Книга: Занимательная зоология

Жизнь степных блох

<<< Назад
Вперед >>>

Жизнь степных блох

Однажды, разрывая норку полёвки, я заметил и тут же потерял какую-то интересную блоху и, разыскивая ее, чуть не ползал на животе, раздувая и разгребая пыльную землю. За моими действиями с интересом наблюдал подошедший старичок-колхозник. Наконец, Он не выдержал и спросил, что я здесь потерял.

— Блоху! — коротко ответил я.

— Блоху? — удивленно переспросил он и присел на корточки, поглядывая то на землю, то, опасливо, на меня.

Пришлось ему объяснить цель моего занятия, но он остался неудовлетворенным. Затем, когда блоха была поймана и посажена в пробирку, старик осторожно спросил меня, сколько же мне платят за такую работу? Узнав, что платят сумму немалую, он сокрушенно покачал головой, вздохнул и, ничего не сказав, пошел прочь. Вероятно, он с сожалением думал о расходе государственных средств на такую пустую затею, как ловля блох…

Вспоминая об этом случае, я никак не могу винить моего собеседника. Блохи и работа с ними кажутся со стороны совершенно никчемным делом, а головы людей, которые ходят по степи и ловят блох — видимо, кажутся не совсем в порядке. И действительно, что можно сказать о взрослом серьезном человеке, если он, разговаривая с вами, внимательно присматривается к чему-то на вашем плече, вдруг моментально схватывает блоху, и вместо того, чтобы уничтожить ее, старательно укладывает ее в пробирку, которая оказывается у него всегда наготове.

— Это, вероятно, в трамвае на вас вскочила. Интересно узнать, не самка ли это, которая ищет места для выплода?.. — говорит спокойно он.

Таковы именно специалисты-«блоховеды», которые не упускают ни одного случая, чтобы получить новые данные, касающиеся блох. Длительная работа с блохами развивает особую зоркость, наблюдательность, профессиональную привычку иметь дело с мелкими и прыткими насекомыми.

И когда полностью знакомишься с задачами этой работы, начинаешь по-иному представлять это «никчемное дело».

Некоторым из читателей будет странно узнать, что блохи повсюду населяют леса, пустыни, степи, а не только живут близ человека и на его домашних животных. Но, однако, это так. И блохи не только укрываются в шерсти млекопитающих и среди перьев птиц или отсиживаются в их норах, гнездах и логовищах, но и свободно кочуют по степи. Благодаря таким «блошиным пастбищам» (описанным, например, в Забайкалье), эти паразиты переходят иногда на людей, ночующих в степи. Правда, в наших степях это происходит очень редко, потому что местные блохи, выходящие на поверхность, сравнительно немногочисленны.

Изучение блох и их жизни составляет очень сложную специальность немногих паразитологов. И поэтому неудивительно, что особенности этих насекомых совершенно неизвестны широким кругам.

Что бы, казалось, можно сказать о блохах, кроме того, что они — мелкие надоедливые паразиты и пребольно кусаются? Однако, блохи — высоко организованные существа, одни из древнейших в мире насекомых и имеют много удивительных особенностей и повадок.

Родиной наиболее близких к нам блохи человека и блохи кошек и собак является Африка. В далеком прошлом они были паразитами некоторых африканских хищников, затем постепенно приспособились к древнему человеку и его животным и расселились по всему миру. Это с несомненностью доказывается при изучении диких африканских блох, очень близких по своим признакам к нашим паразитам. Вообще же число видов блох велико и все они крайне разнообразны. Только в СССР известно около 270 видов и подвидов блох, а в степях нашего юго-востока — около 70 видов. Разбираться в этом сложном «блошином хозяйстве» зоологам довольно трудно, так как некоторые виды отличаются внешне очень слабо друг от друга, каким-нибудь дополнительным волоском или другим устройством одного членика на лапке. Однако, различные виды имеют и различное значение в жизни животных и человека, почему и требуется умение их точно определять.

При слабом увеличении микроскопа хорошо видно сложное устройство блохи и ее полупросвечивающих внутренних органов. Ее сжатое и заостренное тело покрыто прочной блестящей оболочкой, по которой разбросаны многочисленные усики, волоски, шипики, зубчики, гребни, образующие странный наряд, в особенности на груди. Обладая таким телом, блоха легко и быстро движется среди гущи волос и ее не так-то легко ухватить. Сложно устроен колющий аппарат, главное орудие которого — стилет — чрезвычайно тонко (всего около двух сотых миллиметра в диаметре). Лапы имеют много суставов и цепкие крючки на концах. Среди внутренних Органов есть и такие, назначение которых до сих пор не разгадано паразитологами.

Человеческая блоха имеет, в среднем, длину два миллиметра и не более четырех, а многие степные блохи гораздо мельче. Несмотря на это, специалисты производят очень тонкие операции над блохами, вскрывают их, извлекают отдельные органы.

Зачастую необходимо точно знать, какие именно микробы находятся в желудке блохи. Для этого недостаточно просто растереть обмытую блоху в капле жидкости и полученной смесью заразить воспринимающее заразу животное (например, мышь). Поверхность тела блохи и ее органы загрязнены различными микробами. Поэтому приходится тщательно отделять различные органы друг от друга.

Когда-то, в средние века, существовала народная забава — «блошиный цирк». Блохи, посаженные под стекло, в тесном пространстве, не позволявшем им прыгать, были привязаны тонкими волосками к миниатюрным пушкам, коляскам, сделанным из расщепленных соломиной. Стараясь освободиться, блохи ползли и таскали за собой эти маленькие предметы. Но и теперь, в некоторых случаях, при изучении живых блох, приходится «сажать их на цепь», т. е. привязывать тонкими волосяными или проволочными петлями, надетыми на переднюю часть туловища насекомого.

Что же заставляет уделять такое пристальное внимание изучению блох? Их огромное значение как разносчиков тяжелых заразных заболеваний, прежде всего — чумы и туляремии. Блохи не только заражают людей, но, что особенно важно, переносят заразу с одного животного на другое. Поэтому болезнь, передаваясь все время от одного зверька к другому, вместо того, чтобы угаснуть, существует в некоторых местностях веками, образуя природные очаги чумы и туляремии.

Взрослые блохи могут питаться только кровью зверей и птиц. Обычно каждая блоха сосет кровь один-два раза в сутки, выкачивая сразу около половины кубического миллиметра (такова вместимость ее желудка). Иногда эта потребность увеличивается, особенно у самок, кладущих яйца, но зато, раз напившись, при отсутствии пищи блоха может очень долго голодать. Так происходит, если хозяин блохи погиб или перешел в другую нору. Долгими месяцами вялые голодающие блохи могут оставаться живыми. В условиях опыта, при содержании в погребе, была прослежена жизнь сусликовых блох, не получавших крови свыше года.

Очень интересные опыты ставились и в природе. Участок степи был огорожен глубокой канавой. После этого постепенно выловили всех сусликов и других грызунов. Каждая нора, сейчас же после освобождения ее от зверька, закрывалась железной сеткой, чтобы в нее случайно не могли забежать другие животные. Участок окарауливали в течение полутора лет и через определенные сроки разрывали на нем группы пустых нор и тщательно разбирали находившиеся в них гнезда. Блохи, лишенные хозяев, постепенно вымирали, но все же небольшая часть их осталась живой До конца наблюдений.

Наконец, своего рода массовый опыт по удалению хозяев блох представляют ежегодные работы по истреблению сусликов на больших площадях. После этого масса блох лишается своих основных кормильцев. Сами же блохи почти не уничтожаются отравляющими веществами, так как яды, обычно применяемые для борьбы с сусликами, не доходят до гнезда в глубину норы. Через некоторое время блохи начинают самостоятельное путешествие — лезут по ходам нор, появляются у выхода и передвигаются по земле.

За поведением таких блох велись точные наблюдения., Например, в одном случае за 7 часов (днем) суслиная блоха сделала 247 прыжков, в общей сложности 12 метров, но так как эти прыжки совершались беспорядочно, в различные стороны, то она передвинулась всего на 1,8 метра от первоначального места. Кстати сказать, степные блохи могут делать только короткие прыжки в 10–14 сантиметров, не так, как человеческие, прыжки которых достигают 32 сантиметров.

Солнечный жар и сухость быстро убивают движущихся по степи блох, но некоторая часть их все же выживает, так как насекомые прячутся в тени растений, в трещины почвы и при первой возможности вспрыгивают на шерсть пробегающих животных или входят в новые встретившиеся норы. Особенно активно путешествуют блохи в ночное время.

Блохи «пасутся» по степи не только в результате истребления грызунов, но и по другим причинам. Суслики сами по себе, без участия человека, нередко бросают свои старые норы. Иногда суслика изгоняют сами блохи, достигшие невероятного количества, в особенности после зимовки. Известны случаи, когда из шерстит одного суслика выбирали более двух сотен блох, а из его гнезда — около двух тысяч! Кроме таких «брошенных» блох в пустых норах, животные роняют блох и на поверхности земли и, таким образом, отдельные «беспризорные» паразиты всегда единично рассеяны по летней степи.

Наши паразитологи И. Г. Иофф и В. Е. Тифлов подсчитали, что только из одной сусликовой норы выходит, в среднем за сезон, 15 блох, при чем имеются случаи, когда только за сутки из некоторых нор появляется до 52 блох, а за весь сезон — до 114. В своих работах паразитологи пользовались или ватными тампонами и клейкими трубочками, вставленными в норы, или особыми приборами — блохоловками, которые могут уловить отдельных блох, как вышедших, так и вошедших в нору.

Одни из блох более привязаны к шерсти хозяина и неохотно его покидают. Такова собачья блоха, которая, случайно соскочив с собаки, погибает Обычно после первых же суток. Другие блохи, напротив, большую часть жизни проводят в норе животного, в его гнезде, но и те и другие, вместе с их яйцами и личинками, нуждаются в повышенной влажности. Вот почему они и развиваются особенно успешно в мусоре и темноте подземных нор животных, где глубинные слои почвы всегда сохраняют достаточную влагу и ровную прохладную температуру. Из отложенных яиц вскоре выходят очень мелкие беловатые личинки. Они питаются различными гниющими отбросами, но также и непереваренной кровью в испражнениях взрослых блох. После нескольких линек, с сбрасыванием шкурки, подросшие личинки окукливаются, и из куколок появляются взрослые блох. За время своей жизни блоха уже не линяет и не увеличивается в размерах. Под микроскопом легко определить старых блох с обломанными волосками и чешуйками, которые уже никогда не обновятся.

Продолжительность жизни блох в лабораторных условиях, при хорошем подкармливании может быть очень велика. Была прослежена жизнь блох, человеческой — около полутора лет, а одной из степных — до четырех с половиной лет! В природе блохи, как и все другие существа, вымирают значительно быстрее и от одного сезона до другого доживает их лишь небольшое количество.

Однако, и этого количества достаточно, чтобы принести большие неприятности и животным и людям. Происходит это так. При насасывании крови больного животного такие ослабленные животные имеют особенно много блох) блоха воспринимает микробов-возбудителей. Некоторые из них стойко существуют в организме блохи, например, возбудители страшной болезни — чумы. А способность блох к голоданию делает их еще более опасными хранителями заразы. В условиях опытов блохи, после однократного кормления на зараженном чумой суслике, выживали голодными и сохраняли чуму до 395 суток! Такие же блохи, содержащие чумных микробов, были найдены и в пустых норах ранней весной, при пробуждении сусликов от спячки. Следовательно, около восьми месяцев они жили без хозяев и питания.

Попадая, наконец, на животное, изголодавшаяся блоха с жадностью принимается кормиться, давится, отрыгивает кровь, смешанную с ее слюной, в ранку и переносит на нее микробов, вызывая заболевание и гибель своего нового хозяина. Особенно часто происходит это ежегодно около середины мая, когда молодые суслики расселяются в массе для самостоятельной жизни и занимают множество пустующих нор. Нередко в глубине этих нор лежат истлевшие трупы старых сусликов, погибших от чумы, вместе с десятками зараженных блох, которые накидываются на молодых зверьков. Наступает чумная эпизоотия сусликов и ее переход на людей вполне возможен. Следовательно, блохи играют огромную роль в поддержании и распространении, чумы, туляремии и многих иных болезней, позволяют им прочно укореняться, затрудняют борьбу с ними.

Поэтому все работы по изучению блох, как переносчиков инфекций, и получаемые выводы приобретают огромное значение, вносят ясность в запутанные вопросы очагов опасных болезней в природе и помогают искоренить навсегда их источники.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.583. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз