Книга: Голый человек (сборник)

15 Талия

<<< Назад
Вперед >>>

15

Талия

Один из ключевых половых сигналов при идентификации взрослой женщины – тонкая талия. Отчасти женская талия обязана своей узостью выступающей груди, расположенной выше, и широким бедрам, находящимся ниже. Но даже без этих контрастов женская талия у?же, чем мужская.

Традиционно объем талии выражается ее соотношением с бедрами. Для женщин оптимальным является показатель 7:10, для мужчин – 9:10. Разница между этими двумя показателями на редкость устойчива. Если в одной культуре пышные формы считаются самыми привлекательными, а в другой предпочтение отдается более утонченным, это не влияет на половые различия в соотношении талия – бедра. Данная особенность человеческого тела имеет важное значение и древнее происхождение.

У современных женщин, по большей части ничем не ограничиваемых в области талии, ее объем в среднем составляет 71 сантиметр. Девушки, отбираемые за стройность своих фигур для работы моделями и участия в конкурсах красоты, в среднем имеют объем талии 61 сантиметр. У спортсменок, заботящихся в первую очередь о крепости мышц, а не о том, как они выглядят в глазах ценителей изящного, этот показатель равен 74 сантиметрам.

Разумеется, чтобы оценивать талию, ее нужно сопоставлять с объемами бюста и бедер. Именно соотношение этих трех параметров является важнейшим фактором оценки женской фигуры.

Тщательно отбираемые участницы конкурсов красоты имеют идеально сбалансированную фигуру с одними и теми же объемами бюста и бедер. Как правило, королева красоты может похвастаться размерами 91–61–91 сантиметр. Что касается тощих моделей, их традиционные параметры – 76–61–84 сантиметра. Такая модель может иметь очень симпатичное лицо и служить элегантной вешалкой для модной одежды, но ее фигура не посылает мужчинам первобытные сексуальные сигналы.

У типичной британской женщины со средними размерами 94–71–99 сантиметров несколько иная проблема. Ее бедра на 5 сантиметров шире, чем бюст. В некоторых европейских странах это различие еще больше. В Германии и Швейцарии оно равняется 6 сантиметрам, а в Швеции и Франции – 8 сантиметрам.

Типичная фотомодель из глянцевого журнала находится в противоположной ситуации. Ее размеры 94–61–89 сантиметров, то есть бюст шире, чем бедра, на 5 сантиметров. Ее грудь имеет тот же объем, что и у типичной европейской женщины, но она кажется более объемной, потому что ее талия и бедра у?же. Фотомодель неизбежно называют полногрудой, но это всего лишь иллюзия, создаваемая узкими талией и бедрами.

Кто-то может сказать, что подобные статистические данные давно устарели и руководствоваться ими нельзя. Организаторы многих конкурсов красоты уже не осмеливаются упоминать их в постфеминистском обществе. Однако факт остается фактом: они продолжают играть важную роль во взаимоотношениях людей. В ходе недавно проведенного эксперимента в торговом пассаже были выставлены женские фигуры в натуральную величину с различными пропорциями, и проходящих мимо взрослых мужчин просили указать, какая из них им нравится. Подавляющее большинство указывало на фигуру с округлыми формами, тонкой талией и сбалансированными пропорциями. Вердикт этих выбранных наугад мужчин лишний раз подтверждает, что фактор соотношения трех параметров все еще очень важен. Он так глубоко укоренился в мужском сознании, что никакие современные культурные подходы не в состоянии повлиять на его значимость.

Как и в случаях с другими частями женского тела, половое различие в объеме талии становилось причиной искусственных преувеличений. Раз узкая талия является признаком женщины, значит, очень узкая талия – признак суперженщины. В прошлом многие девушки были готовы страдать, дабы стать такой суперженщиной. Особая привлекательность чрезмерно узкой талии заключалась, во-первых, в ее относительной узости по сравнению с грудью и бедрами и, во-вторых, в ее абсолютной узости.

Причина привлекательности абсолютной узости проста и носит биологический характер. После того как молодая женщина рожает своего первого ребенка, ее талия в той или иной степени неизбежно становится толще. Даже если ей с помощью строгой диеты удается сохранять другие части тела такими, какими они были до беременности, талия, вследствие необратимых изменений в области брюшной стенки, произошедших во время родов, никогда не вернется в прежнее состояние. По некоторым оценкам, после нескольких родов женская талия, если она не утягивается с помощью тесной одежды, увеличивается в среднем на 15–20 сантиметров. Поэтому узкая женская талия на протяжении столетий являлась символом девственности – признаком женщины, созревшей для плотской любви и в то же время еще не познавшей ее радостей, что так неодолимо влекло к ней мужчин. Неудивительно, что многие женщины стремились вернуть узость талии всеми мыслимыми способами, используя для этой цели жесткие пояса и корсеты. Это вызывало ожесточенные споры в обществе, и отнюдь не между пуританами и гедонистами, поскольку и те и другие находились как по одну сторону баррикад, так и по другую.

Среди тех, кто в разные исторические эпохи протестовал против культа затянутой в корсет узкой талии, были и религиозные консерваторы, и вольнодумствующие либералы. В XVII веке протестовали консерваторы. Они утверждали, что любая попытка усовершенствовать природу является оскорблением Бога. В 1654 году Джон Булвер подверг яростной критике «опасную моду на неестественно узкую талию». Он называл тугой корсет немыслимо зловредным изобретением и сулил страшные беды молодым женщинам, которые, «считая себя недостаточно красивыми, затягивают талию до такой степени, что могут обхватить ее пальцами». Если они не послушают его, грозил Булвер, то «в скором времени их ожидает увядание, чахлость и тлетворное разложение».

Подобные взгляды не раз высказывались и впоследствии. Вышедшая в 1846 году книга американца Орсона Фаулера о вреде корсета имела подзаголовок «О негативных воздействиях, которые оказывает на дух и тело сжатие внутренних органов, замедляющее и ослабляющее жизненно важные функции». Вместо «увядания, чахлости и тлетворного разложения» Булвера Фаулер обещал носившим корсет женщинам «безумие и порочность».

Другие, менее радикальные, критики тоже высказывали опасения по поводу возможных последствий сильного обжатия туловища тугим корсетом. Среди них называли головные боли, обмороки, грыжу, повреждения печени, выкидыши, а также затруднение дыхания и кровообращения. Некоторые шли еще дальше и включали в этот список деформацию скелета, рак, заболевания почек, родовые травмы, эпилепсию и бесплодие. Один автор Викторианской эпохи перечислил 97 болезненных состояний, которые способно вызывать ношение тугого корсета.

Все эти предупреждения были по большей части излишними, так как мало кому из молодых женщин, носивших корсеты, не хватало благоразумия, чтобы не доходить до крайностей. Они не затягивались слишком сильно и не носили корсет подолгу. Совершенно очевидно, что слишком туго затянутый корсет затрудняет дыхание и кровообращение, а это способно спровоцировать головные боли и обмороки. Длительное его ношение может приводить к ослаблению мышц спины, в результате чего они после снятия корсета болят. Но ограниченное использование корсета и умеренное затягивание могут обеспечивать женской фигуре привлекательность во время торжественных мероприятий без негативных последствий для здоровья. Большинство молодых женщин, носящих корсет, именно так его и использовали вопреки страшным историям о причиняемом им вреде.

Эмансипированные женщины современности подвергали этот предмет своей одежды нападкам совершенно с иной точки зрения. Для них ношение корсета или чего бы то ни было подобного представляло собой покушение на свободу женщины. По мнению феминисток, он являлся символом не только физического, но и духовного гнета, которому подвергалась женщина со стороны мужчины.

Если современная, склонная к гедонизму женщина хотела, чтобы ее тело выглядело обольстительно на танцполе, она не могла надевать одежду, сковывающую движения. Если она хотела пользоваться сексуальным равенством во время прелюдии к близости, ей приходилось быть такой же гибкой и «свободной телом», как и ее партнер-мужчина. Если она хотела иметь узкую талию, дабы вызывать восхищение мужчин, это достигалось путем занятий спортом и соблюдением диеты, а не ношением корсета.

Интеллигентная суфражистка тоже стремилась к свободе тела, но по иной причине. Цель такой женщины заключалась в том, чтобы отвлечь мужское внимание от тела и сфокусировать его на духовных качествах. Она стремилась произвести на мужчину впечатление не репродуктивным потенциалом, а интеллектуальными способностями, поэтому любая попытка подчеркнуть женственность фигуры была для нее табу.

До сих пор речь шла о противниках корсета. Но у него есть и сторонники, которые выдвигают свои аргументы в пользу его ношения.

Во-первых, туго затянутый корсет служит проявлением самодисциплины, сдержанности и скромности.

Во-вторых, он свидетельствует о высокой нравственности, поскольку способствует недоступности его обладательницы. Она фактически защищена от мужского внимания броней. Ее тонкая талия визуально возбуждает мужчин, но тугой корсет препятствует физическому контакту с телом.

Кроме того, в прежние времена корсет играл важную роль, обеспечивая своей обладательнице аристократическую осанку. Туго затянутая молодая женщина была вынуждена держаться прямо, что придавало ей вид величественной грациозности. Она просто не имела возможности ссутулиться. Для поддержания туловища в вертикальном положении использовался длинный, плоский фрагмент кости, который, собственно, и был основой формы корсета. (Говорили, что он также служил эффективным средством защиты от посягательств со стороны мужчин, которые могут потерять над собой контроль и попытаться расшнуровать корсет.) Противоположное состояние – когда у женщины распущена шнуровка и она свободна в своих движениях – породило выражение «распущенная женщина».

Молодая женщина, туго затянутая в корсет, смотрится беззащитной – она немного напоминает попавшего в западню зверя. Заключенное в клетку тело ограничивает ее способность к поспешному бегству. Это неизбежно бросается в глаза мужчине, у которого на подсознательном уровне может возникнуть ощущение, что ее было бы легко поймать, решись он на преследование.

У некоторых мужчин есть фетишистское влечение к тугим корсетам, символизирующим зависимое положение женщины. В этом случае сексуальная привлекательность корсета заключена не только в женственных формах, которые он создает, но и в осознании мужчиной того факта, что женщина, за которой он ухаживает, переносит физические страдания ради него. С этой точки зрения нетрудно понять, как туго затянутый корсет способен стать неотъемлемой частью садомазохистской сцены.

Таким образом, пуританин и вольнодумец могут оказаться в рядах как противников корсета, так и его сторонников. Наличие тугого корсета делает женщину либо величаво холодной, либо волнующе соблазнительной, а при его отсутствии она может выглядеть либо естественной и свободной, либо распущенной.

Узкая женская талия вызывает такой интерес, что уже в наше время в отношении ее возникли два чрезвычайно популярных мифа. В соответствии с первым раньше благодаря использованию корсетов тонкие талии встречались очень часто. Бытует расхожее мнение, будто в позднюю Викторианскую эпоху привлекательной считалась та девушка, объем талии которой в дюймах (1 дюйм = 2,5 сантиметра) равен числу исполнившихся ей лет. Как гласит испанская пословица, молодая женщина должна иметь такую же талию, как у борзой собаки, а согласно другой поговорке, идеальная женская талия «не должна отбрасывать тень на солнце».

Считалось, будто в конце XIX века талия объемом 38–41 сантиметр была обычным явлением, и такая миниатюрность достигалась за счет того, что девушка начинала носить тугой корсет с раннего возраста. На рисунках XVIII–XIX веков женщины настолько туго затянуты в корсеты, что талии у них почти отсутствуют. Однако результаты исследований противоречат этому мнению. Так, еще в 1949 году обнаружилось, что объем талии самого узкого платья в огромной коллекции старой одежды составлял 61 сантиметр. Проведенное в 2001 году исследование дало тот же самый результат: опять минимальный объем талии в коллекции платьев XVIII столетия равнялся 61 сантиметру. Действительно, в XIX веке, после того как в обиход вошли металлические петли, талии стали у?же, но даже при этом минимальный объем составлял 46 сантиметров. Во время пика моды на узкую талию в Викторианскую эпоху ее объем варьировал в широких пределах – от 46 до 76 сантиметров.

Это отнюдь не означает, что миниатюрные талии не существовали, но они были скорее исключением, чем правилом. Даже в наше время отмечаются крайности. В Книге рекордов Гиннесса фигурирует англичанка, которой удалось уменьшить свою талию с 56 сантиметров – такой объем она имела в 1929 году, когда женщине было 24 года, – до поразительного объема 33 сантиметра в 1939 году. После этого она прожила еще 43 года, а это означает, что в ее случае сильное сжатие внутренних органов не причинило явного вреда здоровью. Однако необходимо подчеркнуть, что она представляет собой именно исключение, а не пример широко распространенной тенденции. Женщины могут стремиться иметь узкую талию, поскольку она является источником первобытного сигнала половой принадлежности, но они очень редко заходят слишком далеко, когда это превращается в навязчивую идею и грозит нарушением жизненного баланса. Раньше сторонницы крайностей затягивались в корсеты, в настоящее время их преемницы изнуряют себя «здоровыми диетами». Таким образом, мнение о широком распространении тонких талий в прошлом не находит подтверждения.

В соответствии со вторым мифом, женщины Викторианской эпохи ради узкой талии подвергали себя опасной операции по удалению ребер. В серьезных книгах по истории моды содержится безапелляционное утверждение, будто в конце XIX века некоторые молодые женщины совершенствовали свою фигуру, удаляя нижние ребра. Какие-либо подробности не сообщаются, но иногда приводятся фотографии женщин с удивительно тонкими талиями, обретенными таким способом. Многие более поздние авторы (включая меня в «Голой обезьяне» и Жермен Греер в «Женщине-евнухе») приняли это утверждение на веру и приводили его в качестве примера того, как далеко были готовы идти женщины в совершенствовании природы.

Однако, судя по всему, мы были введены в заблуждение. Результаты исследования, проведенного Валери Стил из нью-йоркского института моды, недвусмысленно свидетельствует, что «нет никаких данных по поводу того, что подобная практика существовала когда-либо…» Она указывает на то, что ни в одной истории о пластической хирургии нет ни единого упоминания об удалении ребер и что в конце XIX века подобная операция была бы сопряжена с большим риском в силу невысокого уровня развития тогдашней медицины. При повторном взгляде на фотографии женщин, якобы по своей воле лишившихся ребер, представляется вполне вероятным, что их изображения ретушированы, дабы узкие талии выглядели еще более узкими.

Несмотря на это, вера в реальность косметического удаления ребер столь сильна, что вокруг нее возникла новая «городская легенда». В течение нескольких лет ходили ложные слухи, будто некие всемирно известные голливудские звезды недавно подверглись этой операции. Утверждалось, что мы располагаем прогрессивной медицинской технологией, с помощью которой фигуры этих знаменитых женщин были усовершенствованы. Упоминались имена по меньшей мере семи звезд, пожертвовавших ради красоты своими нижними ребрами.

Тем не менее нет никаких доказательств проведения столь сложных хирургических операций, и большинство упоминавшихся звезд отвергли эти утверждения как абсолютно нелепые. Однако слухи в отношении певицы и актрисы Шер оказались настолько упорными, что она была вынуждена пройти медицинское обследование, получить официальное заключение о наличии всех ребер и подать иск на известный французский журнал за распространение этих слухов.

Хотя сегодня совершенно ясно, что ни дамы Викторианской эпохи, ни современные знаменитости не прибегали к этой радикальной мере, остается вопрос, производилось ли когда-нибудь удаление нижних ребер в косметических целях. Сказать что-либо определенное трудно, но есть кое-какие данные, свидетельствующие о том, что в очень редких случаях такие вмешательства все же имели место. Описание хирургических операций по перемене мужского пола на женский обычно содержит пояснение, что «удаление ребер производится для получения более выраженной линии талии». Но далее всегда следует фраза «многие специалисты считают данную процедуру нецелесообразной». Опубликованный список нескольких американских пластических хирургов, готовых выполнить эту операцию, сопровождается указанием ее стоимости – 4500 долларов.

Одна жительница Гамбурга заявляет, что она уменьшила объем своей талии с 51 до 36 сантиметров с помощью комплекта тугих поясов, корсетов и удаления ребер. Женщина сообщает, что после успешной операции провела в больнице всего три дня, после чего принимала участие в телевизионных программах в Германии, Австралии и США, демонстрируя свою поразительную фигуру. Даже если все, что она говорит, правда, это всего лишь отдельный, экстремальный случай. Утверждения, будто «удаление ребер было довольно обычным явлением в 50-е годы», и другие подобные комментарии остаются неподтвержденными. Это не более чем миф, сложившийся на основе бесконечно повторявшихся слухов. Они отражают отнюдь не реальность, а мужские фантазии. Похоже, образ узкой женской талии навсегда отпечатался в сознании мужчины.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.438. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз