Книга: Макрохристианский мир в эпоху глобализации

Процессы научно–технической интеграции в Европейском Союзе (И. Ю. Гузенко)

<<< Назад
Вперед >>>

Процессы научно–технической интеграции в Европейском Союзе (И. Ю. Гузенко)

Научно–техническая революция (НТР) — один из ведущих факторов глобальной трансформации мировой экономики. Под ее влиянием происходят коренные изменения в структуре современного производства, эволюция разделения труда, формирования новых моделей развития. Соответствующие процессы развернулись одновременно во всех развитых странах, что не привело к значительному разрыву между ними в научно–технической сфере. Однако определенная ограниченность трудовых и финансовых составляющих научно–технических потенциалов отдельных стран Западной Европы, традиционная для послевоенного периода технологическая зависимость от США побудили их искать возможности для общего противодействия растущему могуществу США и Японии.

Процессы интернационализации хозяйства, международного разделения труда, в первую очередь, в сфере науки, техники, технологии и производства, играют сегодня доминирующую роль в развертывании процессов экономической интеграции высокоразвитых стран. С одной стороны, интеграция — это более высокий уровень интернационализации производства, хозяйственных взаимосвязей в масштабах региона, с другой, — это этап регионализации воспроизводственных процессов в группе стран, создание единого хозяйственного комплекса с тесными взаимосвязями национальных экономик, разделением труда, спецификой экономического развития и механизмом регуляции. Такая логическая цепь процесса исторического развития привела к интернационализации хозяйственной жизни, что наиболее полно проявило себя на примере эволюции взаимодействия стран ЕС.

Одной из особенностей интеграционного этапа развития европейских стран в 1970?е гг. выступает возрастание роли государственного регулирования, в том числе, под воздействием НТР. Усиление государственного вмешательства в экономику западноевропейских стран способствовало концентрации производства, ускорению научно–технического прогресса и соответствующим структурным изменениям в экономиках этих стран. В свою очередь, это привело к росту объемов производства, усилению потребности в расширении внешних рынков сбыта, обострению проблемы обеспеченности внутренними ресурсами и пополнению их за счет внешних источников. Возникли объективные предпосылки к образованию регионального хозяйственного комплекса и, соответственно, усилению взаимозависимости, образованию единого рынка товаров, услуг, капитала, рабочей силы и научно–технических знаний в регионе. Такое развитие процесса интеграции обусловило необходимость формирования единой (наднациональной) системы государственного регулирования, и, соответственно, согласованной экономической и научно–технической политики.

Стимулирование научно–технического прогресса в развитых странах в 80?е гг. XX в. осуществлялось посредством использования следующих методов и механизмов: прямое финансирование большинства проводимых в системе государственных научно–исследовательских организаций и учебных заведений НИОКР; государственные заказы на осуществление НИОКР частным и неправительственным учреждениям, промышленным корпорациям; финансовая поддержка компаний, производящих исследования по приоритетным, с общенациональной точки зрения, направлениям; льготное кредитование и субсидирование компаний, которые осваивают новейшее технологическое оборудование; налоговое стимулирование и льготное страхование НИОКР.

Важным фактором развития и углубления интеграционных процессов между странами на современном этапе является усиление динамики интернационализации специфических нематериальных активов, объективно влияющей на технологическое развитие. Одним из важнейших теоретических выводов исследований по вопросам ТНК и прямых иностранных инвестиций является признание того факта, что «использование нематериальных активов является главным фактором, который предопределяет иностранные инвестиции»396. Именно этим обусловлены процессы интернационализации нематериальных активов в контексте углубления экономической интеграции и современных тенденций международного инвестирования в рамках ЕС.

Значительное развитие межгосударственных интеграционных процессов в научно–технической сфере является наиболее характерным для стран Западной Европы. Координация политики в отрасли НТП началась в 1970?е гг. из организации Общего исследовательского центра, Европейского научного фонда, Международного центра ядерных исследований. Она была обусловлена, с одной стороны, необходимостью усиления конкурентоспособности западноевропейских стран по отношению к научно–техническому потенциалу США и Японии, с другой — ресурсными ограничениями, которые не позволяют этим странам проводить исследования и разработки одновременно по всему спектру направлений современной науки.

Процессы интернационализации научно–исследовательской и научно–производственной сферы, которые развернулись в последние десятилетия XX в. в Западной Европе, в полной мере отвечают приведенным выше характерным чертам научно–технической интеграции. В то же время, данным процессам присущ собственный генезис и ряд особенностей, которые выделяют их среди других областей интернационализации хозяйственной деятельности. На наш взгляд, доминирующее значение в интернационализации хозяйственной жизни региона интеграционная составляющая приобрела не в 1950–1960?е гг., что связывалось рядом авторов с началом формирования организационно–правовых основ и механизмов создания Общего рынка, а со 2?й пол. 1970?х гг. Именно в этот период начался переход экономик Западной Европы на путь интенсификации. Он сопровождался перестройкой старых структур воспроизводства и связанных с ними пропорций в международном разделении труда, а также постепенным созданием новых.

Радикальные технологические и производственные нововведения, которые имели кластерный характер, объективно требовали все большего углубления специализации и кооперации, последовательно охватывали все стадии инновационного цикла и пересекали национальные границы. Единичное международное разделение труда становилось превалирующим и определяющим по отношению к общему и частному. Тесные производственные и хозяйственные связи стали обязательными условиями воспроизводства в каждой стране.

Таким образом, состоялась не только объективная переориентация интернационализации из сферы обмена в сферу науки, техники и производства, но изменился вектор развития взаимосвязанных процессов международной специализации и кооперации. Подетальная, предметная и технологическая специализация и кооперация, которые зародились на начальных этапах формирования инновационного цикла, в процессе его развертывания начинают все больше определять экономическое развитие. Общая и межотраслевая специализация и кооперация приобретают второстепенное значение. Происходят кардинальные изменения традиционной организации межнациональных и межотраслевых потоков товаров и услуг. Единичные формы международного разделения труда становятся определяющими в процессе развития новых направлений международной специализации и кооперации западных стран.

Развитие процессов микроинтеграции сопровождалось активизацией в Западной Европе межгосударственного научно–технического сотрудничества, ускорением совершенствования его институциональных форм и организационно–правового механизма. Двустороннее сотрудничество постепенно превратилось в многостороннее взаимодействие в этой сфере, что привело к появлению следующих тенденций:

   •  расширяется западноевропейское сотрудничество в рамках международных организаций отраслевой ориентации: Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН), Европейского космического агентства (ЕКА) ит. п.;

   •  происходит становление институтов многоотраслевой кооперации: Европейского сотрудничества в отрасли научных и технических исследований (КОСТ), Европейского научного фонда (ЕНФ);

   •  существенное влияние на формирование процессов западноевропейской научно–технической интеграции оказывают специализированные организации ООН — ЕЕК, ЮНКТАД, Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

Активное развитие в Западной Европе получает межгосударственное взаимодействие в науке и технике с выделением этой сферы в самостоятельное направление развития экономической интеграции в рамках ЕС. В сущности, с этого периода начинается ускоренное становление институциональных структур и разработка организационно–правового механизма «надгосударственного уровня» западноевропейской научно–технической интеграции.

На развитие этих процессов существенно влияют импульсы, которые идут «снизу», от более углубленной, наполненной качественно новым содержанием интернационализации на микро — и межгосударственном уровне. В 1970?е гг. она еще не сопровождалась распространением надгосударственного регулирования на западноевропейский регион в целом, поэтому научно–техническая интеграция разворачивается преимущественно в рамках ЕС.

Выход западноевропейской экономики в начале 1980?х гг. на растущую волну длинного цикла (фаза оживления), начало формирования нового технико–экономического уклада сопровождаются качественными изменениями в развитии научно–технической интеграции в ЕС.

Актуальным становится вопрос о статусе «еврокомпании». Все это объективно требует разработки и внедрения адекватных организационных форм и механизмов наднационального регулирования. Научно–технические факторы выступают, таким образом, главными стимулами не только активизации процессов интеграции в рамках ЕС, но и расширения масштабов интеграционного строительства в пределах всей Западной Европы.

Вступление в ЕС Испании, Португалии, Австрии, Финляндии и Швеции сопровождалось последующим развитием концепции «Европа изменяемой геометрии», которая предусматривала распространение коммунитарной (внутрирегиональной) интеграционной стратегии, в том числе, и на отрасли науки и техники за пределами Союза.

В 1990?е гг. начинают претворяться в жизнь концепции «Европейского экономического пространства» (в рамках стран–членов ЕС, ассоциируемых стран, стран–членов ЕАВТ), а также «Европейского технологического содружества» и «Европейского научно–исследовательского пространства».

Объективные процессы углубления международного разделения труда в науке и технике ставят все высшие требования к институциональным формам и организационно–правовым механизмам научно–технического взаимодействия на межгосударственном и наднациональном уровнях, не ограниченных коммунитарным пространством. Общим императивом для западноевропейских компаний становится «интеграция в окружающую экономическую среду, которая должна приобрести максимально широкие и глобальные масштабы»397. Таким образом, научно–техническая интеграция все более выходит за рамки ЕС. Причем в развертывании этого процесса Евросоюз выступает в качестве ключевого, системообразующего элемента институциональных форм и механизмов всех уровней западноевропейской научно–технической интеграции.

Необходимость приспособления к растущим требованиям современной НТР в условиях обострения международной конкуренции смещает акценты в Западной Европе из рыночной сферы в отрасль производства, науки и техники. Научно–техническая политика становится одним из важных приоритетов ЕС. Политика в отрасли исследований и технологий — одна из самых динамичных составляющих интеграционной политики Евросоюза в целом. Она начала формироваться с момента создания первых интеграционных объединений в Западной Европе и охватывала на начальном этапе те отрасли научных исследований и разработок, которые осуществлялись совместными усилиями западноевропейских стран в рамках Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС), Европейского сообщества по атомной энергетики (ЕСАЭ) — угледобыча, металлургия, сельское хозяйство, ядерная энергетика.

Цель этой политики в начале 1970?х гг. заключалась в содействии развитию научно–технического потенциала ЕС в отмеченных отраслях путем организации общих научных исследований и их координации. Ее правовые основы были заложены в 1950?х гг. договорами о создании ЕОУС (в 1954 г.) и ЕСАЭ (в 1957 г.). Первый договор предусматривал проведение в соответствующих институционных учреждениях стран–членов научных исследований в отрасли производства и использования угля и стали, а также охраны труда в металлургической промышленности. Второй — содействие и осуществление исследований в ядерной энергетике, которые выполнялись на контрактной основе, а также в Совместном научно–исследовательском центре (СНИЦ).

Новый этап формирования научно–технической политики ЕС приходится на 1970?е гг. — 14 января 1974 г. Совет министров ЕС принял решение о координации отдельных национальных научно–технических политик и об определении мероприятий в области науки и техники, которые представляли общий интерес, и утвердил первую программу НИОКР на 1974–1977 гг. Эта дата считается официальной датой рождения общей научно–технической политики ЕС.

В последующем масштабы и тематический спектр коллективных исследований заметно расширились. Они охватывали, например, вопросы охраны окружающей среды, промышленной политики, обеспеченности сырьем, долгосрочного прогнозирования и т. п. Особое внимание уделялось проектам по созданию научно–технологической инфраструктуры. Но как и в предыдущие годы, главное внимание уделялось тем научным исследованиям, которые долгое время разрабатывались совместными усилиями. По данным 1976 г., непосредственные расходы ЕС на научно–исследовательские разработки составляли 168 млн экю, из которых на энергетические программы было ассигновано 75 млн398.

В 1980?е гг. политика Евросоюза все более ориентируется на решение актуальных проблем научно–технического развития. Главное место среди них занимают проблемы структурной перестройки экономик стран–членов ЕС, повышения ее международной конкурентоспособности, перелива капитала в такие новейшие отрасли промышленности, как микроэлектроника, биоинженерия, производство новых материалов и т. п. С середины 1980?х гг. политика Евросоюза в отраслях науки и технологии выходит за рамки ЕС и начинает охватывать другие интеграционные объединения и европейские страны.

Решающее влияние на концептуальное и правовое оформление современной научно–технической политики Евросоюза оказал меморандум Европейской комиссии «К единому технологическому сообществу» (1985), который был представлен ею на встрече руководителей стран–членов ЕС в Милане. Результаты Миланской встречи относительно общей научно–технической политики были окончательно закреплены в Едином европейском акте (ЕЕА), ратифицированном в 1987 г. Меморандум содержал идею создания Европейского технологического пространства (ЕТП), которое способствовало бы совершенствованию технологического базиса западноевропейской экономики и росту ее международной конкурентоспособности399.

В соответствии с Маастрихтскими договоренностями, КЕС были поставлены обшиє задачи экономического развития ЕС, определены цели общей европейской научно–технической политики и приоритетные направления научно–технического развития региона. Среди них определялись следующие приоритеты:

   •  обеспечение конкурентного будущего Западной Европы в условиях нового этапа НТР, принципиально нового уровня развития науки и технологии, которое начало формироваться в конце XX ст.;

   •  всестороннее развитие новых высокотехнологичных отраслей и переход традиционных секторов (отраслей) производства на новую технологическую базу с целью предотвращения ослабления позиций стран ЕС в производстве товаров «хайтекнолоджи–комплекса»;

   •  максимальное повышение эффективности использования возможностей научно–технического потенциала международных, государственных и частных исследовательских центров и привлечение к этому процессу западноевропейских университетов;

   •  с целью концентрации усилий и ресурсов, а также устранения «параллелизма» в научных исследованиях, существующего в Западной Европе из–за большого количества национально–государственных хозяйственных комплексов, расширить практику осуществления Евросоюзом общих программ НИОКР, привлекая к ним не только страны–участницы ЕС, но и другие западноевропейские государства. Таким образом научно–техническая интеграция распространяется за пределы Евросоюза на западноевропейский регион в целом;

   •  способствовать получению информации (странами, исследовательскими центрами, частными фирмами) относительно уже существующих исследований, прав собственности на них и созданию общеевропейской системы научно–технической информации с соответствующими банками данных. С целью использования общего научного потенциала Союза была создана информационная система ЕВРОНЕТ—ДИАН, объединяющая в форме консорциума телекоммуникационные службы 20 западноевропейских стран; эта система насчитывала свыше 300 банков данных;

   •  для практического осуществления общих европейских программ использовать не только национальные научно–технические центры (государственные и частные), но и создавать международные исследовательские центры за авангардными направлениями НТП и стимулировать развитие технопарковых структур.

На данном этапе особое место в комплексе мероприятий прямого влияния ЕС на инновационный бизнес занимает стимулирование развития технопарковых структур (своеобразных «инкубаторов» малого инновационного бизнеса). В конце 1980?х гг. в странах ЕС широкое развитие получили научно–производственные комплексы, научные и технологические парки, инновационные центры, технополисы и т. п. Их главная цель — предоставление услуг и создание наиболее благоприятных условий для инновационных предприятий, ускорение инновационного процесса, практическая реализация перспективных научных открытий и идей.

В последнее время в ЕС широкое распространение также приобрели т. наз. полюса роста, которые постепенно превратились в важный фактор регионального экономического развития. Они играют значительную роль в пространственной концентрации фирм, занимающихся доведением разработок, которые осуществляются университетами и техническими высшими учебными заведениями, а также тех, которые сами разрабатывают новые виды промышленной продукции, пригодные для реализации на рынке. Такие полюса роста проблемных регионов могут постепенно вывести их экономику из состояния депрессии. Поэтому перспективы развития региональной политики в странах ЕС в настоящее время тесно связываются с формированием «бассейнов нововведений», то есть, зон активной научно–технической деятельности.

Кроме того, в странах ЕС все чаще обращаются к практике создания научно–технических (исследовательских, научных) парков. Широко известны: технопарк «София–Антиполис» и Гренобльский научно–технический парк (Франция), Кембриджский научно–технический парк (Великобритания), а также Баден–Вюртенбургский и Штутгартский (Германия) технопарки. Для финансирования таких центров привлекаются средства ЕС, национальных правительств и частных европейских компаний по предварительно согласованным договоренностям относительно права использования результатов исследований каждой из сторон, которые их финансируют. В частности, Кембриджский научно–технический парк выступает сегодня одной из баз, на основе которой формируется крупная агломерация научно–технической деятельности. В настоящее время он насчитывает около 350 фирм, действующих в сфере «высоких технологий», среди которых преобладают мелкие фирмы с количеством занятых не более 30 чел.400

Как свидетельствует опыт стран ЕС, активное участие местных органов власти в создании научно–технических парков представляет собой варианты политики регионального саморазвития: возникает импульс для альтернативной политики «снизу»; концепция региональной политики, ориентованная на нововведения, требует сохранения принципа децентрализации в проведении региональных мероприятий; наблюдается реальный процесс усиления территориальных, в том числе и местных, органов власти в системе государственного управления стран ЕС.

На современном этапе в европейских странах распространяется практика создания инновационных центров, которые играют роль «инкубаторов» новых фирм в отрасли высоких технологий. Такие центры являются небольшими по размерам и специализируются на создании новых местных предприятий–инноваторов. Эти фирмы способны внести значительный вклад в дело структурной перестройки промышленности соответствующих регионов. Например, в Германии инновационные центры, в сущности, охватывают все содержание понятия «научно–технический парк».

Таким образом, главное внимание в проведении научно–технической политики ЕС сосредотачивается на трансграничной координации и кооперации, повышении мобильности кадров, поощрении фундаментальных исследований, а также интеграции научно–технического развития в концепцию единого внутреннего рынка, в первую очередь, путем гармонизации технических норм и стандартов, создании единой системы высшего образования и ее интеграции с бизнесом и наукой.

Закономерным результатом расширения в 1990?е гг. процессов западноевропейской интеграции, повышения в ней роли научно–технического компонента стало формирование в Западной Европе новых структур взаимодействия в отрасли науки и техники, а также качественное усовершенствование его традиционных форм. Развертывание нового этапа НТР выдвигает все возрастающие требования относительно форм и механизмов научно–технического сотрудничества. Они должны быть адекватными объективным законам развития современной науки и техники. Последующее осуществление научно–технических преобразований все в большей степени зависит от умелого использования предпринимательской инициативы, непосредственной связи науки с производством, экономической и технологической гомогенности рынка и ряда других параметров, многим из которых не отвечали организационные формы и механизмы научно–технической политики ЕС, которые формировались «сверху». Именно необходимость устранения этих негативных факторов стала стимулом развертывания новых или качественно обновленных структур взаимодействия в науке и технике в ЕС.

Начиная с 1984 г. научно–техническая политика реализуется, в основном, путем выполнения рамочных программ (РП), в которых сформулированы главные цели, приоритетные направления, установленные объемы финансирования НИОКР и распределены ресурсы по отдельным стадиям их выполнения.

Рамочная программа формируется совместными усилиями главных органов ЕС — Комиссией ЕС (КЕС), Советом министров, Европейским парламентом, Экономическим и социальным комитетом. КЕС, после многосторонних консультаций с представителями науки и деловых кругов, разрабатывает проект программы, который обсуждается в высших органах управления ЕС. Для окончательного решения необходимо единогласное решение Совета министров ЕС.

В 1984 г. в ЕС была принята первая рамочная программа на 1984–1987 гг., которая имела индикативный характер. После появления специального раздела Единого европейского акта вторая (1987–1991), третья (1990–1994), и четвертая (1994–1998) рамочные программы стали основой научно–технической политики ЕС и приобрели обязательный характер. Все РП в определенной мере перекрывают друг друга во времени, обеспечивая таким образом непрерывность развития.

В «докладе Делора-П» значительно повышалась роль общей политики ЕС в области НДДКР. Намеченный в документе значительный рост до 1997 г. расходов ЕС на эти цели с учетом уровня инфляции должен был составить 4,2 млрд экю, что на 2,4 млрд экю превышало показатели 1992 г. и определяло ежегодный прирост в 12%.

Доля финансовых расходов ЕС на НИОКР относительно общих расходов в странах–членах группировки, как и ранее, являлась относительно небольшой. В 1997 г. она составляла 3,4%, в то время как финансовые расходы правительств Германии, Франции, Великобритании, Италии и других стран превышали 70%. Однако темпы роста общих расходов ЕС значительно превышали национальные показатели роста расходов на НДДКР. Так, в 1997 г., сравнительно с 1982 г., средства, которые предоставлялись Комиссией ЕС на проведение научных исследований, номинально выросли в 12 раз, в то время как национальные расходы выросли лишь в 4 раза.

Рост финансовых расходов наблюдался также в ассигнованиях на выполнение рамочных программ. Необходимо отметить, что органы ЕС, повышая конкурентоспособность европейской промышленности посредством проведения совместных научно–технических программ, одновременно увеличивают долю финансирования НДДКР путем привлечения инвестиций и увеличения бюджетных расходов. В настоящее время ЕС значительно увеличил, по сравнению со странами–членами группировки, долю расходов на исследования в отрасли промышленных технологий, новых материалов и биотехнологий, которая составляет около 50%. Удельный вес расходов на исследование природоохранного характера приблизительно равняется такому же показателю в национальных бюджетах. На горизонтальном уровне (в структуре направлений научных исследований) ЕС несет более значительные расходы по отдельным перспективным программам исследований, чем на национальном уровне. 50% от расходов на исследование в отрасли энергетики ЕС направляет на исследование проблем ядерного синтеза. Другие средства направляются в 4 института СНИЦ, прежде всего на исследование по защите атомных реакторов, а также на разработку альтернативных источников энергии.

Выполнение РП можно проследить на примере таких программ, как ЕСПРИТ (исследование в отрасли информационных технологий), БРИТЕ (разработка и внедрение новых технологий в отделочную промышленность), РЕЙС (развитие технологий в отрасли телекоммуникаций, создания интегрированной системы многоканальной связи) и т. п.

Основной задачей программы ЕСПРИТ Комиссия ЕС определяет проведение исследований и разработку эффективных промышленных технологий, прежде всего, создание специальных микроэлектронных элементов, программного обеспечения, а также использования микроэлементов в периферийных приборах, информационно–перерабатывающих системах. После начальной фазы (в 1982 г.) с 1984 г. начался первый пятилетний этап реализации программы ЕСПРИТ-І, на которую были ассигнованы 750 млн экю. Расходы на программу ЕСПРИТ-І1 (1988–1992 гг.) и ЕСПРИТ-Ш (1991–1994 гг.) составляли соответственно 1600 млн и 2300 млн экю401. Среднегодовой рост общих бюджетных расходов на программу ЕСПРИТ-Ш составлял 5%. Со временем также увеличивались средства, которые выделялись ЕС на исследование в перспективных отраслях науки и технологии (например, 2-РП содержала свыше 30 специфических программ, 3-РП — более 40 таких программ402.

В конце 1998?х гг. Совет ЕС на уровне министров науки и техники одобрил 5?ю РП научно–технического развития Евросоюза. Особое внимание в ее рамках Евросоюз уделяет программе научных исследований в отрасли телекоммуникаций, в частности разработке новой системы телевидения высокой четкости (ТВВЧ), которая должна занять место трех действующих в мире систем: американской НТСК, немецкой ПАЛ и французской СЕКАМ. ЕС пытается создать не только новую систему телевидения, но и использовать ее возможности для развития других отраслей промышленности, в частности, в производстве ПК (дисплеи), полупроводников (микропроцессоров), медицинского оборудования, средств автоматизации.

Евросоюз также содействует развитию единой европейской энергетической сети (проекты ФУЗИОН, ДЖУЛЕ), европейских гибких производственных систем (проект ФАМОС), информации (ДЕЛЬТА, ДРАЙВЕ), биотехнологии (БРИДЖЕ, ЭКЛЕР, ФЛЕР) и других отраслей, что свидетельствует о достаточно широком охвате органами ЕС различных сфер научных исследований и разработок. Однако, несмотря на это, рост высокотехнологичного сектора в ЕС проходит достаточно медленно по сравнению с американскими и японскими конкурентами.

Общий бюджет 5?й РП программы составляет 14 960 млн евро, из которых основная часть — 10 843 млн (73%) направляется на финансирование четырех тематических программ, в каждой из которых предусматриваются ключевые действия (собственно научно–технические проекты), общие действия и мероприятия для поддержки научно–технической инфраструктуры. Рамочная программа также содержит три горизонтальные программы общей стоимостью 2118 млн евро. 1260 млн евро ассигновано на исследование под эгидой Евратома, 1020 млн — на НИОКР в Совместном научно–исследовательском центре.

В 1995 г. Комиссия ЕС опубликовала т. наз. Зеленую книгу из инноваций, в которой отмечался «дефицит инноваций» в Европе по сравнению с некоторыми другими регионами мира403. Проведенный анализ стал основой специального плана действий в отрасли инноваций, принятом в 1996 г., и предусматривал:

   •  создать административную, юридическую и финансовую среду, которая способствовала бы инновационным проектам;

   •  поощрять развитие связей между сферами производства нового знания (исследования) и сферами его распространения (образование, мобильность, взаимосвязь с промышленностью), добиваясь того, чтобы больше всего потенциальных пользователей принимали участие в инновационном процессе. Особенно это касается малых и средних предприятий.

Главные события начала XXI ст. были связаны с обсуждением «узких» мест в развитии научно–технической сферы Союза, а также предложений по их устранению и последующему усовершенствованию политики ЕС и членов стран в этой отрасли.

Европейская комиссия одобрила доклад «О продвижении к “Европейскому научно–исследовательскому пространству”», представленный ее членом Филиппом Басквиком и направленный Совету Европы, Европейскому парламенту, Экономическому и социальному комитету и Комитету регионов. В докладе содержится оценка ситуации, сложившейся в научно–технической сфере, указываются ориентиры ее развития на перспективу, дается развернутая характеристика важнейших мероприятий, необходимых для формирования единого научно–технического пространства, и формулируются важнейшие предпосылки для его создания.

Приведенные в документе экспертные оценки свидетельствуют о том, что сохраняется (а по отдельным направлениям увеличивается) отставание европейских стран в научно–технической сфере от США и Японии. В частности, разрыв в объемах финансирования НИОКР между США и странами ЕС увеличился с 12 млрд евро в 1992 г. до 60 млрд в 1998 г. Справедливо отмечается, что в условиях стремительной глобализации хозяйственной жизни это угрожает Западной Европе потерей перспектив экономического роста и ослаблением ее конкурентных позиций.

Доклад дополняет серию официальных документов, где научно–технический прогресс расценивается как основной источник экономического роста, важнейшая составляющая международной конкурентоспособности, фактор увеличения занятости и улучшения качества жизни в странах Западной Европы. Авторы доклада предлагают наращивать и увеличивать инвестиции в НИОКР, используя для этого как прямые, так и косвенные методы. Главное внимание при этом уделяется прямой поддержке фундаментальной науки, созданию более благоприятного инвестиционного климата для частных инвестиций, особенно с целью поддержки малых и средних предприятий, а также формирования фондов рискового капитала и новых компаний в отраслях высоких технологий.

Особенное значение в докладе предоставляется стимулированию научно–технической интеграции. Единое научно–техническое пространство представляется его авторам как «пространство, в рамках которого можно наиболее эффективно использовать научно–исследовательский потенциал и материальные ресурсы стран–членов ЕС, где реализация политики на национальном и коммунитарном уровнях может осуществляться более согласованно и где происходит более свободный обмен человеческими ресурсами и знаниями; это — пространство, формирующееся с учетом общих социальных и этнических ценностей европейцев и привлекательное как для европейских ученых, так и для ведущих ученых из третьих стран»404.

Для претворения в жизнь концепции стимулирования предлагаются следующие мероприятия: оптимизировать на европейском уровне процессы освоения основных материальных ресурсов и финансовых средств; придерживаться последовательности в использовании государственных ресурсов и инструментов; вовлекать частные инвестиции в НИОКР; формировать общую систему научных и технических стандартов в ходе реализации политических решений; способствовать мобильности трудовых ресурсов, а также созданию динамического «европейского ландшафта», открытого и вызывающего интерес у научных работников, и инвестиций.

Процесс формирования научно–технической политики в ЕС доказывает, что ее приоритетные цели обусловлены необходимостью приспособления к растущим требованиям современного этапа НТР, обострением международной конкуренции в этой сфере. Результаты исследования эволюции целей, правовой основы, а также форм и механизмов научно–технической политики ЕС свидетельствуют о ее растущем вкладе в решение заданий экономического развития и интеграционного строительства в регионе, о превращении ее в ключевой элемент коммунитарной политики.

Цели научно–технической политики ЕС на современном этапе обуславливаются необходимостью активной борьбы за внешние рынки сбыта наукоемких товаров и услуг, обеспечения надлежащего инновационного потенциала европейских компаний. В этих условиях решающую роль играют знания и человеческий капитал. Поэтому на первый план со стороны ЕС выдвигаются другие средства борьбы за рынки: содействие НТП, создание соответствующих правовых, фискальных и других условий для объединения усилий субъектов научно–технологической деятельности всех стран–участниц группировки.

На современном этапе цель этой политики обуславливается необходимостью укрепления научно–технического и технологического базиса европейской промышленности и содействия повышению ее международной конкурентоспособности. Для осуществления этих намерений в рамках ЕС был создан институционно–правовой механизм, который посредством системы соответствующих полномочий институционных органов ЕС осуществляет мероприятия по трансграничной координации и кооперации, повышению мобильности кадров, финансированию общих НИОКР, поощрению фундаментальных исследований, интеграции научно–технического развития стран–членов группировки согласно концепции «Единого европейского научно–технического пространства».

Генеральная стратегия ЕС сориентирована на подготовку перехода к постиндустриальной экономике, прежде всего благодаря усовершенствованию политики в отрасли информатики, а также в сфере НДДКР в целом. Первоочередными мерами на этом пути являются разработки механизмов тесного взаимодействия национальных и коммунитарних научно–исследовательских программ. Внедрение в рамках ЕС европейского внутреннего рынка, экономического и социального союза, успешное формирование единой научно–технической политики дает возможность предусмотреть, что реализация концепций Единого европейского научно–исследовательского пространства, которая разрабатывается на современном этапе, может стать реальной в рамках ЕС в ближайшие годы.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.517. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз