Книга: Занимательная зоология

Далеко ли переселяются мыши?

<<< Назад
Вперед >>>

Далеко ли переселяются мыши?

Существует немало фантастических рассказов о массовых переселениях мышей и других грызунов на далекие расстояния. Находятся «очевидцы», которые уверяют, что на их глазах грызуны целыми стадами переплывали реки, огромными полчищами двигались по полям, заходили в города и не останавливались ни перед какими препятствиями. В старой зоологической литературе, пользовавшейся иногда случайными, непроверенными сведениями, описывалось, например, организованное переселение сусликов, при чем «каждая партия имела своего предводителя, издающего особо громкие звуки». Почти такие же утверждения приходится иногда слышать и теперь, порою от культурных наблюдателей-врачей, учителей, работников сельского хозяйства.

Где же правда и где вымысел в этих рассказах? Ведь от правильного ответа на этот вопрос зависит наша тактика борьбы с грызунами. Если эти зверьки действительно могут подниматься стадами и переселяться, то не к чему организовывать местную охрану урожая, а лучше разыскивать эти далекие таинственные очаги размножения в других районах и там проводить своевременное истребление грызунов. Если действительна наблюдаются массовые переселения грызунов, то предусмотреть подобные стихийные бедствия было бы очень трудно и отсюда могли бы создаться демобилизационные настроения.

Зоологи всего мира, в том числе и ряд советских ученых, обратили особое внимание на эти вопросы и в настоящее время получили ответ, не вызывающий никаких сомнений.

Некоторые грызуны обладают способностью к далеким переселениям-миграциям. Так ведут себя маленькие северные зверьки — полярные пеструшки. В некоторые годы огромное количество их покидает родные места и кочует в одном направлении, попадая, например, с Кольского полуострова в Норвегию. Хорошо изучены и миграции обыкновенной белки. Причиной их служат периодические неурожаи кедровых орешков и сосновых семян. Зверьки бегут дни и ночи за сотни километров, переплывают реки, заходят на улицы городов, взбираются на телеграфные столбы и садовые деревья. Тысячи и тысячи их гибнут на дороге: их поедают хищные птицы и звери, уничтожает человек, губят развивающиеся болезни и голод. К далеким передвижениям способны и некоторые сибирские суслики. Правда, никаких стад они не образуют, но отдельные экземпляры ведут бродячий образ жизни и их находили иногда за 180 километров от места кольцевания.

В отношении других грызунов не было получено ни одного доказательства, их далеких передвижений, несмотря на большие проделанные работы и! применение точного метода кольцевания. Кольцевание многих тысяч европейских сусликов показало, что эти грызуны не уходят далее 5-ти километров от первоначального места. При этом основная масса животных остается в пределах 500 метров, а наиболее подвижными оказываются отдельные молодые суслики, закольцованные в период их природного расселения.

Кольцеванию подвергались также лесные и домовые мыши, полевки, хомячки, песчанки. После длительных наблюдений была установлена большая привязанность и этих грызунов к своим местам обитания. Например, по работе Б. К. Фелюка, из 1120 закольцованных песчанок, только одна была поймана в 5-ти километрах, три — в 2-х километрах, 16 — в 1-м километре, а остальные — в пределах участка кольцевания, хотя наблюдения и отлов животных велись непрерывно в течение 15 месяцев. Мыши-полевки удалялись от места кольцевания не далее нескольких сотен метров, в редких случаях — до двух километров.

Ясно, что такие перекочевки единичных зверьков на большие расстояния не имеют ничего общего с рассказами о массовых передвижениях. Следует добавить, что работы по кольцеванию грызунов велись в различное время года и в различных условиях, в том числе и осенью, когда зверьки особенно многочисленны и больше всего были бы склонны к перекочевкам.

В чем же дело? Каждой осенью мелкие мышевидные грызуны резко повышают свою численность, в результате предшествовавшего размножения. Это легко понять, если вспомнить, что серая полевка приносит 6–8 детенышей через каждые полтора месяца. Выводки быстро подрастают и, в свою очередь, начинают размножаться. От июля до ноября появляются дочерние, внучатые и правнучатые потомства, и вместо единичных зверьков на осенних полях начинает кишеть масса полевок. Быстрому размножению способствуют мягкая осенняя погода и обильный корм. Число детенышей в помете увеличивается, а промежутки между появлением отдельных выводков сокращаются. Часть старая самка беременеет, кормя предыдущий выводок.

Множество зверьков снует от копны к копне, повсюду они таскают колосья, делают тысячи временных норок, ссорятся и пищат. Достаточно взглянуть на скошенное поле — и создается впечатление, что огромное количество полевок пришло из других районов. На этом и успокаивается случайный наблюдатель, которому некогда выяснить истинные причины осеннего появления грызунов. Да он и не знает, как приступить к этому делу.

Наступают холода, и мелкие грызуны начинают испытывать беспокойство. Тот же самый инстинкт, который безотчетно побуждает птиц к осеннему перелету, руководит и этими зверьками. Беспорядочно шмыгают они по местности, ища теплые зимние квартиры и оседают во всех удобных местах — стогах и скирдах, амбарах, домах, густых зарослях бурьяна и кустарников. Нет ничего удивительного в том, что на отдельных небольших участках передвижки кочующих грызунов получают временами видимость какой-то организации: подул холодный западный ветер, и животные невольно устремляются к востоку, ветер же донес до них с гумна привлекательные хлебные запахи, и они повертывают по направлению к нему.

Бывают и другие случайные причины. В низовьях Волги я был свидетелем, как зимние ветры-моряны подпирали речную воду; вода выходила из берегов, ломая тонкий лед, и заливала низменные окрестности. Целые армии мышей, выгнанные из тростников, постепенно передвигались прочь от воды и, натыкаясь на селения, находящиеся на бугре, оседали в них, создавая настоящее стихийное бедствие. Подобные перекочевки с заливаемых лугов возможны и летом.

Следовательно, небольшие отдельные передвижения групп грызунов вполне возможны осенью и в начале зимы. Возникает другой вопрос — далеко ли они совершаются? Наблюдения показали, что мыши не могут двигаться большими массами далее одного-двух километров. Вымирание таких скоплений грызунов от развивающихся эпизоотий и прямого истребления хищниками происходит очень быстро, и шансы на гибель каждого зверька увеличиваются с каждой сотней метров его пути. Один из зоологов очень тщательно проследил пути полевок по зимнему снегу и установил, что всякий раз, когда зверьку удавалось проделать более долгую дорогу, он падал жертвой сороки, вороны, хорька или ласки. Кроме того, если при своем движении зверьки натыкаются на ровные, ничем не привлекательные пространства, лишенные корма и защиты, они повертывают обратно, ища более удобных мест.

Знание этих особенностей передвижения грызунов дает возможность понять правила борьбы с ними. Село, окруженное у околицы пустошью с бурьянами, осенью, несомненно, привлечет размножившихся зверьков и поэтому следует еще летом своевременно уничтожить эти очаги. Но ожидать массового нашествия грызунов с далекого и неизвестного расстояния — это значит прислушиваться к пустым разговорам и опустить руки, не видя того, что делается v себя под ногами.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.631. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз