Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

Письмо царя Феодора I Иоанновича

<<< Назад
Вперед >>>

Письмо царя Феодора I Иоанновича

октябрь 1586 года

Восхваляем единого Бога, создавшего все сущее, благословляем его песнопениями и большой честью и чтим его в трех образах: во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, нашего Бога единого, который доверил нам крепко держать скипетр христианства и защищать Его избранный народ, и воздаем ему честь и вечную славу.

Наш государь, император и великий князь Федор, сиятельнейшему и достойному всяческих похвал возлюбленному брату Генриху, королю Франции, и проч., приветствие и братскую дружбу выражает.

Мы послали к Вам нашу грамоту с нашим толмачом Петром Рагоном, дабы известить Вас о состоянии наших дел и для того, чтобы услышать о вашем добром здравии, на каковую нашу грамоту Вы послали ответ с упомянутым нашим толмачом и прислали вместе с ним дворянина, слугу вашего, по имени Франсуа де Карль, дабы осведомиться о состоянии нашего здоровья. Он вручил нам письма, что Вы нам отправили, где Вы пишете, что носите великий траур о смерти усопшего нашего господина и досточтимого отца, великого императора и могучего государя Иоанна, императора всех русских (и мы были признательны узнать об этом)[85]. Кроме того, Вы поздравили нас с тем, что Богу было угодно воздвигнуть нас на престол усопшего нашего господина и отца, сделав нас, после его смерти, властителем всех этих стран; тем самым Вы проявили самую братскую любовь и дружбу. Более того, Вы пишете, что желали бы укрепить и умножить любовь и братские отношения с нами, и с этой целью намереваетесь в более удобное время прислать к нам вашего посла, с поручением и полномочиями установить дружбу и братские отношения и сделать торговлю купцов свободной, дабы приезжали и уезжали с обеих сторон безопасно и безо всяких помех, так, чтобы наши купцы могли покупать всякие товары в ваших землях и странах, а ваши купцы в наших. Мы тоже желаем укрепить таким образом дружбу и братские отношения, дабы еще умножить нашу дружбу и братство.

Поэтому шлите к нам вашего посла безо всякой опаски, морем или сушей, дайте ему полномочия заключать договоры по всяким делам, дабы утвердить между нами дружбу и понимание лучшим образом, каким это только будет возможно.

А по прибытии посла вашего ко двору нашему мы прикажем нашему совету обсуждать с ним все, что будет касаться этого дела, и о чем они договорятся, то и будет выполнено, чтобы представители наши пришли к соглашению с вашим послом.

А сверх того, дозволяем вашим послам и гонцам свободно приезжать в наши владения по морю и по суше и возвращаться назад со всеми своими людьми и имуществом безо всякой заминки и задержки. Мы дозволили также, чтобы ваши купцы ходили со всякими товарами в наши земли, а именно морем к Холмогорской пристани [Havre de Colmagret][86], а сушей во все наши владения, и возвращались назад свободно безо всякого урона и задержки, и все это лишь силой настоящего письма.

Мы благосклонно приняли Франсуа де Карля, слугу вашего, которого мы видели самолично, и отправляем Вам его назад с настоящим письмом.

Дано при нашем дворе в Москве, в год от сотворения мира 7094 (1586), в месяце октябре.

В это время в России годы считались по константинопольскому календарю, согласно которому первый год христианской веры соответствует 5508 году от сотворения мира. Год начинается 1 сентября, соответственно, 1585 год начался 1 января 7093 года и закончился 31 декабря 7094 года. Первое января 7094 года (пятого месяца календаря) было первым днем 1586 года. 7094 год начинается 1 сентября 1585 года и заканчивается 31 августа 1586 года. Видимо, ошибка вызвана тем, что копиист или переводчик не обратил на это внимания. Таким образом, наиболее вероятная дата – октябрь 1585 года, если, конечно, нет ошибки и в документе значится 7094, а не 7095 год. Жордания не сомневается в том, что письмо было написано в 1585 году, а французские историки продолжают придерживаться 1586 года (либо по невнимательности, либо понимая, что на самом деле речь идет не о 7094 годе). Это обстоятельство многое меняет: в зависимости от даты, когда было написано письмо, оно может являться причиной или следствием путешествия Жана Соважа. Оба варианта могут быть логически объяснены (см. параграф IV.3в).

Пьер Рагон и Франсуа де Карль практически не оставили следов, но они упоминаются в рукописях космографа Андре Теве (см. главу VI).

Ниже приводится жалованная грамота французским купцам, известная во Франции как «первый торговый договор» между Францией и Россией[87]. В ней упоминается Никола де Ренель, один из спутников Жана Соважа («И поверьте, что месье Колас и дю Реннель были более раздражены тем, что вынуждены столько пить, чем тем, что пришлось отдать столько денег», абзац 6).

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.295. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз