Книга: Макрохристианский мир в эпоху глобализации

Центральная Азия как зона столкновения интересов конкурирующих государств (И. В. Ткаченко)

<<< Назад
Вперед >>>

Центральная Азия как зона столкновения интересов конкурирующих государств . В. Ткаченко)

Согласно теории Г. Макиндера872, для любого государства самым выгодным географическим положением является «срединное». С планетарной точки зрения, центр мира — это Евразийский континент, в ядре которого, в свою очередь, находится «сердце мира» — «хартленд», концентрация континентальной массы Евразии, ключевая геостратегическая территория Афро–Евразийского Мирового острова. По «хартленду» проходит гипотетическая «географическая ось истории» («осевой ареал»). В общих чертах она соответствует Центральноазиатскому региону, прежде всего его западной половине, включающей Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан и северные провинции Афганистана с районом Кабула, которые занимают чрезвычайно важное геостратегическое положение и вместе с регионом Каспия обладают огромными природными, прежде всего энергетическими, ресурсами.

Концентрическая модель–структура Мирового острова включает в себя окаймляющий Евразию внутренний, или окраинный, полумесяц «римленд», геополитический пояс, совпадающий, в общем и целом, с береговыми зонами Евразийского континента, в которых исторически наиболее интенсивно развивалась цивилизация, так или иначе связанная со стыками водных (океанических, морских, речных) и континентальных пространств. За пределами «хартленда» и «римленда» находится внешний (островной) полумесяц, внешняя в географическом и культурно–цивилизационном отношении зона мира. В соответствии с теорией Г. Макиндера, «тот кто доминирует над «хартлендом», доминирует над Мировым островом, тот кто доминирует над Мировым островом, доминирует над всем миром»873.

Специфика политической жизни новых центральноазиатских государств определяется рядом особенностей. Несмотря на то, что записано в их конституциях, все они, в большей (Туркменистан) или меньшей (Казахстан) степени, являются недемократическими и не имеют устойчивых, эффективно взаимодействующих государственных и общественных институтов. Их (за исключением Кыргызстана, где в ходе массовых выступлений в апреле 2005 г. был свергнут режим А. Акаева) возглавляют те же лидеры, что были при власти в последние годы коммунистического режима.

Центральноазиатские страны связывают между собой Европу и Азию, гранича с динамично развивающимся Китаем, нестабильным Афганистаном и антиамерикански настроенной Исламской республикой Иран. Здесь взаимодействуют изрядно выхолощенные коммунистически–атеистической пропагандой советского времени христианство и ислам, определяя стыковый в цивилизационном отношении характер региона.

Ввиду огромных запасов энергоносителей к Центральноазиатско–Каспийскому региону наблюдается повышенный интерес со стороны мировых нефтяных монополий, прежде всего американских ТНК и их российских конкурентов, борющихся за контроль над местными нефтяными и газовыми месторождениями и транспортировкой энергоносителей на мировые рынки. Еще одним обстоятельством, определяющим пристальное внимание великих государств к центральноазиатскому региону, является то, что Иран и Ирак на данном этапе почти что закрыты для мирового нефтяного бизнеса. Ряд западных исследователей, среди которых можно выделить А. Коена874, считает, что нефтегазовые богатства бывших советских республик Каспийско–Центральноазиатского региона станут решающими для обеспечения потребностей мировой экономики на протяжении следующих ста лет. Они оцениваются в 30–50 млрд бар. Контроль над этими энергетическими ресурсами и экспортными путями из Евразии быстро перевоплощается в одну из центральных проблем периода мировой политики, наступившего после окончания «холодной войны».

Поэтому «Центральная Азия превратилась из стратегической заводи в тигель международной дипломатии. США быстро утверждают свое военное присутствие в регионе.... Военно–воздушные силы США закрепили присутствие на афганских базах в Ваграме и Кандагаре, равно как и в Ханабаде в Узбекистане и Манасе в Кыргызстане. Эти преимущества помогут американским военным достичь воздушного господства по всей Центральной Азии и даже на Ближнем Востоке. Расширенное и углубленное американское присутствие в Центральной Азии влечет за собой интенсификацию конкуренции и соперничества с Россией, Китаем и Ираном в так называемой новой «Большой игре»875.

Свободный доступ США и стран Запада к нефтяным и газовым месторождениям ЦА может вызвать ослабление Российской Федерации на международной арене, с одной стороны, и содействовать некоторой модернизации экономических систем, а отчасти и политических режимов стран региона, — с другой. Для достижения последнего важно заинтересовать страны Центральной Азии в развитии сотрудничества, главным образом, по линии Организации экономического сотрудничества — за пределами СНГ или созданного в октябре 2000 г. несколькими его членами во главе с Россией Евразийского Экономического Сообщества876.

В связи с развертыванием активной военной кампании США в Ираке, а также с объявлением президентом США «оси зла», в которую был включен и Иран, имеющий давние традиции отношений со странами Центральноазиатского региона, последним были брошены новые политические вызовы. Так, по словам председателя Международного консультативного совета по безопасности Великобритании генерала Г. Джонсона, произнесенные им во время афганской кампании, «... внешнеполитическая стратегия США в дальнейшем будет направлена на развитие демократических институтов в странах исламского мира, в том числе Ближнего и Среднего Востока. При этом сотрудничество центральноазиатских государств с Вашингтоном будет складываться в зависимости от следующих условий: модернизации политических режимов стран региона, а также укрепления и развития регионального сотрудничества стран Центральной Азии на основе реальной конкуренции, которая не переходит в конфронтацию»877.

Такая постановка вопроса не вызвала критики со стороны представителей верховной власти в государствах Центральной Азии, однако они приложили все усилия, вопреки России, чтобы американские войска воспользовались их территорией и военными базами. Некоторые эксперты полагали, что военно–политическое присутствие Запада в Центральной Азии должно оказывать содействие демократизации политических режимов. Тем не менее подобные изменения не состоялись, если не считать свержение А. Акаева в Кыргызстане соперничуюшими кланами в условиях системного кризиса на волне массового недовольства. Однако то, в какой степени смена властной вертикали будет способствовать демократизации страны, покажет будущее.

Понимая современные проблемы политической модернизации. Запад заинтересован в том, чтобы центральноазиатские государства, сохраняя свою независимость, остались секуляризированными и прозападными. Для достижения этих целей США действуют совместно с Турцией. Однако американское вмешательство в процессы, происходящие в центральноазиатских государствах с целью их подключения к геополитическому курсу США, может (как то уже имело место в Иране в 1970?х гг.) вызвать противоположный эффект и способствовать контрмодернизации, росту общественного сопротивления вестернизации и, как следствие, политической дестабилизации в регионе.

Одним из наиболее слабых игроков в ЦАР выступает Европейский Союз. «Сначала европейцы попробовали не отставать от американцев в новой «Большой игре». В Парижской хартии ЕС 1990 г. был отмечен Каспийский регион как зона «общих европейских интересов». Тем не менее, в дальнейшем ЕС отказался от собственных «геополитических амбиций» на Кавказе и в Центральной Азии.

Еще 8 ноября 2001 г. Федеральный канцлер ФРГ Г. Шредер требовал от немецкого бундестага большего привлечения Европы к делам Центральной Азии. С целью реализации этого проекта была разработана новая Центральноазиатская политическая концепция федерального правительства ФРГ, «концентровавшаяся исключительно на экономическом и общественном восстановлении в Каспийском регионе»878. Тем не менее, на сегодняшний день как ФРГ, так и ЕС в целом более целесообразным считают представлять свои интересы в регионе с помощью посредников — ТНК или Российской Федерации.

По мнению узбекских исследователей, сегодня и Россия, учитывая свои снизившиеся возможности, предпочитает действовать в регионе чужими руками и становится главным энергетическим партнером стран Запада, будучи уверенной, что при любом повороте событий исторически близкая ей Центральная Азия будет нуждаться в ее политической и экономической поддержке. Кто бы (США, Китай) не стал в регионе ведущим, каждое центральноазиатское государство будет заинтересовано в Москве для обеспечения баланса сил и стабильности879. Таким образом, Российская Федерация, несмотря на военное присутствие США в регионе, еще не проиграла стратегическое соперничество с Западом в Центральной Азии.

Фундаментальная проблема богатых энергоносителями центральноазиатских государств состоит в том, что все трубопроводы, предназначенные для экспорта энергетических ресурсов из этого, лишенного доступа к мировым рынкам и к морю региона, идут с юга на север880. Российские предприятия до недавнего времени имели монопольный контроль над транспортировкой каспийских ресурсов. Поэтому правительство Соединенных Штатов поддержало концепцию создания многосторонних трубопроводов с целью лишить Россию такого контроля.

Реализацией плана стало строительство пушенных в действие в 2005 г. двух больших трубопроводов: Баку–Тбилиси–Джейхан, доставившего азербайджанскую нефть в глубоководный средиземноморский порт Джейхан, и газопровод Шах Дениз, подключивший азербайджанский газ к турецкой газовой сети. Поэтому важное место в центральноазиатских делах занимает Турция. Но ее политика в рассматриваемом регионе носит несколько противоречивый характер. С одной стороны, она является оператором стратегии Запада в регионе, а с другой, как полагают некоторые эксперты, — направлена на реализацию собственных пантюркистских амбиций в этих странах, хотя последнее утверждение наталкивается на то, что в самой Турции идеи пантюркизма преследуются в уголовном порядке. К примеру, запрещена партия Боз Курти (Серые волки).

В целом же турецко–центральноазиатские отношения строятся на взаимовыгодном сотрудничестве. Все стороны преследуют, прежде всего, собственные интересы, а участие Турции в развитии рыночной инфраструктуры в регионе носит не миссионерский характер, а основано на прагматическом подходе. Например, выделяя кредиты странам Центральной Азии, она укрепляет с ними выгодный для себя режим и условия торговых отношений и таким образом создает емкие рынки сбыта для своих товаров. Помогая разрабатывать нормативно–правовую базу бизнеса и развивать банковскую систему, Турция обеспечивает благоприятные условия для работы в ЦА собственных фирм. Обучая студентов из региона в турецких вузах и открывая учебные заведения в странах региона, она знакомит людей со своей культурой, содействуя сближению тюркских народов и формируя прослойку знаюших и адекватно воспринимающих ее людей881. По мнению турецких исследователей, Запад должен смотреть на Турцию не только как на союзника, но и как на фактор стабильности в регионе, противодействующий фундаменталистской пропаганде Ирана в Центральной Азии и Азербайджане882.

Свою выгоду в Центральной Азии определяет и Китай, заинтересованный в обеспечении доступа к богатейшим запасам углеводородного сырья и гидроресурсам региона. Пекин принимает участие в освоении Актюбинского и Мангышлакского нефтяных месторождений и строительстве нефтепровода Казахстан–Синьцзян. Достигнута договоренность об участии китайских энергетиков в завершении строительства Рогунской и Нуренской ГЭС в Таджикистане. Прорабатывается вопрос относительно строительства газопровода Туркменистан–Китай и железнодорожной магистрали Китай–Кыргызстан–Узбекистан к порту Торугарт883. Непосредственное соседство со странами региона и повышение уровня экономического сотрудничества КНР с большинством центральноазиатских стран являются важными факторами такого сотрудничества.

Сегодня распространяет свое влияние в Центральной Азии и Индия. Ей, по словам министра иностранных дел страны, «исторические связи ... с Центральной Азией обеспечивают условия для создания эффективных взаимоотношений со странами этого региона, вместе с которыми мы изучаем новые возможности сотрудничества и прокладываем новые торговые пути по земле, воздуху и морю. Индия была одной из первых стран, которые установили дипломатическое отношение с государствами Центральной Азии. С самого начала Индия принимала участие в Конференции по взаимодействию и созданию доверия в Азии. Мы также заинтересованы в участии в Шанхайской организации сотрудничества»884. Индия, темпы экономического развития которой сейчас являются одними из наибольших в мире, все активнее выступает игроком на центральноазиатском пространстве и, по мере роста своего экономического потенциала, будет увеличивать влияние на страны Центральной Азии.

К числу региональных игроков в Центральной Азии можно отнести также Пакистан и Иран. Международное политическое влияние первого является более высоким, чем реальные геополитические и военные возможности Тегерана. В этом отличие Пакистана от Ирана, который некоторое время безуспешно пытался играть доминирующую роль в Центральной Азии и прикаспийских государствах. Именно через понимание обострившегося соперничества с Пакистаном, в котором последний выполняет функции оператора политики США, необходимо толковать характер отношений между Ираном и Центральной Азией.

Заслуживающим внимания является и японский фактор. Активизация японского капитала в Азербайджане, в странах Центральной Азии и в Приаспии проходит в русле новой внешнеполитической стратегии Японии, известной как «евразийская дипломатия». Поддержка республик Центральной Азии и Закавказья в процессе их государственного строительства имеет большое значение для развития отношений Японии не только с этими новыми независимыми государствами, но и с их соседями — Россией, Китаем и исламскими странами, что способствует расширению ее влияния на всем Евразийском континенте и в мире в целом885. Еще в январе 1998 г. Кабинетом министров Японии была принята программа, предусматривающая предоставление кредитов странам, по которым пройдет воскрешаемый Великий шелковый путь, на реконструкцию и строительство автомобильных и железных дорог, аэропортов, трубопроводов, на развитие современных телекоммуникаций и расширение инфраструктуры.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.199. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз