Книга: Каждой твари – по паре: Секс ради выживания

* * *

<<< Назад
Вперед >>>

* * *

Здравствуйте, доктор Татьяна!

Меня очень раздражает существующее положение вещей. Я стебельчатоглазая муха, Cyrtodiopsis dalmanni, и каждую ночь ко мне на свидания прилетают девчонки, но я редко вижу дважды одну и ту же девушку. Хуже того, лишь немногие из них оказываются девственницами, и я знаю, что ночь за ночью они летают на свидания к разным парням. Что же им нужно и почему я не могу удовлетворить их?

Ущербный из Малайзии

Действительно, самки стебельчатоглазой мухи изрядно распущенны. Однако у них весьма взыскательный вкус. Самок твоего вида безумно привлекают парни с таким громадными стеблями глаз, что расстояние между глазами превосходит длину тела. Ты знаешь по опыту, что, когда на тропики опускаются сумерки, стебельчатоглазые мухи собираются в стаи и устраиваются на ночлег на корневых отростках возле берега. Самки летят к месту ночевки вслед за самцом с самыми выпученными глазами и утром вступают с ним в связь, чтобы днем вновь отправиться на поиски пропитания.

Понимаете, девчонки могут утверждать, что хотели бы видеть рядом с собой доброго, понимающего, преданного парня – иными словами, что душа значит больше, чем внешность. Но на самом деле женщины большинства видов придают исключительное значение внешности. Вот почему, как правило, самцы обзаводятся дурацкими длинными хвостами, немыслимыми прическами – или глазами, болтающимися на концах длинных упругих отростков.

Дарвина приводили в тупик экстравагантная раскраска и украшения, присущие столь многим самцам. Эволюцию средств защиты и нападения объяснить было нетрудно. А вот с украшениями все было куда сложнее. Слишком часто яркая внешность, казалось, работала против естественного отбора, затрудняя выживание. Возможно, павлиний хвост смотрится здорово – но вы когда-нибудь видели летящего павлина? Нелепейшее зрелище! Он с трудом несет себя по воздуху, делаясь легкой добычей для тигра.

Пытаясь объяснить, каким образом огромные хвосты и прочие побрякушки развивались у самцов вопреки риску быть съеденным, Дарвин выступил с идеей еще более радикальной, нежели эволюция путем естественного отбора. Он назвал это «половым отбором». Самцы украшают себя, так как самки предпочитают встречаться с самыми красивыми представителями своего вида. Поскольку в этом случае красавцы смогут оставить больше потомства, повышение сексуальной привлекательности с лихвой компенсирует все опасности, подстерегающие его из-за длинного хвоста.

Теория вызвала целый град насмешек. У самок есть чувство прекрасного? Нелепо. Женщины сами делают выбор? Абсурд. Но Дарвин, как всегда, оказался прав. Сегодня уже никто не сомневается, что у многих видов именно самки выбирают сексуального партнера и их вкусы могут стать причиной появления самых необычных украшений. Однако о том, что? именно самки находят в обладателях длинных глазных стебельков или самых пышных хвостов, до сих пор идут ожесточенные споры. Только привлекательный внешний вид? Или нечто большее?

Теоретически оба предположения могут быть справедливы. Черты, связанные с сексуальной привлекательностью, могут развиваться в соответствии с теорией, известной как «Фишеровское убегание», или преимущество рождения сексуально привлекательных сыновей. Кто такой Фишер? Рональд Фишер – один из величайших математиков и генетиков ХХ века. В соответствии с предложенной им моделью изначально решающими являются вкусы самок: девушкам нравятся, скажем, длинные хвосты, просто потому что нравятся. По этой причине длиннохвостые самцы имеют больше всего партнерш. Эти партнерши рожают сыновей с длинными хвостами (то есть сексуально привлекательных), которые, в свою очередь, также пользуются наивысшей популярностью у самок. И так – до бесконечности. Что же в результате? Хвосты становятся все длиннее. Когда же их рост прекратится? Только в тот момент, когда недостатки слишком длинного хвоста – скажем, риск попасться на ужин хищнику – перевесят достоинства, то есть возможность выглядеть еще чуть более сексуально.

Однако, возможно, сексуальная привлекательность – это не только приятный внешний вид. В соответствии с гипотезой «хороших генов» дурацкие длинные хвосты, нелепые головные уборы и прочие украшения демонстрируют, что самец обладает хорошим набором генов. Другими словами, самец с самым длинным хвостом превосходит других и в остальном: находится в наилучшей форме, поскольку обладает наилучшим набором генов, и его потомки будут иметь самые высокие шансы на выживание.

Обе теории – «Фишеровского убегания» и «хороших генов» – в принципе, кажутся разумными. Однако, как всегда, нам трудно с уверенностью сказать, что? мать-природа имела в виду в каждом конкретном случае. И вот вам пара примеров.

Биологи, изучая птиц в дикой природе, часто прикрепляют им на лапки маленькие цветные браслеты, чтобы иметь возможность издали отличить одну особь от другой. Разумеется, такой браслет не является наследуемой чертой. Однако, как выяснилось, самки зебровой амадины находят самцов с красными браслетами чертовски сексуальными – настолько сексуальными, что откладывают им дополнительную кладку яиц. А вот зеленые браслеты подобного эффекта не имеют. Возможно, самки полагают, что зеленый плохо сочетается с оранжевыми лапками партнера. Так или иначе, но парни с зелеными браслетами не пользуются особым успехом у слабого пола.

Хотя этот пример показывает, что самка может выбирать партнера лишь по критерию сексуальной привлекательности, о чем говорит нам теория «Фишеровского убегания», однако, когда речь идет исключительно о природных процессах, нам бывает гораздо труднее догадаться, выбирают ли самки партнеров из-за их сексуальной привлекательности или в надежде на их хорошие гены. Эта сложность хорошо заметна на примере павлинов. Птенцы, чьи отцы отличаются особенно длинными хвостами, выживают чаще, чем потомки более короткохвостых особей, что, на первый взгляд, подтверждает гипотезу «хороших генов». Однако все-таки нельзя исключить, что причина эффекта – в том, что партнерша сексуально привлекательного самца берет на себя большую долю заботы о потомстве. У диких уток самка, встречаясь с красавцем-селезнем, откладывает более крупные яйца, нежели будучи партнершей какого-нибудь замухрышки. Величина яиц – важнейший фактор, влияющий на выживание птенцов в самом раннем возрасте. Однако, как выяснилось, гены селезней никак не влияют на размер яиц. Разница в размерах объясняется лишь неустанной материнской заботой. Почему же она так заботится о кладке? Неизвестно. Возможно, здесь нам следует прислушаться к теории Фишера: быть может, партнерши сексуальных красавцев больше заботятся о своих потомках, поскольку знают, что те тоже станут сексуально привлекательными? Происходит ли нечто подобное среди павлинов? Науке это неизвестно. Самки павлинов не меняют размер своих яиц, но, возможно, разница в их поведении с разными партнерами просто менее заметна? К примеру, у самок зебровой амадины, встречающихся с сексуально привлекательными партнерами, повышается уровень тестостерона в яйцах, из-за чего птенцы растут быстрее.

Ваша ситуация не менее запутанна, мой стебельчатоглазый друг. Чего ищут женщины, занимаясь с вами сексом, – хороших генов или сексапильных сыновей? По некоторым свидетельствам, если личинки растут в суровых условиях, лишь немногим мужским особям гены позволяют отрастить большие глазные стебельки. На первый взгляд это довод опять-таки в пользу идеи «хороших генов»: дамы выбирают кавалеров, способных справиться с суровыми условиями. Увы, не имея сведений об уровне выживания потомков этих самцов по сравнению с потомками других мужчин популяции, мы не можем сказать ничего определенного. При этом, выбирая партнеров с самыми вытаращенными глазами, самки повышают шанс, что их дети также вырастут сексуально привлекательными.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.304. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз