Книга: Ближе к воде [Удивительные факты о том, как вода может изменить вашу жизнь]

В нужном месте

<<< Назад
Вперед >>>

В нужном месте

Хотя Чиксентмихайи и другие ученые доказали, что люди способны входить в состояние потока в разных обстоятельствах, занимаясь при этом разными видами деятельности. Судя по всему, в определенных местах и при определенных условиях многим легче достичь максимальной эффективности, работать на пределе своих возможностей и, соответственно, войти в творческое состояние «потока». Полностью погружаясь в богатую сенсорными стимулами среду и сознательно обращая внимание на то, где мы и что делаем — даже если речь идет о таких простых вещах, как прогулка по парку или катание на лодке, — мы зачастую задействуем как произвольное внимание, так и сети пассивного режима работы мозга. И это вводит нас в состояние осознанного, но при этом спокойного, расслабленного фокуса.

Несколько лет назад Дэвид Стрейер пригласил пять нейробиологов, а также гида, фотографа и репортера New York Times Мэтта Ричтела в семидневный поход по реке Сан-Хуан на юге штата Юта. Пять из семи дней путешественникам предстояло обходиться без сотового телефона и доступа в интернет, так как никакой связи там не было. По сути, на это время люди отказывались от любых достижений технического прогресса. Ученым было интересно узнать, что произойдет с их познавательными способностями, если на мозг будет воздействовать только река, ее окрестности и общение с другими путешественниками.

На протяжении пяти дней путники «с боем» сплавлялись по бурным речным порогам (усиленный фокус внимания), шагали по тропам вдоль отвесных обрывов каньона (физический стресс) и плыли на плотах по спокойным участкам реки, где могли просто любоваться красотой окружающей природы. Постепенно суматоха и потребности городской жизни отступили на второй план. И, по словам Ричтела, идеи и мысли начали течь намного свободнее. Ученые согласились, что все это время с их восприятием «что-то» происходило — как будто их голова очищалась, благодаря чему и запускались плодотворные дискуссии на невероятно широкий круг тем [81]. Было ли это связано с отсутствием отвлекающих факторов? Или с тем, что мозг путешественников наконец получил отдых, в котором отчаянно нуждался? Или это было связано с погружением в природу и пребыванием на воде? Или с потрясающими видами усыпанного звездами ночного неба? Со сменой обстановки или самим уходом от привычной рутины? Скорее всего, определенную роль сыграли все эти факторы, но, независимо от причины, очевидно, что переход от городской суеты к жизни на лоне дикой природы и впрямь помогает нам делать свое дело.

Разумеется, целью экспедиции было не само по себе путешествие по реке в компании других ученых. Их интересовало, насколько значимыми окажутся произошедшие за это время перемены. Скептически настроенные члены группы изначально не были уверены в том, что поход приведет к каким-либо существенным долгосрочным изменениям — как в личном плане, так и интересным с научной точки зрения. Но к концу путешествия даже Арт Крамер, амбициозный, успешный и чрезвычайно энергичный нейробиолог из Иллинойского университета, признал, что для него «время в экспедиции текло медленнее» (впервые с тех пор, когда ему исполнилось пятнадцать). А еще он заявил, что теперь намерен выяснить, что именно способствовало большей ясности мыслей и другим явным улучшениям его мозговой деятельности — пребывание на природе, физические нагрузки от гребли и пеших переходов или и то и другое вместе. Тодд Брейвер, профессор психологии из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, начал строить планы исследования мозга в состоянии покоя и в природной среде с помощью нейровизуализации.

Пол Этчли, профессор Канзасского университета, рассказывавший нам ранее о серьезном вреде чтения и отправки текстовых сообщений за рулем автомобиля, получил, по его словам, более полное представление о почти наркотической зависимости современного человека от цифровой стимуляции. Еще один участник похода, Стивен Йантис, глава отделения психологии и неврологии Университета Джона Хопкинса и признанный специалист в области томографии головного мозга, особо отметил одну приятную беседу поздним вечером «под звездами и вьющимися над головами летучими мышами». По словам ученого, для него это стало прекрасным фоном, чтобы найти новый подход к пониманию результатов его исследований в области когнитивного контроля при переключении с задачи на задачу. И все участники похода в один голос рекомендовали некоторое «отключение» перегруженного и постоянно работающего мозга современного человека в качестве эффективного лечения. Как выразился Ричтел, когда рядом течет река, свободно текут и новые мысли и идеи.

При сопоставлении всех фактов становится очевидным, что совершить относительно длительное путешествие по реке, без сомнения, полезно и увлекательно, но даже недолгая прогулка на открытом воздухе может принести человеку огромную пользу. Скульптор Дэвид Эйзенхауэр описал это так: «На природе мои мысли успокаиваются, и из этого спокойствия рождается настоящее искусство» [82]. А американский философ Ральф Уолдо Эмерсон сказал о великом мыслителе Генри Дэвиде Торо следующее: «Продолжительность его прогулок была соразмерна длине его произведений. Если он сидел дома, он вообще ничего не писал» [83]. И это относится к очень многим творческим людям, что вполне объяснимо с психофизиологической точки зрения. Список интеллектуальных и художественных прорывов, совершенных благодаря прогулкам на природе или купанию в водоемах, действительно очень длинный. Иногда, для того чтобы найти решение, надо просто выйти из дома.

Дэвид Пуу — спасатель мирового класса, в его жилах, помимо прочих, течет гавайская кровь. Он сертифицированный оператор экстренной службы спасения на воде. Иными словами, это один из тех парней, которые всегда выручат вас из беды на море, реке или океане. Правда, Дэвид может также подвести вас под монастырь, так как он не только спасатель, но еще и фотограф, и кинооператор, прославившийся на весь мир тем, что крупным планом снимал серферов на смертельно опасной волне «Маверик», а также акул у побережья Гавайских островов и отчаянных ребят, сплавлявшихся на плотах по бурной Американ-Ривер. Фотографии Дэвида печатали такие журналы, как Sports Illustrated, National Geographic и Time. Он знаток гидрологии и метеорологии волн, умеет предсказывать, какой будет погода и как волны разбиваются о рифы или разбегаются на мелководье. И это неудивительно, ведь Дэвид всю жизнь живет у океана и проводит в воде 250 дней в году. Он фотоохотится в ней, на ней, под ней и рядом с ней. Он виртуозно управляет почти всеми видами транспортных средств — от вертолета и самолета до гидромотоцикла, лодки и доски для серфинга, — что позволяет ему занимать идеальную позицию для съемки. Кстати, при выборе кадра Дэвид руководствуется исключительно интуицией.

Впрочем, креативность Дэвида выходит далеко за рамки его способности находить идеальный кадр. Его «послужной список» также включает успешное участие в соревнованиях по серфингу, велоспорту, плаванию и автогонкам, а еще и серьезные достижения в литературе и искусстве. Он смелый и неординарный мыслитель, который не боится задавать провокационные вопросы любому, будь то высокопоставленному чиновнику из Национального управления океанических и атмосферных исследований или Министерства обороны США или участнику конференции Sea-Space Initiative (это мероприятие привлекает инновационных мыслителей, интересующихся проблемами «внутреннего и внешнего космических пространств»).

По словам Дэвида, цель искусства — не красота и не познание мира, а общение, взаимосвязь и взаимовлияние. «Красота есть просто поиск и подключение к чьему-либо духу, ко внутреннему миру, — говорит он. — Вы стараетесь донести не то, что видели, а то, что проникло в вашу собственную душу. Вы используете визуальные образы, чтобы информировать душу и просвещать дух. Именно так и создается сообщество, именно так формируется коммуникация, так мы устанавливаем связь друг с другом. Это и есть цель любого искусства».

Конечно, не каждый человек может рассчитывать на такую же тесную связь с водой, какой достиг Дэвид. Впрочем, обнадеживает вывод науки нейроэстетики: художественное отображение действительности способно стимулировать мозговую деятельность практически так же эффективно, как реальные объекты. И это особенно важно, если речь идет о воде. Ничто не может сравниться с реальным пребыванием на берегу реки, плаванием в бассейне и прогулкой по морскому побережью, но, даже глядя на фотографии этих мест, мы заставляем свой мозг переходить в режим Голубого разума. И сила такого перехода огромна — если не верите, спросите Майкла Фокса, — а далее мы обсудим этот переход и другие способы, которыми вы можете «смочить» свою «сугубо сухопутную» жизнь.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.318. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз