Книга: Занимательная зоология

Как змеи ловят свою добычу

<<< Назад
Вперед >>>

Как змеи ловят свою добычу

Вероятно, ни одно из мелких существ не вызывает у нас такого безотчетного чувства страха и отвращения, как любая небольшая и довольно беспомощная змея, когда мы внезапно сталкиваемся с нею в природе. Мне приходилось наблюдать, как сильные и смелые люди, очутившись лицом к лицу с гадюкой, бледнели и поспешно отступали на почтительное расстояние.

Впрочем, и большинство животных оказывается не смелее человека: лошадь, корова, овца, собака или кошка, тигр или волк, — все они трусливо отшатываются прочь, даже если увидели змею впервые в своей жизни.

В основе такого поведения лежит древний инстинкт предков, живших в те далекие времена, когда первобытные леса и стопи кишели ядовитыми змеями и их укусы уносили бесчисленные жертвы.

В наших южных степях теперь живет всего несколько видов змей, хотя и довольно многочисленных в некоторых районах. Прежде всего это — степные гадюки, небольшие светлосерые змеи с характерной темной зигзагообразной полоской на спине, очень коротким, быстро суживающимся хвостиком и треугольной головкой, резко отграниченной от туловища. Гадюка — змея с смешанным дневным и ночным образом жизни, хотя узкая щель вертикального зрачка выдает ее, как преимущественно ночное животное. В любой весенний день бродя по целинной степи, можно повсюду заставать гадюк, греющихся на солнцепеке поблизости от старых и свежих нор грызунов, куда стараются быстро шмыгнуть напуганные чем-либо змеи.

Присмотритесь к поведению застигнутой гадюки. Плохое зрение и слух позволяют гадюке заметить фигуру пешехода только в нескольких шагах от себя. Быстро развернувшись, она хочет нырнуть в ближайшую норку и вьется по траве неуклюжим телом. Но нора не подвернулась, а опасная тень надвигается все ближе. Тогда змея меняет тактику и, повернувшись к вам, начинает судорожно выбрасывать голову с раскрывающейся пастью. В каком-то истерическом приступе она мотает головой, подскакивает, шипит, выбрасывает свои жидкие испражнения и всячески предупреждает: «Не подходи близко, не наступи на меня!..» Ведь если бы не эти отчаянные сигналы. Она погибла бы под копытом любой пасущейся коровы…

Но вот вы протягиваете к этому разъяренному от испуга существу палку. Гадюка целится в предмет и выбрасывает к нему свою голову. Ее широкая пасть с чмоканьем раскрывает и сжимает челюсти. После пяти-шести промахов, она, наконец, случайно попадает зубами в воображаемого противника и снова пускается в бегство.

Плохая согласованность движений все же не помешает змее куснуть вас за руку или за ногу, если, увлекшись, вы пододвинетесь к ней слишком близко. Природная тактика нападения воякой ядовитой змеи и заключается в этих беспорядочных выпадах по различным направлениям, и гадюка как бы «обстреливает» своей головой все ближайшее к ней пространство.

К вечеру, если запастись терпением и тихо на четвереньках подкрасться к городку нор мышей и полёвок, можно наблюдать охоту гадюки. Змея лежит головой к норе совершенно неподвижная, как изваяние. Так проходит полчаса, и вы собираетесь уйти, как вдруг из норы выглядывает усатая мордочка, и серый зверек, семеня ножками, выбегает на тропинку перед входом. С необычайной быстротой гадюка «стреляет» своей головой в полёвку и снова занимает прежнюю позицию, как будто дальнейшее ее не интересует. Полёвка громко и зло пищит и по инерции тащится несколько шагов, но затем валится на бок. Она живет еще несколько минут, барахтается, вскрикивает и дергается лапками. Но вот яд сделал свое дело, и маленький зверек окончательно замирает.

Убедившись, что жертва затихла, змея приходит в оживление и подползает ближе. Ее черный раздвоенный язычок беспрестанно выскакивает из плотно сжатой пасти через особый вырез в губе, гадюка ощупывает им со всех сторон полёвку, как бы не доверяя глазам, и близость пищи вызывает v нее обильное выделение слюны.

Наконец, она широко разевает пасть. Два длинных ядовитых зуба теперь плотно прижаты к нёбу. Взяв полёвку за заднюю часть, змея передумывает, бросает ее, находит голову и смыкает над ней раздувшиеся челюсти. Затем, постепенно перебирая ими, она налезает пастью на полёвку, как перчатка на руку, и вот снаружи остается лишь часть зверька. Гадюка еще шире раздвигает пасть и подвижные несоединенные между собой кости ее головы раздаются во все стороны. Теперь раздувшаяся голова змеи похожа на мешок, из отверстия которого торчит лишь зад и хвостик добычи. Гадюка неподвижно отдыхает от этих усилий и тяжелю дышит. Длинная хрящевая трубочка гортани заметно выпячивается под нижней губой. Без этого приспособления змея задохнулась бы при долгом заглатывании. После короткого отдыха змея снова дергает головой, тужится и, наконец, добыча переваливает через горло.

Если спугнуть гадюку во время заглатывания, она прежде всего постарается выбросить пищу, так как с нею во рту чувствует себя беспомощной.

Помимо мелких грызунов, гадюки питаются ящерицами, подвернувшимися птенцами в гнездах мелких птичек, заглатывают некоторых жуков, не отказываются порою и от растительного корма. Так, в жигулевских лесах я видел, как местные гадюки угольно-черного цвета охотно высасывали ягоды земляники, в изобилии покрывающей лесные поляны. Старые крупные гадюки пожирают при случае и сусликов, что дается им с большим трудом, из-за крупных размеров этих грызунов.

По-иному охотятся неядовитые змеи — ужи и полозы наших степей.

Желтобрюхий полоз — большая и сильная змея, достигающая в длину более двух метров. Такие «старики» довольно редки и чаще всего эти змеи не превышают 160–180 сантиметров. Зоркость полоза значительно лучше, чем гадюки. Однажды, едучи верхом по сухой полынной степи, я увидел издалека большого желтобрюха, который, также заметив лошадь и меня, удирал прочь, красиво изгибаясь и как бы плывя по земле с поднятой головой. Змея отчаянно работала своими подвижными ребрами, отчасти заменяющими ей ноги, но я ушел догнать ее, прежде чем она нашла спасительную нору. При виде змеи, лошадь повела ушами и затанцевала на месте, не желая двигаться дальше, а полоз круто повернулся и стремительно бросился к нам. Чтобы не потерять ценный экземпляр, мне пришлось буквально свалиться со спины моего коня прямо на полоза и схватить его. Змея сопротивлялась бесстрашно: как молния, мелькала ее голова, полоз наносил мне удары, искусал мне руки и даже лицо своими мелкими, но острыми, как иглы, зубами, пока я не перехватил змею за шею и не упрятал в мешок.


Полоз, заглатывающий ящериц (по фотографии с натуры).

Таким образом, полозы, после неудачных попыток к бегству, нередко оказывают бешеное сопротивление, и эта особенность породила ошибочную народную молву о полозах, как о весьма опасных змеях.

Ящериц и грызунов полоз ловит очень активно. Одним взмахом своего гибкого туловища он обвивает жертву кольцами, умело парализует всякое движение зверька, например, суслика, который лишь тяжело дышит и выкатывает глаза, не успев и понять, что с ним произошло. Затем змея сжимает свои петли все туже, стискивает грудную клетку, ломает кости и душит добычу. Убедившись, что суслик затих, полоз, придерживая его изгибом туловища, поспешно приступает к заглатыванию. Если змее помешать, то она не намерена прекратить свое занятие: угрожающе шипя, она бросается и отгоняет вашу руку. Распялив гигантскую пасть, в несколько раз шире своего тела, полоз постепенно пропихивает суслика в горло, сжав его и растянув.

Кроме желтобрюхого полоза в наших степях изредка встречаются более мелкие — узорчатые полозы и красивые красновато-бурые медяницы. Все эти змеи приносят большую пользу, уничтожая различных грызунов. Но этого нельзя сказать о поедающих лягушек ужах — обыкновенном, с желтым венцом на головке, и водяном, без венца, с серой пятнистой спинкой, которого неопытный человек может принять за гадюку. Кстати, заметим, что все наши неядовитые змеи и помимо окраски, имеют характерные отличия от гадюки. Голова их более узкая и продолговатая, нередко отходящая от туловища. Самым же характерным признаком остается устройство длинного, тонкого, постепенно суживающегося хвоста неядовитых змей, в отличие от короткого, привешенного, как хлястик, хвостика гадюки.

Однако, ужи хорошо подражают гадюке: находясь в опасности, они угрожающе шипят, бросаются по направлению к преследователю и раздувают скулы, так что их голова становится треугольной. Это подражание имеет большой защитный смысл, и человек, готовый схватить ужа, колеблется и оставляет свое намерение, а вдруг это — какая-нибудь особая гадюка, «замаскированная» под ужа?..

Вероятно, многие из нас заставали на берегу пруда или реки ужей, охотящихся за лягушками и мелкой рыбешкой, которые служат их главным кормом. По поводу охоты ужа за лягушкой существует в народе, убеждение об особый «притягивающей силе», которая, якобы, манит прямо в пасть змее ее жертву. Конечно, это относится к области фантазии. Лягушка — существо с очень низкой организацией и движущиеся предметы ее мало пугают. Она равнодушно смотрит, выкатив глаза, на палку, которую вы приближаете к ней, потому что не находит в ней опасности, машинально хватает зеленый листок, нанизанный на рыболовецкий крючок, и так же спокойно относится к появлению змеиной головы рядом с нею. Одним броском уж схватывает неповоротливую добычу и долго ее заглатывает.

Из этого сравнительного описания поведения гадюки, полоза и ужа можно сделать вывод о том, что, снабдив ядовитых змей их основным оружием — опасными зубами, естественный отбор во многом снизил их общую активность, сделал менее подвижными и расторопными, чем неядовитых змей, которым приходится рассчитывать только на свою ловкость.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.088. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз