Книга: 100 великих тайн сознания

ТЕРЗАЮЩИЕ ДУШУ СТРАХИ

<<< Назад
Вперед >>>

ТЕРЗАЮЩИЕ ДУШУ СТРАХИ

Тревога, вызванная какими-то травмирующими событиями на определенных этапах жизни человека, может впоследствии проявиться и принять болезненную форму непреодолимого и необъяснимого страха – фобии.

Одной из самых распространенных фобий является клаустрофобия – боязнь замкнутого пространства. При этом заболевании человек испытывает страх в тесных или закрытых помещениях: лифтах, метро, подземных переходах, комнатах без окон.

Клаустрофобию вызывают травмирующие обстоятельства, связанные с удушением, болью, испытанной в каком-либо замкнутом пространстве, особенно на ранних этапах развития личности.

Некоторые исследователи появление такой фобии связывают с травмой рождения, поскольку переживания человека, испытывающего боязнь замкнутого пространства, должны полностью соответствовать ощущениям плода перед началом родов, когда на него воздействуют сокращения матки.

Противоположные ощущения испытывают люди, страдающие агорафобией – боязнью большого открытого пространства. Нередко такое расстройство определенным образом связано с клаустрофобическими переживаниями – человек боится не столько свободного пространства, сколько перехода из замкнутого в открытое. Эта фобия связана с боязнью быть разорванным на части, прекратить существование при выходе из физических границ тела, оказаться рассеянным в пространстве.

Кстати, агорафобией страдал чешский композитор и дирижер Дворжак. И этот страх был настолько велик, что с годами композитор почти совсем перестал выходить один из дома и чувствовал себя хорошо только тогда, когда кто-нибудь из домашних, друзей или учеников сопровождал его.

Непосредственная тревога за свою жизнь, естественная для человека боязнь смерти тоже может принимать болезненную форму, превращаясь в танатофобию – непреодолимый патологический страх смерти. При таком расстройстве психики человек нередко испытывает близость и неизбежность своей кончины. Любые ситуации, несущие в себе потенциальную опасность, представляются такому человеку безвыходными и ведущими к неминуемой гибели.

Танатофобией, кстати, страдал испанский поэт Гарсиа Лорка. И, чтобы хоть как-то компенсировать этот постоянный страх, «по меньшей мере пять раз в день, – вспоминает Дали, – поминал Лорка о своей смерти. Ночами он не мог заснуть, если мы все вместе не шли его “укладывать”». Но и в постели он все равно умудрялся до бесконечности продолжать самые возвышенные, исполненные духовности поэтические беседы, которые знал нынешний век.

И почти всегда кончались они разговорами о смерти, и, прежде всего, – о его собственной смерти».



П.И. Чайковский панически боялся мышей

С танатофобией довольно тесно связана нозофобия – патологическая боязнь тяжело заболеть. Нередко человеку представляется, что недуг, которым он непременно заболеет, окажется неизлечимым и смертельным.

Похожая фобия наблюдалась, например, у Владимира Маяковского. Причиной ее стала смерть отца поэта. Еще совсем не старый человек, он ушел из жизни из-за нелепой случайности: сшивая бумаги, он уколол палец булавкой, что привело сначала к заражению крови, а вскоре и к преждевременной смерти. Эта смерть глубоко запала в сознание Маяковского, и, помня об этом трагическом событии, поэт всю жизнь с нескрываемой мнительностью относился к каждому порезу, царапине, уколу. Более того, он очень взыскательно относился к окружающим его предметам, особенно к тем, которые могли каким-то образом повлиять на его здоровье. Так, например, он очень пристально осматривал каждую поданную в буфете тарелку, с брезгливой опасливостью брался за дверную скобу, захватанную чужими руками. Он даже, отправляясь куда-нибудь, всегда брал с собой йод, маленькую мыльницу и несколько чистых платков.

А вот Сергей Есенин очень боялся сифилиса. «Выскочит, бывало, на носу у него прыщик величиной с хлебную крошку, и уж ходит он от зеркала к зеркалу суров и мрачен, – вспоминает Мариенгоф. – Однажды отправился даже в библиотеку вычитывать признаки страшной хворобы. После того стало еще хуже – чуть что: Венчик Венеры!»

Очень боялся заболеть Руссо. Так, например, стоило ему прочесть какую-нибудь медицинскую книжку, и он тотчас обнаруживал у себя все болезни, в ней описанные. И при этом изумлялся, как он еще остается жив, страдая столь тяжелыми недугами. Между прочим, он воображал, что у него полип в сердце.

Одним из проявлений нозофобии является ипохондрия – безосновательная и ошибочная уверенность человека, что он уже страдает тяжелой болезнью. При этом мнимый больной испытывает разнообразные болезненные ощущения. А так как причины их появления лежат в психической области, то ни лабораторные анализы, ни другие методы терапевтического обследования не способны выявить никаких органических нарушений.

Несмотря на это, у ипохондриков могут появиться самые настоящие симптомы физических расстройств: слабость, тошнота, рвота, запор или понос, мышечные судороги и боли. Такие ощущения являются своеобразными проявлениями вытесненных в подсознание воспоминаний о прежних физических повреждениях организма.

Особыми разновидностями нозофобии являются канцерофобия (боязнь развития злокачественной опухоли), мизофобия (боязнь грязи и загрязнения) и бациллофобия – боязнь заражения инфекционными заболеваниями.

По мнению психоаналитиков, на бессознательном уровне человеческой психики рост раковой опухоли ассоциируется с беременностью и ростом плода. Поэтому глубинные корни этого заболевания следует искать в психологических конфликтах на ранних стадиях развития личности, при которых беременность представляется грязной и опасной.

При бациллофобии и мизофобии безотчетный страх сконцентрирован на биологических загрязнениях, неприятных запахах и выделениях. У страдающих этими фобиями нередко присутствует страх не только заразиться самому, но и заразить или загрязнить окружающих. При этом у человека развивается крайне низкая самооценка, вызванная бессознательным отождествлением самого себя с биологическими загрязнителями. Зачастую это приводит к навязчивым состояниям, и действия, направленные на очищение тела от загрязнений, переходят в патологические формы. Такой человек может мыть руки каждые пять минут, порой растирая их до крови.

Вытесненные в подсознание воспоминания о страданиях, испытанные при рождении, и полученные в течение жизни знания о мучительности родов могут вызвать у женщины фобию беременности и родов. Таким образом, материнство становится по психологическим причинам почти невозможным, так как мысль о предстоящих страданиях внушает ей ужас.

У некоторых женщин может иметь место и другое эмоциональное расстройство – боязнь материнства. Эта фобия возникает сразу после рождения ребенка и представляет собой сложный комплекс ощущений, при котором женщина испытывает приступы ненависти к новорожденному, сменяющиеся страхом перед этой ненавистью. В то же время появляется беспричинная и чрезмерная тревога за ребенка.

Одной из распространенных фобий является боязнь поездок на каком-либо виде транспорта: поезде, самолете, автомобиле. Так, передвигаясь в поезде, больной испытывает вместе со страхом перед замкнутым пространством воздействие некой непреодолимой силы, перед которой он оказывается беспомощным. То же самое относится и к авиаперелетам. Самым же существенным в комплексе переживаний при транспортных фобиях является невозможность держать ситуацию под контролем. Это особенно заметно в случае поездок в автомобиле: нередко случается, что человек испытывает непреодолимый страх езды в качестве пассажира, но при этом сам спокойно садится за руль.

Противоречивые ощущения возникают у человека, подверженного акрофобии – боязни высоты. Он испытывает одновременно страх перед падением и стремлением броситься с высоты.

Существует также множество зоофобий – боязни животных. Причем непреодолимый ужас могут вызывать как действительно опасные звери, так и совершенно безобидные существа.

Так, знаменитый композитор Петр Ильич Чайковский до ужаса боялся мышей. А на гениального испанского художника Дали в детстве наводили ужас кузнечики: он трясся от страха, если это насекомое всего-навсего попадался ему на глаза, не говоря уже о том, когда ужасное создание прыгало на него. Даже в зрелом возрасте художник не мог избавиться от навязчивого страха перед этими существами. Так, живя в Америке в поместье Каресс Кросби, он всегда пил кофе на крыльце дома, а не на лужайке, как все, боясь встречи с этой мерзкой тварью. Но в то же время Дали любил мух. Более того, обожал, когда они в летнюю жару облепляли его потное тело, и это было, как он признавался впоследствии, одним из стимуляторов его творчества.

Страх перед природными стихиями в патологической форме представляет собой кераунофобию – боязнь ненастья и бури. Это типичный страх перед непреодолимой силой, не зависящей от воли человека и несущей в себе потенциальную опасность. Такой фобией страдал великий композитор Бетховен, который в то же время создал прекрасное изображение грозы в «Пастушеской симфонии».

Помимо перечисленных выше фобий, которые наиболее распространены, имеются сотни других, иногда настолько редких, что их можно встретить только в единичных случаях: например, пирофобия – боязнь огня и гидрофобия – боязнь воды…

А вот у художника Сезанна уже с детства появился странный, почти панический ужас перед чужими прикосновениями к его телу. Стоило кому-либо случайно коснуться его, как он вздрагивал, словно от укола иглы. Он и в самом деле боялся, как бы кто не дотронулся до него. Однажды какой-то мальчик, съезжая по перилам лестницы, по которой в это время спускался Поль, неожиданно изо всех сил ударил его ногой. С тех пор Сезанн и стал страдать боязнью прикосновения. И этот страх он сохранил на всю жизнь.

Русский же художник Иванов боялся отравления и объяснял боли не расстройством желудка, а существованием в Риме враждебной партии, которая подкупала служителей трактиров, где он обедал, чтобы отравить его.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.763. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз