольствием проводили время в компании таких женщин, писатели той эпохи, придерживавшиеся строгих взглядов, высмеивали раскрашенных куртизанок. Один из них заметил, что, если увидеть таких женщин, только что поднявшихся утром с постели, «они покажутся менее привлекательными, чем обезьяны».

Нравы древних римлян в этом отношении были менее строгими. Овидий, первым написавший книгу, посвященную теме косметики, отмечал, что римлянки пользовались черными тенями для глаз на основе древесного пепла и золотистыми – на основе шафрана. Римский драматург Плавт говорил: «Женщина без краски на лице все равно что пища без соли».

После падения Римской империи косметика для глаз в Европе практически исчезла на долгие столетия. Когда она появилась вновь, ею стали пользоваться дамы сомнительной репутации – Старый Свет следовал древнегреческой традиции. Полностью она восстановила свои позиции только в начале XX века, когда начало набирать силу движение против чопорности Викторианской эпохи. В 1910 году вышла небольшая книжка под названием «Ежедневная книга красоты», в которой трогательно сообщалось о том, что для удлинения линии глаз можно использовать карандаш. В ней также приводилось описание устройства для загибания ресниц, чтобы они «выглядели, как звезды».

После Первой мировой войны, в 20–30-е годы, начался бурный расцвет рынка косметики. Эмансипированные молодые женщины были решительно настроены украшать себя в соответствии с собственными вкусами и отвергали всякое вмешательство в эти вопросы со стороны мужчин. Они испытывали сильное влияние со стороны раннего кинематографа. Актрисам, появлявшимся на примитивных с технической точки зрения «серебряных экранах» того времени, приходилось подчеркивать черты лица, дабы они были видны зрителям.

В частности, существенное влияние на развитие массового производства косметики оказала Феда Бара. Ее стиль – тяжелые веки – породил новую моду. Ее визажистом была Елена Рубинштейн, пионер в области современной косметики. Рубинштейн позаимствовала идею использования теней для глаз во французском театре и, зная о практике Древнего Египта, экспериментировала с краской для век, разрабатывая косметику для Феды Бара, когда она снималась в роли Клеопатры.

Это было начало косметической революции. В течение несколько десятилетий она прокатилась по всему миру, и голливудские крайности всюду стали банальностью. В начале 60-х годов XX века мир вновь испытал на себе сильное влияние Древнего Египта. На сей раз проводником этого влияния оказалась Элизабет Тейлор, тоже сыгравшая Клеопатру. Ее густо накрашенные глаза в знаменитом фильме 1963 года стали источником вдохновения для молодых женщин, и объемы продаж теней, подводки для глаз и накладных ресниц взлетели на невиданные высоты.

К концу 60-х вызывающе искусственный стиль Клеопатры уступил место более естественной внешности, но косметика для глаз, разумеется, не исчезла. Эта якобы натуральная «детская невинность» в действительности достигалась за счет всевозможных ухищрений. На смену крикливости пришла изощренная утонченность. Реклама провозглашала: «Для простого глаза это голое лицо». Однако это «голое лицо» получалось в результате самой продолжительной и трудоемкой процедуры в истории косметики.

С тех пор косметика для глаз стала неотъемлемой частью жизни современной женщины. Порой она бывает утонченной, порой не очень. Тени над глазами и под ними, линия глаз и ресницы – все это требует определенного внимания в соответствии с требованиями быстро сменяющих друг друга капризов моды. По крайней мере, на Западе пока отсутствуют какие-либо признаки грядущих ограничений в этой области «видоизменения» женщины. Даже в тех странах, где религиозные догмы заставляют их закрывать лицо на публике, практикуется использование косметики для глаз – пусть даже в приватной обстановке. Как выразилась одна иранская писательница, хотя лидеры Исламской Республики Иран и вынуждают женщин выглядеть безликими, «по иронии судьбы иранская косметическая индустрия процветает». Совершенно очевидно, что стремление женщины подчеркнуть красоту своих глаз сегодня столь же сильно, как и во времена древних цивилизаций.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.074. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз