Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

«Люди-леопарды»

<<< Назад
Вперед >>>

«Люди-леопарды»

Та же энциклопедия «Мифы народов мира» гласит: «В Бенине и других древних африканских государствах священных леопардов держали под надзором особых должностных лиц при дворцах правителей, имевших титул „леопард дома“. В африканских мифологиях известны также и боги, представлявшиеся в образе леопарда (Торе у пигмеев бамбути и др.)».

Жизнь миллионов африканцев, обитающих в Западной и Экваториальной Африке (а следует помнить, что Африка — очень густонаселённый континент, и плотность жителей даже в относительно удалённых районах не уступает восточному Китаю), определяет, наряду с автоматами Калашникова и СПИДом, деятельность тайных союзов, которые называются «Обществами Леопарда». Влияние этих организаций на сегодняшний день настолько велико, что они имеют своих представителей во всех слоях общества и во властных структурах. Так, например, президент Либерии У.-Ш. Табмен занял в середине 1960-х годов пост верховного руководителя ритуального общества Порро — «людей-леопардов». Что характерно, он по совместительству являлся также гроссмейстером местного ордена масонов и протестантским священником.

Наиболее распространены «Общества Леопарда» в таких странах, как Камерун, Сьерра-Леоне, Гана, Республика Конго и бывший Заир (ныне — Демократическая республика Конго). Члены подобных групп принадлежат к самым разным племенам, относящимся к различным языковым группам и имеющим различное происхождение. При этом секретные сообщества «людей-леопардов» и вполне официальные культы леопарда как покровителя и первопредка существуют параллельно. Надо заметить, что не всегда «Общества Леопарда» являются тайными. В некоторых странах, например в Камеруне, они действуют открыто и легально, являясь частью традиционной культуры племени бамилеке, у которого леопард издавна признаётся тотемом.

В обществах соблюдается строжайшая дисциплина. У каждого их члена своя роль. Для главы организации предназначен специальный вход в хижину собраний и почётное место. Его резной табурет покрыт разноцветным бисером и отделён от других бамбуковыми ширмами. Он сделан из цельного куска дерева, на котором изображён леопард. Предметы с изображением священного зверя могут принадлежать только носителям верховной власти.

Вот что пишет об африканских «людях-леопардах» А. С. Салтыкова в своей работе «Игривый убийца Чёрного континента»:

«…в XVII веке один европейский путешественник, побывавший в Сьерра-Леоне, описал людей, которые совершали страшные убийства, одевшись в шкуры леопардов. В XIX веке они в этой стране стали преследоваться законом…

Сведения об „Обществе Леопарда“ обрывочны, так как оно до сих пор действует и его члены не раскрывают своих тайн. Пока существуют тайные общества, сведения об их структуре, целях и т. д. можно узнать только изнутри, т. е. став членом общества. Но вступившие в общество неофиты обычно связаны клятвой хранить молчание о том, что им было открыто.

„Общество Леопарда“ представляет собой тайную полицию. Оно действует как оппозиция в демократическом государстве. У них есть и ударные силы, и экономика, и разведка. Также имеется свой палач, который приводит приговор в исполнение.

„Общество Леопарда“ — семейное общество, но принимаются в него только привилегированные мужчины по собственному желанию. На протяжении долгого времени представители этого общества убивали людей, имитируя их смерть от лап леопарда».

Известный учёный, доктор философских наук, профессор, автор многих книг по проблемам Африки и философской антропологии Игорь Андреев так описывает эпизод из деятельности подобного союза в своей статье «В джунглях прапамяти»:

«…Люди-муру, экстренно собранные по секретному сигналу специального тамтама в глухом, неизвестном непосвящённым месте, готовятся к весьма важному для всего тайного общества ритуальному действу. Лидеры-старейшины старательно колдуют над только им одним достоверно известными рецептами чудодейственных, обычно психотропных снадобий полунаркотического свойства, скрупулёзно уточняют тысячелетиями тщательно разработанные сценарии особых мистерий, призванных быстро и надёжно погрузить непосредственных участников ритуала в трансгипнотическое состояние, облегчающее им вхождение в заранее заданный „образ“.

Те же в это время старательно раскрашивают свои лица и тела характерными пятнами, закутываются в леопардовые шкуры, цепляют к поясу наподобие хвоста цепь, завёрнутую в пёстрый, типа камуфляжа, материал, и энергично размахивают ею. Музыкальная прелюдия особых тамтамов как бы создаёт звуковой „портрет“ предмета предстоящего воплощения. Движения танцующих всё больше напоминают тотемный боевой охотничий танец, включающий в себя характерные позы и ритмику сильных и ловких пятнистых хищников. Люди плавно и неслышно ступают по земле, по-животному потягиваются, выгибают спины, разминают мышцы, картинно скалят зубы. Затем резко и неожиданно, будто пёстро раскрашенной стрелой, выпущенной из мифологического лука предков, бросаются на воображаемую жертву. Боевой настрой создаётся и поддерживается пением старинных ритуальных песен, больше напоминающих вербальное психологическое „подкрепление“ образа своего тотема и усиливающих стремление максимально точно соответствовать его облику и поведению:

Глаза леопарда подобны огню.Хвост леопарда не знает усталости.Но самое страшное в нём — это когти,Которые в мягкие лапы упрятаны.

Когти хищника нередко имитируются тройками небольших ножей или крючьев типа альпинистских кошек для преодоления ледников, только с загнутыми концами, и надеваются они не на горные ботинки, а на руки и реже на ноги, обмотанные тканью. Иногда вместо них используются осколки камней или острые морские раковины.

…И вот на голову „исполнителю“ надевается священная маска. В ней африканец как бы перестаёт быть самим собой — таким, каким его привыкли видеть другие и каким он сам привык себя ощущать. Индивид становится совершенно другим, „возвращается“ в раннеэволюционный мир зоологии. Иначе говоря, ритуальная маска для него — отнюдь не средство маскировки, а своего рода завещанный предками ключ к психологическому перевоплощению.

…Глухой рокот тамтамов продолжает взвинчивать нервы, подогревая нетерпение, усиливая давление на психику, вызывая готовность к бесстрашным и бездумным агрессивным действиям в честь своего тотема или духа того, чей призыв о мщении услышан и кто берёт на себя всю тяжесть ответственности (в людском понимании) за то, что вот-вот предстоит совершить. Граница социального, зоологического и мифологического миров стала не только прозрачной, но и призрачной. Она всё тоньше и тоньше, вот-вот прорвётся.

Как раз в это время наблюдатель-сигнальщик подаёт условный знак появления давно уже поджидаемой жертвы. С имитацией урчаний леопарда ударная „группа расправы“ на четвереньках приближается к тропе, забираясь на нижние толстые ветви деревьев либо устраиваясь в близлежащих кустах. Едва провинившийся и приговорённый к ритуальному наказанию их прежний сотоварищ оказывается в пределах досягаемости этих „психологических мутантов“, как они с характерным жутким рыком хищника из засады вероломно набрасываются на растерявшуюся от неожиданности и мигом протрезвевшую жертву, перебивают ей позвоночник цепью, условно замаскированной „под хвост“, перерезают жилы на шее надетыми на руки металлическими крючьями, специально зазубренным ножом или острой раковиной и, ломая кости, разрывают тело на крупные части „по схеме“ настоящего леопарда, нередко используя в гипнотическом угаре собственные зубы.

Но вот жуткая расправа свершилась. Дело сделано. Вгоняющая в дрожь нервная дробь чутких тамтамов сменяется постепенным переходом на плавно-замедленный, успокаивающий, угасающий, убаюкивающий ритм. Забрызганные кровью „леопарды“, изнемогая после пережитого напряжения, валятся на землю, снимают маски, прочую церемониальную амуницию, „отключаются“ и… почти мгновенно засыпают. Затемно в крохотном озерце, сохранившемся со времени сезона дождей, они совершат ритуальное омовение, чтобы снять с души грех и кошмар происшедшей расправы, и как ни в чём не бывало ещё до первых петухов возвратятся в родные хижины».

В разных частях Африки и даже в разных районах одной страны действуют отдельные «Общества Леопарда», которые могут значительно отличаться друг от друга, в том числе в способах совершения убийств и последующих действиях с телами жертв.

По данным, приведённым А. С. Салтыковой, в одном таком обществе приговорённого умерщвляли не сразу. Его сажали под магическим деревом. Глава общества садился ему на плечи, и все члены союза по очереди подходили к ним и касались или жертвы, или вождя. Затем йонголадо («человек с зубами», назначенный палачом) произносил молитву и, подойдя к несчастному, вырывал у него горло. После этого агонизирующему человеку вспарывали живот и подставляли миску, чтобы стекла кровь. Помощник окунал руку в ещё трепещущую плоть и доставал внутренности. Всё это относили в хижину. Ещё живую жертву отволакивали к хижине вождя и привязывали к столбу. А уже утром труп перемещали снова в тайное место в лесу, где и приступали к разделке. Грудина, рёбра, ладони и ступни по ритуалу доставались главе общества. Голову тоже отрезали и сдирали с неё кожу и мясо, после чего кости ног, бёдер и череп зарывали под пальмой. Остатки мяса резались на мелкие кусочки и раздавались людям. После этого начиналось ритуальное пиршество…

Наиболее известны эпизоды с участием «людей-леопардов» в ритуальных убийствах в Нигерии в 1946 году, когда было найдено около восьмидесяти человек со вскрытыми венами, вынутыми сердцами и лёгкими, и в Либерии в 1994 году. О последнем случае рассказывает И. Андреев:

«В представительство Международного Красного Креста одного провинциального либерийского городка неизвестные люди тайком доставили восемь зверски растерзанных тел женщин и детей, некоторые из них были обезглавлены, но двое — женщина и ребёнок — оставались ещё живыми, хотя, объятые ужасом, ничего не рассказали. Весь местный персонал ближайшего госпиталя, узнав о появлении в нём таким образом обезображенных тел, немедленно разбежался. Хирург-мулат из Коста-Рики, осмотревший с помощью одного из отважных местных медбратьев трупы, обратил внимание на явные следы человеческих зубов, свидетельствующие о том, что отдельные мышцы и органы были буквально выгрызены из тел отнюдь не леопардом. Да и как леопард мог напасть одновременно на восемь человек? Тем более что охотятся леопарды сугубо „индивидуально“, в отличие, скажем, от гиен и волков».

Однако итальянские журналисты Альберто Онгаро и Джанфранко Моро с присущей их профессии настойчивостью ухитрились взять интервью у нескольких посвящённых в таинства «людей-леопардов». Естественно, точка зрения приверженцев древнего культа на собственную деятельность несколько отличается от её интерпретации в рамках современной юридической машины, сконструированной на основе римского права и кодекса Наполеона.

«Те двое принадлежат к избранным членам общества, они — нгенге.

Их мы увидели сразу, ещё до того, как разглядели на краю поляны шалаш. Были они высоки и на тёмном фоне деревьев выделялись как светлое пятно. Мы подошли ближе.

Они были пугающе величественны — леопардовые шкуры закрывали их целиком, морда зверя образовывала капюшон, длинный хвост вился по земле. Два леопарда, вставшие на задние лапы, два леопарда, ставшие людьми.

Мы устраиваемся рядом с шалашом на деревянных обрубках и начинаем разговор. „Кто вы? Кто такие люди-леопарды?“ — выпаливаю я первые вопросы. Дика переводит мои слова, но ему приходится быть красноречивее: он говорит долго, люди-леопарды молча слушают, время от времени понимающе кивая скрытой капюшоном головой. Потом один из них начинает отвечать, и принцу снова приходится выручать нас переводом. Но перевод не помогает — понять ничего нельзя. „Мы воины Бот ба Нгуэ, — говорит человек-леопард, — создателя и защитника народа. Мы — стражи Мбока“.

… — Это тот, от кого пошло наше племя. У нас, басаа, он зовётся Мбок, в других местах у него другое имя, но каждый народ Африки хранит пепел своего прародителя. Мбок — это вся наша страна, мужчины и женщины, звери, реки, законы, охота, торговля, вера. Мбок принадлежит всем. Но есть человек — Бот ба Нгуэ, который обязан охранять самого Мбока, защищать его. Он глава всех людей-леопардов, а мы его воины.

Перед нами сидят два человека-леопарда, утверждающие, что без конкретной, точно известной причины они никогда не прибегали к насилию.

— Каковы же эти причины? — спрашиваю я у наших странных хозяев.

— Всякий раз, когда нарушаются законы Мбока, мы обязаны восстановить справедливость и наказать нарушителя. Это законы нашего народа. Мы заставляем уважать их даже в том случае, если они расходятся с законами, привезёнными в Африку европейцами. Потому-то мы и живём в тени.

… — Сам я, — говорит падре Хегба, — никогда не присутствовал на церемонии вступления в кровное родство с лесным зверьём, однако есть много достойных доверия свидетелей, которые такие церемонии видели. Договор заключается примерно следующим способом. Человек, который ощущает себя в состоянии стать побратимом зверя — леопарда или, скажем, змеи, — отлавливает облюбованное животное и с помощью других посвящённых доставляет его в деревню. Затем колдун берёт нож и наносит зверю небольшую рану возле уха; тем же ножом он делает надрез на руке человека. Затем человек прикладывает свою рану к ране животного так, чтобы кровь их перемешалась. Отныне между человеком и зверем заключается договор, который разрушить никто уже не сможет. Зверя после этого освобождают, и он возвращается в джунгли. Он будет по-прежнему жестоким по отношению ко всем, кроме своего кровника. Стоит побратиму позвать зверя, как тот тут же явится, прибежит, приползёт, прилетит — в зависимости от того, что это за животное».

Сегодня наблюдается широкое проникновение африканцев в самые различные европейские страны, в том числе и в Россию. Африканцев, которые стараются принести с собой традиции и патриархальные уложения своей родины. «Но есть ли — и в чём она? — гарантия того, что вместе с самыми яркими и прекрасными африканскими традициями в Европу и тем более к нам не проникнут и не будут поддержаны и подхвачены местными криминальными структурами совершенно непонятные нашим правоохранительным органам символика, атрибуты, ростки или даже филиалы секретных ритуальных сообществ?» — спрашивает в своей статье И. Андреев.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.373. Запросов К БД/Cache: 0 / 2
Вверх Вниз