Книга: Чудесный Китай. Недавние путешествия в Поднебесную: география и история

Китайские пассионарии в действии

<<< Назад
Вперед >>>

Китайские пассионарии в действии

Со своим планом «завоевания рынка» на недавнем форуме выступила моложавая, но очень уверенная в себе женщина по имени Мэн Линь. Необычным было то, что она была не чиновницей или ученой, а предпринимательницей, президентом торговой компании «Чэнлинь» из города Маньчжоули. Еще более необычной была откровенность, с которой она говорила о намерении использовать открытие внутреннего рынка России для наращивания экспорта китайских овощей и фруктов, расширять уже действующий распределительный центр в Иркутске, создать систему сетевого маркетинга, заняться слиянием и поглощением каналов сбыта на Дальнем Востоке. На банкете в большой монгольской юрте по завершении форума состоялось знакомство с Мэн Линь и ее мужем по имени Гэн Фучэн. Каждый из них вложил в семейный бизнес не только по одному иероглифу собственного имени, но и по мощному заряду пассионарности.

Уже на следующее утро мы втроем обходили владения предприимчивой пары. На просторной площадке в конце Второй улицы имелось все, что полагается иметь на овощебазе: во дворе разгружались грузовики с номерами разных провинций Китая и загружались фуры с иркутскими и читинскими номерами, на складе работницы перебирали картошку, а грузчики укладывали на поддоны ящики с надписью «Яблока». Не было только запахов подпорченных овощей.

«Наш девиз – “честность в торговле, взаимная выгода партнеров” относится как к китайцам, так и к русским, – приговаривала Мэн Линь, вскрывая наугад то ящик свежих яблок из провинции Цзилинь, то ящик персиков из Чжэцзяна. – Мы закупаем овощи и фрукты в 18 из 23 провинций Китая и тщательно выбираем поставщиков. Подпорченные продукты – подмоченная репутация. Это для нас неприемлемо. Мы хотя и самый крупный в Маньчжоули, но не единственный экспортер овощей и фруктов. То же самое и с российскими партнерами. В нашем распределительном пункте в Иркутске работают двадцать человек, там хорошие маркетологи, и они поддерживают отношения только с надежными закупщиками в самом Иркутске, а также в Чите, Красноярске, Омске, Новосибирске. Со времени основания компании десять лет назад поставки в Россию растут на 20 % в год и в 2011 году составили 50 тыс. тонн».

Мы вышли во двор, откуда как раз собиралась выехать пара огромных фур. «Длуга, ластаможка быстла-быстла!» – пожелала Мэн Линь русскому водителю передовой машины. Тот приветливо помахал ей и тронулся в путь. «Товар вывозят более 200 машин, все принадлежат российским компаниям. Работаем круглые сутки, семь дней в неделю, – пояснил на хорошем русском языке Гэн Фучэн, отвечающий в семейном бизнесе за транспорт, контакты с властями, финансовые операции через собственную кредитную фирму, а также за начатую недавно торговлю русским лесом. – С конца мая у нас затишье, ведь летом наши соседи сами выращивают овощи и фрукты. Но с ноября начнется запарка: в Россию пойдут груши, апельсины, мандарины, яблоки… В “меню” более 50 названий сезонных овощей и фруктов. Нам посчастливилось найти выгодный и полезный бизнес, мы ведь никого не обижаем, не вытесняем, а только помогаем северным соседям питаться полезной и вкусной пищей, создаем в России новые рабочие места. Проблемы? По нашу сторону границы их нет. Как резиденты “открытого порта” мы даже освобождены от экспортных пошлин. Бывает, теряем много времени на границе, ваши таможенники – строгие люди. Главное ограничение для нас и наших конкурентов – это малочисленность населения на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, невысокие доходы большинства потребителей».

В довольно скромном кабинете «королевы фруктов» на стенах вывешены почетные грамоты и дипломы, а на столе – фотографии двух улыбающихся мальчишек. Иметь двух детей – это не только большое родительское счастье, но и лишнее доказательство делового успеха. Ведь в условиях все еще строгой демографической политики получить разрешение властей на «сверхпланового» ребенка обходится недешево, надо внести немало средств на разные городские программы…

«Все началось ровно двадцать лет назад, – рассказывает Мэн Линь. – Восемнадцатилетней девушкой я узнала из телепередачи о создании в Маньчжоули “открытого порта” и о всевозможных льготах. Уехала из родной провинции Цзилинь, не раздумывая. Хотелось самостоятельности, романтики. Первые годы были очень суровые. Пришлось недоедать, заниматься мелкой торговлей, раскладывая товар прямо на земле… Дела пошли на лад, когда встретила Гэна».

«Ко времени нашей встречи я уже кое-что знал о торговле с Россией, – улыбается Гэн Фучэн. – В Маньчжоули я попал после окончания университета в городе Цицикар, это тоже во Внутренней Монголии. Работал переводчиком с русскими “челноками”, потом с китайскими “фирмачами”. С 1996 года мы с Мэн Линь сами занялись торговлей фруктами и овощами, но работали через посредников. Только в 2002 году создали компанию “Чэнлинь”, начали торговать с Улан-Удэ, с тех пор, как видите, развернулись шире».

На прощание основатели «Чэнлинь» подарили мне небольшой арбуз, выращенный в Маньчжоули. В здешних условиях это равносильно осуществлению фантазии автора одной из советских песен 1970-х: «Утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести». Похоже, энергия и предприимчивость пассионариев, помноженная на продуманную стратегию государства, способна творить чудеса. Именно таким чудом видится мне Маньчжоули, китайский город с русской спецификой.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.394. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз